Убей своего дракона сама

Во дворе пятиэтажки, стоящей почти в центре города, творилось что-то неимоверное. Все свободное пространство было занято людьми. Казалось, что здесь собрались не только все жители дома, но и все население города. Или, по крайней мере, его большая часть. А часы показывали только одиннадцать дня. И по логике, большинство из находящихся во дворе, должны были находиться сейчас никак ни в этом месте. Дети в школе. Взрослые на работе. А пенсионеры в квартире, потому что с неба капал противный мелкий дождь и дул пронизывающий ветер.

Татьяна, влетевшая во двор, как всегда, со скоростью падающего метеорита, не успела притормозить и буквально врезалась в толстую тетку, стоящую к опасности, а точнее к Татьяне, задом.

-Ай, — взвизгнула тетка. Сделала шаг вперед. Уперлась в какого-то мощного мужика в вызывающе красной куртке, и остановилась. Упасть, при всем желании было некуда.

-Извините, — выдохнула Татьяна. Она тоже потеряла инерцию и находилась сейчас в состоянии покоя и равновесия. Вообще-то, ей и спешить было особо некуда. Но привычка передвигаться с предельно допустимой скоростью для пешеходов у нее была с детства. А все потому, что Татьяна вечно куда-то спешила и вечно куда-то опаздывала. И как бы не спешила, все равно умудрялась опоздать. Так было всегда. И, в конце концов, она просто привыкла нестись как стихийное бедствие, даже если в этом не было абсолютно никакой нужды.

-Чё, раненая, что ли? Не видишь, люди стоят? – вызверилась тетка. – Летает тут, как угорелая!

-А что происходит? – не стала оправдываться Татьяна, а решила удовлетворить тут же любопытство.

Тетка, очевидно жаждавшая поделиться с кем-нибудь увиденным, оживилась. В толпе стояли те, что знали не меньше, чем она и слушателей среди них заполучить не улыбалось. А поговорить ой как хотелось. Еще бы. Не каждый день такое случается. Вот она, сколько живет на свете, а такого ужаса не видела. Так что, ее гнев тут же сменился на милость. Она в ту же секунду забыла, что эта девица чуть не перевернула ее вверх тормашками. Тетка округлила глаза и начала рассказывать, поминутно всплескивая ладошками и повторяя: «Какой ужас! Какой кошмар»!

-Ты видишь, милиция вся здесь! И с телестудии приехали. Вон, смотри, с кинокамерами! А народу-то, народу! Вот ужас-то! Вот кошмар! В мусорном баке ногу нашли!

-Какую ногу? – не поняла Татьяна.

-Человеческую! Отрезанную! В коробке лежала. Аккуратно так упаковали, как что-то путное!

-Если она была упакована в коробку, то, как ее нашли? – удивилась Татьяна. И удивилась не тому, что отрезанная нога была в мусорном баке, а тому, что ее обнаружили, несмотря на то, что та была упакована в коробку.

Тетка посмотрела на нее как на больную. Татьяне сразу же стало понятно, что она чего-то главного в этой жизни не знает и не понимает. Вот все вокруг нее умные, а она дура.

-Мусорные баки все поделены между бомжами. Наши «принадлежат» бабе Рае и хромому цыгану, — стала объяснять тетка. — Они там весь день ковыряются. Вот и нашли приличную на вид коробку. Естественно, обрадовались. Думали там что-нибудь ценное. Открыли ее, и обнаружили ногу. Хромой с перепугу сбежал. А Райка подняла такой визг, что все жильцы повыскакивали во двор. Ну, вызвали сразу милицию. А какой-то малоумный на телестудию позвонил. Теперь тут вот понаехали и те и другие. Менты в мусорках роются, как бомжи, а с телестудии их снимают.

Татьяне вдруг стало смешно. Когда бы это еще милиция в мусорных баках поковырялась? Причем, с таким азартом. А эти киношники? Вот заснимут, как стражи правопорядка роются на мусорке и продадут за границу, озаглавив это все: «Из-за низких зарплат и тяжелой жизни милиция вынуждена добывать себе пропитание в мусорных баках»!

Узнав от тетки массу информации, и выслушав версию о расчлененном трупе, Татьяна распрощалась с той, и решила попытаться все-таки попасть к себе домой. Пройти через стену было бы, наверное, проще, чем просочиться сейчас через эту плотную толпу народа. Кое-как ей все-таки удалось протолкаться поближе к своему подъезду. И тут она столкнулась нос к носу со своим соседом Сашкой. Он жил на той же площадке в квартире напротив. Виделись они, не смотря на близкое соседство редко. Сашка работал в какой-то коммерческой структуре, где пропадал с раннего утра до позднего вечера. Может быть, Татьяна вообще бы не знала о его существовании, так как они совершенно не пересекались во времени. Но у Сашки был пес. Огромный доберман, по имени Тэди. Которого он выгуливал в шесть часов утра и в двенадцать ночи. Днем с собакой выходил Денис. Мальчишка, живший под Сашкой этажом ниже. Татьяна и не знала бы, во сколько Сашка совершает свои прогулки с собакой, если бы его Тэди не имел дурной привычки, шкрябать лапой ее дверь. Пока Сашка запирал свою квартиру пес почему-то подходил к Таниной двери и начинал настойчиво скрестись к ней, как будто бы просил пустить его в квартиру. Сначала она просыпалась от этого звука и бежала открывать дверь. Но Сашка, успевавший к этому моменту запереть свою квартиру, хватал поводок Тэди, и волок того на улицу. На ходу извинялся за поведение пса и обещал, что тот больше так делать не будет. Но сам Тэди не извинялся и не каялся. Он повторял данную процедуру каждый день. В конце концов, Татьяна к этому привыкла и перестала обращать внимание на собачью выходку.

