Вере

Вере

Давай-ка испечём рождественский пирог,

Как, скажем, Петропавловка по форме,

Пока нас не скрутила в свой бараний рог

Простая жизнь, безжалостная в корне.

У той же Петропавловской стены

На корточки, пока тепло, присядем,

Откроем водку с нужной стороны

И будем есть, ни на кого не глядя.

Живём ведь раз, особенно с тобой,

Когда ты отделяешься внезапно

От города с губительной судьбой,

Неся ещё его порочный запах.

Ты смотришь на меня, как сытый зверь,

В котором лбу к тому же полстакана,

И можешь разговаривать теперь,

Так вижу я. Но ты качаешь: «Рано…»

Пирог горяч и водка холодна,

И светится неэкономный город.

При всём желаньи не достигнет дна

Полночный «морж», как бы он ни был молод.

Он открывает в проруби глаза

И видит наперёд умом здоровым –

Кому, когда, чего и где сказать,

Чтоб не хотелось жизнь начать по-новой.

Как, к сожаленью нам…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)