Подарок.

Она начала вышивать картину для подарка Софи  за несколько месяцев до дня рождения.  Сюжет придумала сама. Нужно было еще обдумать, какую рамку . Но решила отложить этот вопрос на завтра.

Вышивать Инна научилась от бабушки.  Та была великая мастерица ,  до сих пор бабушкины иконы висят в некоторых  музеях народного искусства. Правда , кто сейчас ходит туда , вопрос.  Не модно?

Да, не сказала бы, вон сколько сейчас в интернете мастериц , ярмарок разных .  Вроде  народ стал интересоваться народным промыслом, или  как сейчас по-модному —  хенд мейдом.

Инна строчка, за строчкой неторопливо заполняла пустоту яркими цветами из бисера —  получалось  нежно и красиво.

— Но что удивительно больше всего  мастериц- все хотят продать свои работы.  У некоторых это получается. Счастливые. Покупателей  меньше . У меня вон сколько готовых работ, выставила на продажу   на ярмарке в интернете:  за два года одну только и купили.  Попыталась сдать в магазин, никто не берет, отнекиваются, говорят,  товар не пользуется спросом. Да, город конечно, не туристический, а своим  это не нужно.  В моде у них китайский хенд, с  местного шанхая .

—  надо бы строчку сделать ярче, — Инна начала набирать бисерную нитку, ярко- зеленого цвета.  На двуцветные листья  для сказочно красивых роз.  Ей нравился процесс вышивания, когда можно уйти в свои  мысли, отдыхая  от   будничной  серой  жизни, от своей работы, которую не любила, от проблем безденежья, от дум о больной матери, лежащей в соседней комнате.

Глядя на эти цветы, мысли уносились вдаль, туда, где осталась ее единственная любовь, про которую никто в этом мире не знал.

Это была ее первая  любовь.   И сидела эта «любовь» на последней парте.  Ее серенькую незаметную мышь, он не замечал. Да и куда там. Его любили не только все девчонки от  младших классов до молоденьких учительш, но   и пожилая строгая учительница  математики. Когда она вызывала Сережку к доске, у нее глаза становились добрыми – добрыми. Он был всеобщим любимцем: красивый,  умный, веселый.   Юный  греческий бог.  Ярко синие глаза, и  кудри придавали ему  черты древних эллинов. Про Иннину любовь никто не знал. Даже ближайшая подруга, Софи, как она себя называла.  Сонечка,  не обращала  внимания  на греческого бога. У нее был единственный бог –  она сама».

Все нужно заканчивать.  Скоро день рождения, а она даже рамку еще не купила. Завтра нужно зайти в магазин.  Деньги…  с деньгами была  как всегда напряженка. Пенсия матери, да ее маленькая зарплата библиотекаря из районной библиотеки.   Где найти работу в этом городке, в котором только одна фабрика, да хлебозавод. И уехать нельзя, мама…

Мысли были печальными. Инна старалась держаться и не заплакать. Знала — нельзя.  Изо  всех сил выжав улыбку, она пошла, кормить мать.

Назавтра , после работы зашла в книжный магазинчик, рамки были только  простые , багетов «позолоченных»  еще не поступало. Придется самой  покрывать лаком рамочку.

Ей хотелось  быстрее  продолжить вышивание.  А самое главное побывать   в своем  далеком прошлом.  Быстро управившись и покормив мать, Инна  достала свою  незаконченную работу:

— Софи  не замечала Сергея, увлеченная новым знакомством. Он был старше ее,  приехав с Москвы, где учился в институте.   Здесь жила его бабушка.  Софи,  с ее точеной фигуркой и копной  белокурых волос  привлекла внимание  москвича,  тем более,  красавиц больше не наблюдалось. Роман закрутился не шутку. Но кто мог предполагать, что Сережка  был по уши влюблен в эту гордячку. На выпускном вечере  он  решил признаться в своей любви.

На картине уже вырисовывалась последняя роза,  оставалось совсем немножко. Немножко щемило на душе, хотелось уткнуться в подушку, и залиться слезами,  но она давно запретила себе раскисать. Жила на автомате: работа – дом- работа.

На выпускном, главной королевой была Софи, затмить ее не удалось ни кому.  У Инны было миленькое платьице,  сшитое мамой, она тогда еще не болела. И выглядела она  прелестно, насколько это было возможно, но это был василек рядом с  чарующей розой.   Сергей смотрелся по- взрослому, и был напряжен. Видно его не волновали ни  вручение аттестата, ни  напутственные слова педагогов.  Все его внимание было привлечено к предмету обожания , несравненной Софи.  Она пришла не одна, рядом стояли родители. Отец, директор единственной фабрики в городке, мать – главврач местной поликлиники, и студент из Москвы.  Высокий и статный, он был похож на нынешний секс – символа: Девида Бекхема.

Сереже ни разу не удалось  вытянуть королеву на разговор.    Прозвучала музыка, Сергей сжав зубы направился к ней, но она  уже была у двери.   Как сказали потом, уезжала ночью с родителями  за границу, на отдых.  Студенту, нужно было тоже ехать, впереди была практика.

Сергей,не  попрощавшись  сразу же ушел. После выпускного Инна увидела его один раз,  перед отъездом. Поехал поступать в институт в Москву, о Софи он ничего не спросил. А осенью Инна услышала от одноклассницы, что Сергей не поступив, ушел в армию. Служил  в Чечне, откуда его привезли в цинковом гробу.  Софи на похоронах не было,  но  отец прислал цветы- розы.

Инна смотрела на свои вышитые цветы, где  бисерные розы отсвечивали разными огоньками под светом настольной лампы. И также блестели падающие слезы.

На следующий день картина была закончена и вставлена в готовую рамку; маме  понравилась. Заходила соседка, тетя Рая, удивленно ахала,- « Как живые, ты Инка, просто талантище». Инне была приятна ее похвала, но голова от успеха не закружилась,  иммунитет уже был.

Софочка,  вышла замуж  на втором курсе института, и,  прожив со своим студентом года два, мучаясь от ревности, развелась. Бабник оказался еще  тот. Вернулась домой к родителям.  Папа купил ей небольшой бизнес —  салон красоты, и Софи была теперь светской леди их уездного городка.  Инна  редко к ней заходила,  с ее деньгами только по салонам и ходить. Да и  сама Софи редко звонила бывшей подруге, статус непозволял.  Но про день рождения обе всегда помнили, и поздравляли.

Инна долго стояла возле шкафа с одеждой, перебирать было нечего, единственному выходному платью исполнилось шесть лет: оно уже несколько раз модифицировалось, то дополняясь пуговицами, то шарфиком. Что же сегодня придумать?  Но  варианта не нашлось , Инна натянула старое платье, пристегнув мамину брошь. Завернув картину, она решительно шагнула за порог.

Гости уже собрались, Инна пришла последней. Подарки лежали на столике, развернутые. Много было конвертов с деньгами. Инна вручила Софи свой подарок, та развернула, розы засияли —  обрадовались  празднику, но лицо  именинницы   не выразило радости. Оно было в недоумении.  Гости  не могли не заметить заминки, молча, смотрели на картину и Инну.

— я же тебе отправила wish list на твой мейл.

— прости Софи, я редко заглядываю в почту. Писем мне не пишут.

— Спасибо, конечно, за подарок. Проходи.

Инна уже знала, это было ее последнее поздравление своей  школьной подруги. Детство закончилось.

Автор: Татьяна Корст

Познание, учение, осознание

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)