Сашка, столкнувшись с Татьяной, весь засиял от радости. Вид у него был такой, как будто бы он увидел родное лицо, находясь где-то далеко от Родины. Поздоровался и предложил объединить усилия в преодолении препятствия. Вдвоем пробиваться оказалось немного легче и вскоре им таки удалось добраться до своего подъезда.

-Во, придурки, — беззлобно произнес Сашка. – Хлеба и зрелищ. Нашли, блин, на что смотреть!

-А ты эту ногу видел? – полюбопытствовала Татьяна.

-Да. И как бывший врач, могу точно сказать, что ее оттяпали хирурги.

-Почему? – удивилась Татьяна.

-Потому что нога была больная. Гангрена. А вот почему она попала в мусорный бак, не понятно. Я посоветовал знакомому милиционеру, навести справки в ближайшей больнице, что через дорогу отсюда. Изложил свои доводы, и он уже туда понесся. Перед тем как работать руками, надо вообще-то попробовать поработать головой. Хотя, пусть развлекутся, — засмеялся Сашка. – Порыться в мусорных баках, наверное, интересно.

-А я и не знала, что ты врач, — с интересом глядя на Сашку, перевела Татьяна разговор на другую тему. – А какой именно?

-Бывший, — отмахнулся Сашка.

-А точнее?

-Невропатолог.

-А чего ушел из медицины?

-Денег не хватает. Там же не зарплата, а насмешка. Нервы уходят километрами. Ответственность дикая. Устаешь, как собака. Под кабинетом всегда толпа, в туалет выскочить некогда. Ну, в общем…, не способен я, видать, на подвиги ради общества. Материальное оказалось для меня важнее, чем духовное. Плюнул и ушел. А теперь занимаюсь коммерцией.

-И чем именно, если не секрет?

-Не секрет. В данный момент открываю трикотажный цех. Кстати, я к тебе собирался сегодня заскочить с огромной просьбой. И рад, что мы сейчас тут столкнулись.

-А просьба, какая? – уставилась на него Татьяна.

-Мне надо уехать дней на восемь, десять. Понимаешь, я хочу в Турции одно дельце провернуть. Ну, по работе. Пряжа там дешевая, качественная. Хочу договориться о постоянных поставках.

-А я к Турции и пряже, каким боком? – удивилась Татьяна.

-Тэди девать некуда. Ты бы не могла взять его на это время к себе? Я тебе заплачу. И корм для него оставлю, — как-то неуверенно предложил Сашка. – Понимаешь, с кем из знакомых не заговаривал на эту тему, чуть ли в обморок от такого предложения не падают. Можно подумать, я прошу за крокодилом посмотреть. Ты, единственная моя надежда!

-А Тэди меня слушать будет? – испуганно захлопала глазами Татьяна.

-Конечно. Он дрессирован. И вообще, Тэди умница. Это он с виду страшный и ужасный. А вообще-то, по натуре добряк, — как можно убедительней проговорил Сашка. – Я же знаю, что ты в отпуске и ехать вроде бы никуда не собираешься. Выручи. Будь другом.

Татьяна вздохнула. Вообще-то, у нее была когда-то овчарка Чара. И с собаками Татьяна обращаться умеет. Чара попала к ней щенком, когда Татьяна была еще ребенком. И прожила до своей собачьей старости и смерти. Татьяна так ужасно перенесла смерть Чары, что поклялась никогда больше не заводить в доме животных. У них очень короткий век. И смерть своего любимца пережить еще раз она просто не сможет. Но Тэди пес молодой. Умирать он, по крайней мере, в ближайшие пять лет не собирается. Почему бы и не помочь Сашке? Пусть пес поживет у нее пару недель. Тем более что она действительно никуда не собирается уезжать на время отпуска. Вот только откуда это Сашке известны ее планы?

-Хорошо, — кивнула Татьяна. – Когда ты его приведешь?

-Завтра утром в шесть выгуляю и заведу к тебе. А сам в аэропорт. Идет?

-Идет. Только давай я сегодня вечером и завтра утром его выгуляю вместе с тобой. Ты объяснишь, как с Тэди обращаться, какие команды он выполняет. И вообще, где с ним гулять. Спускать с поводка или нет. Вдруг, спущу, а потом не поймаю, — с сомнением покачала головой Татьяна. — Короче, я хочу с ним поближе познакомиться.

-Без проблем. Тогда в полдвенадцатого мы с Тэди к тебе сегодня зайдем. А пока, пойду собираться в дорогу.

Они поднялись на свой этаж и разошлись по квартирам.

Татьяна выглянула в окно. Толпа во дворе начала редеть. Ребята с телестудии упаковывали аппаратуру в видавший виды «Рафик». Милиция уехала. Очевидно, прихватив с собой ногу. Накал страстей явно утихал.

Она отправилась на кухню готовить еду. Татьяна жила одна. Вообще-то, в этой квартире они жили раньше с мамой и старшей сестрой. Но сестра вышла замуж. Уехала в Днепропетровск, и они остались с мамой вдвоем. А недавно сестра родила двойняшек и мама перебралась к ней, чтобы помогать Алине. Та никак не могла сладить с двумя орущими день и ночь детьми. Ничего не успевала, не высыпалась. И когда позвонила, что если эти цветы жизни будут себя вести так еще пару недель, то Алина выбросит их в форточку и закроет ее, чтоб больше не слышать постоянного вопля, мама помчалась на подмогу. Было понятно, что у Алины переутомление и нервный срыв. Муж у Алины хороший. Но помощи от него ноль. Во-первых, он целыми днями на работе. А во-вторых, хотя от рождения сразу двух сынишек Костя в диком восторге, но он панически боится к ним прикасаться. Ему кажется, что если он возьмет таких крошек на руки, то обязательно что-нибудь им отломает или повредит. В общем, по Татьяниным понятиям, эти молодые родители форменные идиоты. И мама просто необходима им сейчас до крайности. Иначе они еще чего доброго угробят малышей.

Готовить себе одной Татьяна не любила и почти не готовила. Так, по мелочам. Сварит большую кастрюлю пюре. Купит колбасы или какие-нибудь консервы и все. Хочется есть, подогрела пюре и с колбасой или с консервами съела. Этой кастрюли картошки ей на неделю хватает. Ну, иногда еще яичницу жарит или варит купленные пельмени. А чаще всего сидит на чае и кофе с пирожными или с бутербродами. Вообще, интересная вещь. Все ее подруги сидят на какой-нибудь диете. Одна ест все без хлеба. Другая, не ест конфеты, пирожные, и вообще, исключает все мучное и сладкое. Третья, та вообще исповедует раздельное питание. Четвертая за сыроедение. Но все они набирают вес несмотря ни на что, и поэтому, только и делают, что постоянно пытаются похудеть. Татьяна, может, есть все подряд, и держится стабильно в одном весе. Надо будет спросить у Сашки, почему так. Пусть он ей как врач, хоть и бывший, объяснит это с медицинской точки зрения. Может быть, с ней что-нибудь не так? А что может быть не так? Ну, мало ли. Может быть у нее глисты, к примеру. Сказав самой себе: «Фу, какая гадость», Татьяна опять стала вспоминать, какие еще диеты применяют ее подруги. Ага, яблочная. Кефирная…

Не успела она подумать о подругах, как одна из них тут же подала признаки жизни. Открылась входная дверь и в квартире нарисовалась Марина.

-Ты опять входную дверь не заперла? – вместо приветствия проворчала Марина. – Вокруг черт знает что творится! Криминальная обстановка в городе и стране ужасная. А такие как ты, просто играют на руку преступникам!

-Отстань. Какой черт ко мне сунется? Что у меня можно кроме меня самой украсть?

-Найдут. Что бы там ни украли, все жалко. Сейчас, попробуй купи, тот же ковер, телевизор, холодильник!

-Как раз сейчас это не проблема, — ставя на огонь кастрюлю с картошкой, хмыкнула Татьяна. – Все магазины барахлом забиты. Кому мое старье надо?

-Все денег стоит! – возмущенно произнесла Марина, многозначительно подняв вверх указательный палец.

-Ты мне кота Матроскина своими рассуждениями напоминаешь, честное слово, — отмахнулась Татьяна.

-Танька! Ты жива? – раздался из коридора вопль еще одной подруги. Оля ворвалась в квартиру, как вихрь. Куртка распахнута. Шапка съехала на одно ухо. Вид такой, как будто бы за ней гналась стая собак. – Боже! Я как услышала, что в твоем дворе нашли отрезанную ногу…

-Так сразу же и решила, что нога моя, — подсказала Татьяна.

Оля плюхнулась на табуретку. Перевела дух и задала самый умный вопрос, какой пришел в голову.

-А чья?

-Вы красавицы чего входную дверь не закрыли? Во дворе кусок расчлененного трупа нашли, а они тут день открытых дверей устраивают, — ввалившись в квартиру, назидательным тоном произнесла третья подруга Вера. Щелкнула замком. Сняла мокрые туфли и прошествовала на кухню. Вера всегда все делала неспеша и очень основательно.

-Ну, а где Светка? – уперев руки в бока, строго спросила Татьяна. – Все, как я понимаю, примчались узнать, не моя ли это нога валялась в мусорном баке. А ее что, данный вопрос не интересует?

-Наверно еще слухи до ее микрорайона не дошли, — высказала предположение Оля. – Иначе была бы уже тут. Весь город только об этой ноге и говорит.

-Чушь все это, — заявила Татьяна.

-Как, чушь? Что, не было никакой ноги? – удивилась Марина вслух, а остальные только вопросительно уставились на Таню.

-Нога была. Но сосед Сашка сказал, что, вряд ли речь идет о расчлененном трупе. Нога поражена гангреной и, похоже, что ее отрезали хирурги. Он бывший врач и не думаю, чтоб он ошибался.

-Нет, ну ты даешь! Хочешь сказать вместе со своим Сашкой, что хирурги, ампутированные конечности в мусорные баки выбрасывают? – возмутилась Вера.

-Как она попала в мусорный бак, не знаю. Вряд ли, как ты говоришь, ампутированные конечности по мусоркам сами хирурги разбрасывают. Но и в расчлененный труп тоже мало верится. Подождем, что милиция скажет. Это их дело с такими вопросами разбираться. А наше дело, не создавать паники по пустякам, — сердито пробурчала Татьяна.

-Ну, ни черта себе, пустяки! – ахнула Оля.

Раздался телефонный звонок. Татьяна пошла к телефону, на ходу бросив, что зуб дает, что это звонит Светка. Так и оказалось.

-У тебя все в порядке? – раздался в трубке Светкин встревоженный голос.

-Если ты на счет ноги, то нога не моя, — вздохнув, сообщила Татьяна. – Кстати, все задали этот вопрос при личной встрече. И сейчас вся делегация у меня. А где тебя черти носят?

-Уже стою на остановке. Звоню с автомата. Не расходитесь, сейчас буду, — телеграфным стилем сообщила Светка и повесила трубку.

-Так, пока я сварю картошку, быстро смотайтесь в магазин и купите сыр, пирожные или какой-нибудь тортик и пару лимонов. Колбаса у меня есть. Яйца есть. Бутыль маринованных огурцов вчера открыла. Банка шпротов есть. Вроде больше ничего не надо, — заглядывая в холодильник, дала задание Татьяна. – Да, и чего-нибудь выпить. Посидим, как нормальные люди.

-Почему, «как нормальные»? Мы что, на самом деле не нормальные? – Возмутилась Вера.

-Не цепляйся к словам. Дуй с остальными в магазин и не мешай мне на кухне, — выдворила ее Татьяна и, запустив руку в бутыль, принялась выуживать из него огурцы.

Света явилась раньше, чем отправившиеся в магазин остальные подруги. Расспросила Татьяну о происшествии и принялась помогать накрывать на стол.

-Господи! А я такого уже наслушалась. Народ просто мастер сочинять страшилки. Говорят, в одном баке нога. В другом, голова с выколотыми глазами. В третьем руки с отрубленными пальцами. В общем, кошмар. До завтра, это все еще обрастет небылицами и в городе начнется паника. Сами себя пугаем, — возмущалась Света.

-Скучно живем, поэтому, жаждем сенсаций, хоть каких-нибудь, — констатировала Татьяна.

-Ничего себе, скучно живем! – вытаращила на нее удивленные глаза Светка. – Да в связи с предвыборной кампанией, одними только концертами уже утомили. Кого только не было за последние два месяца в нашем городе! И Таисия Повалий, и Наташа Королева, и Киркоров, и Руслана, и …

-Не спорю, — прервала ее Татьяна. – Я не о том. Не хватает чего-то, ну, не знаю чего.

-Черте что! – опять возмутилась Светка. – Иногда ты такую ерунду городишь. Если кому и скучно, так только не мне. А тебе, чтоб дурью не маяться, надо замуж выходить. Выбирай наконец-то кого-то из своих поклонников и решайся. Ты у нас одна осталась не пристроенная.

-Ну уж, нет. Избавь меня Боже от такого «развлечения». Я лучше еще поскучаю немножко. Как посмотрю на ваше семейное счастье, что-то мне спешить с этим делом не хочется, — захихикала Татьяна. – Верка свое сокровище вечно за шиворот из кабаков вытаскивает. Ольга устала от сцен ревности, закатываемых ее второй половиной. Марина наоборот, задолбалась своего по бабам ловить. А твой, со своими многочисленными и очень уж разнообразными хобби: рыбалкой, футболом, охотой, бильярдом, картами, и так далее, и тому подобное, уделяет тебе, наверное, десять минут свободного времени в месяц. Короче, радости от вашего замужества, полные штаны. Нет уж, я пока пасс!

-Ну и останешься старой девой. Ты что, хочешь найти себе идеального мужа? Этакого, как говорится в анекдоте, слепоглухонемого капитана дальнего плавания?

-Наверное, — не стала спорить Татьяна. – Хотя, лучше уж тогда из другого анекдота. Знаешь, это когда сидят три девушки за столиком в баре и рассуждают. Одна говорит, что любит спортсменов. Другая, военных. А третья, индейцев. Из-за соседнего стола встает грузин, слышавший их разговор. Подходит к столику и говорит: «Пазволтэ прэдставиться. Мастэр спорта по каратэ падпалковнык Чинганчук».

-Ну-ну. Дерзай. Будет тебе подполковник Чинганчук. Найдешь в конечном итоге какое-нибудь чмо. И учти, так тебе и надо!

Поссориться они не успели, потому что явилась из магазина возбужденная троица. Выгружая на стол покупки, все тарахтели наперебой о том, что услышали в магазине.

-Все сходятся во мнении, что это все-таки часть расчлененного трупа, — уверенно заявила Марина и с вызовом глянула на Татьяну. – Если масса людей сделала такой вывод, то этот твой Сашка, не прав.

-Конечно. На глубине тридцати метров найден скелет мамонта. Это еще раз позволяет сделать вывод, что мамонты жили в норах, — хихикнула Татьяна.

-А при чем здесь мамонты? – удивилась Оля.

-При том же, — отмахнулась Татьяна и стала расставлять на стол тарелки.

Оля настоящая красавица. Ее можно выставлять на конкурс красоты. Она затмит всех. Но как все или большинство совершенных красавиц, она глуповата, если говорить мягко. А если говорить не мягко, то дура дурой. Но Оля по натуре добрая и ласковая, как домашняя кошечка. И вообще, самое милое и непосредственное существо на земле. Ее все любят и прощают ей глупость, а вернее, не обращают внимания на этот маленький недостаток. Кстати, мужчины вообще женскую глупость считают не недостатком, а достоинством. Оля хрупкая голубоглазая блондинка с точеной фигурой. При виде ее длинных красивых ног, на мужчин нападает столбняк. А когда она беспомощно хлопает длинными пушистыми ресницами и смотрит огромными голубыми глазами на кого-то из представителей мужского пола, тот забывает обо всем на свете. Он готов ради нее прыгнуть с небоскреба, слетать в космос, продать не только последнюю рубашку, но и свою душу, секреты Родины и мать родную.

Муж ревнует ее даже к телеграфному столбу. И утомил своей ревностью не только саму Олю, но и всех ее подруг.

Марина, хорошенькая, но не красавица. Она просто миленькая. Курносая. Тоже блондинка и тоже с голубыми глазами. В ней достаточно шарма, но классической красоты нет. Хотя, мужчины тоже млеют, когда останавливают на ней свой взгляд. Но в отличие от Оли, Марина обладает острым умом и врожденной практичностью.

Вера жгучая брюнетка с черными глазами и немного восточным типом лица. Она высокая, очень стройная и тоже очень красивая. Почти как Оля. Но красота у Веры холодная и какая-то недоступная. Встречаясь с ней взглядом, мужчины робеют. Чувствуют себя не в своей тарелке и начинают остро ощущать, что у них полно всевозможных недостатков. По уму с ней они вообще не могут соперничать и по силе, кстати, тоже. Она владеет дзюдо. Мастерски водит машину и стреляет из всех видов стрелкового оружия. Таких как она, мужчины уважают, но от любви и страсти у ног не падают. Татьяну всегда удивлял тот факт, что, не смотря на все это, Вера первая из них вышла замуж. Причем, не за какого-нибудь спортсмена, сильную личность и накаченный торс. А за певца из задрипанного ресторанчика. У него было одно достоинство, шикарный баритон. И куча недостатков. Пьянки, карты, лень, безалаберность и склонность к дебошу. Но, как говорится, любовь зла, полюбишь и козла. А то, что ее Толя настоящий козел, ни у кого из подруг сомнений не вызывало.

Светлана, этакая сдобная булочка. Она симпатичная шатенка с ямочками на щеках. Чуть полновата, но это ее только украшает. Все женские формы у нее какой-то особой мягкой округлости, что просто приковывает к ней взгляд представителей противоположного пола. Глядя на Светлану, они начинают облизываться, как коты при виде сметаны. Светлана умная, очень рассудительная и очень смешливая. А когда Светлана начинает смеяться, то через секунду смеяться начинают все, кто находится рядом. У нее такой заразительный смех, что удержаться невозможно. И еще у Светланы есть одно достоинство. Она в совершенстве знает несколько языков, чем не может похвастать больше никто из их компании.

Татьяна, отличалась от подруг тем, что не имела постоянного цвета волос. Ее голова была то голубого цвета, то розового. То она была блондинкой, то брюнеткой, то рыжей. Издевалась над своими волосами, как хотела. Но как ни странно, они от постоянных перекрашиваний у нее не выпали и даже не поредели. Как была пышная копна волос, так и осталась. Вообще, во всем ее облике было что-то, что напоминало лозунг: «Свободу попугаям»! Стройная, даже немного тощая, но с выдержанными пропорциями и красивыми формами. Очень быстрая и порывистая в движениях, она имела точно такой же и характер. Постоянно бунтовала и спорила с собой и с миром в целом. К красавицам ее отнести было сложно, но привлекательной и обаятельной, можно было назвать смело. Карие глаза всегда смотрели на мир с хитринкой и нескрываемым юмором. А красивый рот в любой момент мог сказать что-нибудь язвительное и острое до обидного. Поклонников у Татьяны было много. Но она удерживала их на дистанции. Как и Вера, Татьяна относилась к тому типу женщин, которых мужчины побаиваются.

В общем, все пятеро были между собой и похожи и непохожи одновременно. Но дружба объединяла их с детства. Они привыкли воспринимать друг дружку такими, какие они есть и других им было не надо.

Все пятеро ели пюре с колбасой, шпротами и маринованными огурцами. Пили сухое красное вино и четверо из них ахали и вздыхали, что все усилия по поддержанию веса и сохранения фигуры пошли насмарку.

-Неделю сидела на тертой морковке и морской капусте и все зря. Псу под хвост, — пожаловалась Марина, отправляя в рот кусок колбасы.

-Ладно. Два раза оббежишь вокруг моего дома, и все лишние калории сгорят, — успокоила ее Татьяна.

-И мы с Ольгой и Светкой с тобой за компанию побегаем, — кивнула Вера и намазала хлеб маслом. Положила на масло две шпротины и вздохнула. – Мне, наверное, придется оббежать этот дом не два раза, а пять. Ну и черт с ним. Хоть душу отведу. А то, честно говоря, я уже на эти яблоки смотреть не могу. Тушь для ресниц пахнет яблоками. Так я когда ресницы крашу, у меня скулы сводит.

-Ну и зачем себя мучить? – возмутилась Татьяна. – По-моему, надо есть все подряд, но понемногу. Просто, не обжираться и больше шевелиться.

В дверь позвонили и прервали их беседу. Недоумевая, кто бы это мог быть, Татьяна пошла открывать.

На пороге стоял Сашка с собакой. Тэди тут же стал на задние лапы. Положил Татьяне передние на плечи и лизнул в лицо, от подбородка до лба, одним движением языка. Татьяна отшатнулась с перепугу и от неожиданности. Тэди поставил все четыре лапы опять на пол и тут же влетел в квартиру. Заглянул по очереди в каждую комнату и, не обнаружив, по-видимому, ничего интересного для собак, помчался на кухню. Из кухни тут же донесся многоголосый вопль. Сашка, не успевший произнести ни звука за эти несколько секунд, бросился следом за Тэди. За ним неслась Татьяна.

На кухонном столе, плотно прижавшись друг к другу, стояли Марина, Оля и Светка. Вера осталась сидеть на своем месте, но в позе каменной статуи. То есть, не шевелилась и, кажется, не дышала. А посреди кухни сидел пес, наклонял свою красивую голову то вправо, то влево и удивленно рассматривал орущих. На его морде было написано недоумение. Чего это они забрались на стол, где стоит еда? Его хозяин так никогда не делает! И почему они испускают такие громкие звуки, может, приглашают поиграть? Он перевел вопросительный взгляд на влетевшего в кухню хозяина.

-Тихо! – рявкнул на орущих Сашка. – Он не кусается! Слазьте со стола, ради Бога. Тэди, иди сюда!

Пес послушно подошел к Сашке и сел у его ног. Вера вроде бы задышала. А Марина, Оля и Светлана захлопнули рты, но со стола слазить не спешили. Было совершено только одно движение. Марина осторожно вытащила ногу из тарелки, на которой оставалось несколько шпротин и лимончик. Поставить ее в другое место Марина не решалась и так и осталась стоять на одной ноге. Тэди посмотрел на нее заинтересованно, поводил выразительно носом и перевел взгляд на хозяина. Он молча спрашивал Сашку, нельзя ли ему облизать так вкусно пахнущую ногу. Сашка по очереди снял со стола и поставил на пол Марину, Ольгу и Светку. Тэди все-таки не устоял перед соблазном и сразу же принялся облизывать Маринину ногу. Она взвизгнула, но Сашка ее успокоил, убедительным голосом заявив, что Тэди не людоед.

-Нечего в тарелки с едой ноги совать. Стой и не дергайся. Вылижет лучше, чем ты вымоешь.

-Нет, но надо же совесть иметь! — наконец-то решилась возмутиться Вера. – Предупреждать, что ли! Так же можно умереть от разрыва сердца!

-Извините. Я не ожидал, что он ворвется в квартиру. Мы договаривались с Таней, что пойдем Тэди выгуливать вместе. Вот я и зашел.

-Но, вообще-то, мы договаривались на половину двенадцатого ночи, — попыталась внести ясность Татя. – А сейчас только два часа дня.

-Я подумал, что лучше погулять пока светло. Его надо отпускать побегать. Ночью Тэди не видно. Он же черный. У меня проблем с ним ни днем, ни ночью нет. Но это у меня. А как он поведет себя с тобой? Ты его отпустишь, а вдруг он на твой голос не подойдет и вообще откажется слушаться. Дунет куда-нибудь, и в темноте ты даже не увидишь куда. Одним словом, хотел проверить все при свете дня.

-Ничего не поняла, — подала голос Светка. – А чего ты с ним должна гулять?

-С кем? – переспросила Оля. – С этим молодым человеком?

-С собакой, — отмахнулась Светка.

-Это Саша, мой сосед. Он уезжает в командировку на пару недель, а я пока буду смотреть за его псом, — запоздало объяснила ситуацию Татьяна.

-А, понятно, — кивнула Светка. – Так это и есть тот Саша, который заявил, что отрезанная нога в мусорном баке не повод для волнений?

-Он самый, — прижав руку к сердцу и поклонившись, как артист после выступления, произнес Саша.

-А почему? – спросила Вера.

-Не буду описывать, как выглядела нога. По-моему, вы только что покушали, — хмыкнул Сашка. – И вообще, я не хочу говорить на эту тему. Скоро все выяснится, и вы получите официальное сообщение через средства массовой информации. Раз была группа от телестудии, вопрос осветят вам со всех сторон в самом ближайшем будущем. Ладно, раз мы с Тэди не вовремя, пойдем-ка лучше домой. Как освободишься, зайдешь, — обратился он к Тане.

-Нет, нет, — запротестовала Татьяна. — Сейчас будем пить кофе с тортом. Оставайтесь. Девочки уже не боятся Тэди. Смотри на эту идиллию!

Тэди уже облизал Маринину ногу, и теперь она скармливала ему колбасу, и гладила по голове, а он млел от удовольствия.

-И я бы не отказался, — заявил Сашка, не уточняя от чего. От колбасы, или от того, чтобы его так нежно гладили.

После того как на столе навели порядок, сели пить кофе. Разговор крутился вокруг Тэди. Татьяна с удивлением узнала, что песику всего лишь год. Ей казалось, что он скребся к ней в дверь всю жизнь, а оказывается, что всего-то несколько месяцев. Что такое для собаки год жизни? По сути, он еще щенок, только большой. Рост уже есть, а ума еще нет. Сашка признался, что прячет от него свои туфли на полку для шляп. Иначе, от туфель остаются только изжеванные подметки. Еще, Тэди «читает» книги и газеты. Если они лежат в пределах досягаемости, то он тут же превращает их в кучу мелких бумажек. Если забыть свои вещи, например свитер или брюки на спинке стула, то по приходу с работы вместо них обнаружишь много тряпок. Обувной крем, щетки, расчески, пластмассовые ложечки для обуви, зажигалки, сигареты и прочую мелочь, надо от него прятать где-нибудь под потолком.

Татьяна только вздохнула. Она это когда-то проходила. Когда ее овчарка была щенком, она делала все то, о чем сейчас говорил Саша. Плюс ко всему, она еще грызла мебель, обдирала обои, жевала палас на полу и еще, еще, и еще. Но об этом Сашка почему-то умалчивал. Очевидно, боялся, что если Татьяна узнает все, то наотрез откажется от Тэди. Да, судя по всему, ей предстоят веселые две недели. Но пути назад уже нет. Раз пообещала, слово надо держать.

Покончив с тортом, девочки засобирались по домам, а Татьяна с Сашей и Тэди на прогулку. Дождь не прекращался, а даже наоборот, усилился. Натянув куртку с капюшоном и старые кроссовки, Татьяна потянулась за зонтиком, но потом передумала. Бегать по стадиону с собакой и зонтиком, это все равно, что нырять в соломенной шляпке. Толку одинаково.

Они вышли из подъезда, и пошли на стадион. Стадион находился в двух кварталах от их дома. Не далеко и не близко. Но под дождем казалось, что все-таки далеко. Тэди шел спокойно рядом с Сашкой. Поводок не натягивал. На пробежавшую мимо кошку даже не взглянул. На копошившихся возле мусорки бродячих собак тоже. Сплошное воспитание и как его следствие, хорошие манеры. Не пес, а английский лорд.

-Дай поводок, я его поведу, — попросила Татьяна. Они как раз подходили к парку. Осталось пройти по аллейке, обсаженной с двух сторон кустарником и они у цели. Сашка передал поводок Татьяне. И только открыл рот, чтобы проинструктировать, как наматывать конец поводка на руку, как Татьяна исчезла из поля зрения. Только по шуршащим кустам он понял, где она находится. Тэди, как только почувствовал, что его ведет не хозяин, тут же расслабился и забыл о манерах. Рванул за вороной, перелетевшей с ветки на ветку, и уволок за собой Татьяну. Она неслась за ним в зарослях кустарника, не разбирая дороги, и еле успевала перебирать ногами.

-Ко мне! – заорал Сашка страшным голосом. И Тэди с Татьяной тут же подлетели к нему, оба с высунутыми языками.

-Если ты будешь себя так вести, я тебя, гада, на рынке продам, — шлепнув Тэди по упитанной заднице, очень проникновенно произнес ему, чуть ли не в самое ухо Сашка. Что из сказанного понял Тэди, Татьяна не знала, но догадалась, что пес испугался. Он виновато втянул голову и опустил уши. Наверное, для него эта фраза означала что-то конкретное и очень страшное.

Целый час они втроем носились по стадиону. Сашка учил Татьяну отдавать псу команды, а того заставлял слушаться. Дело не то чтобы не шло совсем, но шло со скрипом. Они все устали и промокли до нитки. Татьяна сдалась первой.

-Все. Пошли домой. У меня уже сил нет. Давай продолжим в полдвенадцатого, — взмолилась она.

-Ладно. Но ночью его с поводка спускать не будем. И вообще, я вот о чем подумал. Денис будет его выводить днем и давать ему вволю побегать. Скажу, чтоб выгонял его, до седьмого пота. Он Дениску слушает. А ты его с поводка не спускай. Просто походи с ним. Пусть он свои дела сделает и сразу домой. Хорошо?

-Хорошо, — согласилась Татьяна.

Они решили сократить дорогу и вернуться домой, пройдя через парк и через школьный двор. Так они попадали к своему дому быстрее, только получалось, что с другой стороны. На улице быстро темнело. В пять в ноябре уже сумерки, переходящие в темноту. А в шесть, настоящая ночь. Поэтому, когда они проходили через парк, видимость приравнивалась к нулю. Татьяна вела Тэди самостоятельно, и он вроде бы понял, что надо ее слушать, как и Сашку. Но как оказалось, пес просто усыплял ее бдительность. Только она расслабилась, как Тэди ни с того ни с сего передумал вести с ней себя хорошо и, рванув изо всех сил поводок, сиганул в сторону. Татьяна не удержалась на ногах и растянулась в мокрой пожелтевшей траве во всю свою длину. А Тэди с поводком был таков.

Сашка прокричал: «Ко мне»! Но пес не отозвался. Сашка помог Татьяне встать, и они пошли в ту сторону, где скрылся Тэди. Пес появился перед ними неожиданно и повел себя странно. Он топтался на месте и убегал куда-то в кусты. Потом опять появлялся и повторял то же самое. В руки не давался. Сашка разозлился и пообещал его выпороть, как сидорову козу. Но и это не возымело действия.

-По-моему, он нас куда-то зовет, — неуверенно проговорила Татьяна и, не дожидаясь Сашкиного ответа, полезла в кусты, в которых скрылся Тэди. Сашка ринулся следом. Кусты быстро кончились, и они оказались на полянке. В паре метрах от них угадывались очертания Тэди.

-Присвети чем-нибудь, — попросила Татьяна Сашку. – По-моему, он что-то нашел, и это что-то хочет нам показать.

-И чем я тебе присвечу? – удивился он и стал шарить по карманам. Татьяна тоже делала ревизию в своих карманах.

-Зажигалка есть, но поджечь нечего, — через минуту сообщил Сашка. – Сигареты и те кончились и пачку, как назло, я выбросил у входа в парк.

Татьяна выудила из кармана пару мелких бумажек. Чек с бензоколонки, какую-то квитанцию и маленький клочок бумаги с чьим-то номером телефона. Они подошли поближе к Тэди и поняли, что он стоит возле лежащего человека. Сашка отобрал у Татьяны все ее находки и, зажигая их по очереди, попытался рассмотреть лежащего. Потом, наконец-то, оба вспомнили о мобильных телефонах. Одновременно достали их и осветили местность.

-Труп? – в ужасе отступив пару шагов назад, спросила Татьяна.

Сашка присел на корточки и молча ощупывал лежащего. Потом, ничего не отвечая на ее вопрос, позвонил по мобильному на скорую. Из его разговора Татьяна сделала вывод, что лежащий перед ними человек жив, но ранен и нуждается в срочной помощи.

-Так, ты оставайся здесь с Тэди, а я пойду к центральному входу и встречу скорую. Сами они ни нас, ни это место, не найдут, — заявил он. — Тэди, охраняй Таню и жди меня! – повернувшись к замершей в охотничьей стойке собаке, распорядился Сашка и быстрым шагом направился к центральным воротам.

Татьяна рискнула подойти к лежащему поближе. Присела возле него и попыталась рассмотреть кто это, и какие у него повреждения. Темень стояла непроглядная. И неожиданно перестал светить мобильный. Она забыла его сегодня поставить на зарядку, и он просто «сдох». И как всегда, очень не вовремя. Таня пощелкала отобранной у Сашки зажигалкой. Попыталась поджечь тоненькую веточку. Но ветка была мокрая, и гореть не хотела. На помощь пришел Тэди. Ему надоело стоять в позе изваяния. Он начал нарезать круги по периметру, обнюхивать траву и кусты. Потом радостно взвизгнул и примчался к Татьяне, тыча ей что-то прямо в руки. Каково же было Танино удивление, когда она отобрала у Тэди его находку. В руках оказалась женская сумочка. Если учесть, что перед ней лежит раненый мужчина, то откуда здесь женская сумка? Сразу же возникла масса предположений. Может где-то рядом еще один пострадавший, а именно, пострадавшая? А может, на этого мужчину напала женщина и, убегая, потеряла свою сумочку? А может, сумочка здесь вообще ни при чем? Могли ведь ее потерять и раньше? Могли.

Размышляя, Татьяна машинально открыла сумочку. Обнаружила на ощупь какой-то блокнот и, выудив его, закрыла сумку и повесила ее себе на плечо. Полистала блокнот. Присветив зажигалкой, нашла чистые страницы и не долго думая, выдрала сразу несколько штук. Свернула каждый трубочкой и стала по очереди поджигать. Первое, что ее поразило, когда она поднесла зажженный листок к лежащему, так это то, что перед ней был не мужчина, а женщина. Ну, это, по крайней мере, объясняло происхождение дамской сумочки в кустах. Хоть над этим не придется ломать голову. Сумка однозначно принадлежит потерпевшей. Татьяна зажгла очередной листочек и стала всматриваться в лицо лежащей.

У женщины была очень короткая стрижка, что и ввело Татьяну в заблуждение, когда Сашка зажигал те крошечные листочки бумаги, что у них были.

И второе, она не увидела море крови, как ожидала. Она вообще не обнаружила следов крови. Татьяна осторожно потрогала голову лежащей. Приподняла и подсунула под нее свою руку. Потом достала и посмотрела на ладонь. Крови не было. А почему же Сашка сказал, что у них тут раненый?

Татьяна расстегнула на женщине куртку и зажгла следующий листочек. Под курткой был темный свитер, и даже если бы было на нем пятно крови, то его при таком свете не было бы видно. Она осторожно стала ощупывать женщину, начиная от шеи и постепенно опускаясь вниз. В нижней части грудной клетки свитер оказался мокрым. Татьяна поднесла руку к горящему листочку и увидела, что рука в крови. Ей стало не по себе. Она села рядом с лежащей, в мокрую траву и почувствовала, что на нее накатывается дикий животный страх. Боже, может убийца где-то рядом? Затаился и следит за ней. А может, целится сейчас из пистолета прямо ей в голову? Кошмар! И где эта чертова скорая? И где Сашка? Татьяна покрутила по сторонам головой и обнаружила рядом с собой Тэди. Мозги тут же встали на место, и она стала успокаиваться по мере того, как стала соображать. Во-первых, если бы где-то затаился убийца, его бы уже унюхал Тэди и дал об этом знать. Во-вторых, как можно за ней наблюдать в кромешной темноте? И как можно в той же темноте целиться в нее из пистолета? Трусиха несчастная! Надо собраться, посмотреть, что там за рана и подумать, как оказать помощь раненой, а не сидеть и жевать сопли.

Татьяна достала из кармана чужой блокнот и выдрала еще несколько страниц. С горем пополам задрала свитер на лежащей и, нащупав рану, положила на нее носовой платок. Стянула со своей шеи шарфик и, просунув под телом раненой, завязала его потуже. Узел постаралась сместить к противоположной от раны стороне. Посидела еще немного и решила, что больше она ничего для раненой сделать не может. Остается только ждать. На ощупь нашла лужу и вымыла руки. Сколько прошло времени с момента, как ушел Сашка, Татьяна не знала. Но казалось, что прошла уже вечность. Она почувствовала, что замерзла, как последний Бобик. Еще бы. Мало того, что промокла, пока носилась с Тэди под дождем по стадиону, так еще и посидела в луже. Эх, сейчас бы в горячую ванную. И кофе с коньячком было бы не плохо. А можно и просто рюмку водки, без всякого кофе. Татьяна обречено вздохнула.

Послышался шум мотора, и свет фар осветил кусты. К месту происшествия мчалась и скорая и милиция. Через минуту машины остановились. Из милицейского «Рафика» выскочил Сашка, а за ним три милиционера. Из скорой появились люди в белых халатах и все завертелось. Пока медики грузили носилки с раненой в машину, Сашка что-то диктовал маленькому толстенькому милиционеру. Тэди, радовавшийся, что хозяин наконец-то пришел, прыгал вокруг них и вызывал у милиционера панический ужас. Потом Сашка забрался в салон скорой, где находилась раненая. О чем-то переговорил с персоналом и выбрался наружу, как показалось Татьяне, улыбающимся. Наконец-то все закончилось, и все разъехались. Сашка взял Тэди на поводок, а Татьяну за руку, как будто бы боялся, что они оба сейчас дунут в разные стороны, и потащил домой.

-Ты чего улыбался, когда из скорой выпрыгнул? – спросила Татьяна.

-Да так, — отмахнулся Сашка.

-А все-таки? Что может быть смешного, когда перед тобой почти труп! – возмутилась Татьяна

-Это ты оказывала первую помощь пострадавшей? – перебил ее Сашка.

-Я, — гордо произнесла Татьяна.

-Вот с этого и смеялся. У нее рана в области грудины, а ты наложила «повязку» на пупок. Зачем-то прикрыла его носовым платочком и крепко привязала шарфиком, — хихикнул Сашка.

-Но я нащупала рану и много крови, — растеряно пролепетала Татьяна.

-Ну да, рану она нащупала. Пупок ты нащупала. А в него кровь натекла. Рана на целую ладонь выше.

Татьяна обиженно засопела. Вот так. Она старалась. Хотела как лучше. Хотела помочь. А получается, что привязала пупок покрепче к животу, чтоб не отпал.

-Ладно тебе, не сопи и не обижайся. Темень. На поле боя, знаешь, сколько таких ошибок делается? Кровь нащупали и перевязали. А привозят в госпиталь, и оказывается, что рана совершенно не там. Так это профессионалы ошибаются. А что с тебя взять? Я тоже опростоволосился. Вместо того, чтобы позвонить в скорую, я, оказывается, позвонил в милицию. Перепутал номера. Представляешь? Хорошо менты сообразительными оказались. Они после моего звонка сами связались со скорой и приехали вместе. Милиционер мне по дороге даже анекдот на эту тему рассказал. Звонит один тип по телефону и орет в трубку: «Приезжайте быстрее! Тут драка». Ему отвечают: «Ты куда придурок звонишь? Это же пожарная»! А он в ответ: «А куда, по-вашему, я должен звонить, если это менты с врачами дерутся»?!

-Совсем одно и то же, — пробурчала Татьяна.

На лестничной клетке они распрощались и разошлись по квартирам. Татьяна переступила порог и почувствовала, как устала. Не хотелось шевелить ни ногой, ни рукой. Она подошла к зеркалу, взглянула на себя и обмерла. Нет, ее не поразил и не испугал собственный вид. Бывало и похуже. Она увидела перекинутую через свое левое плечо найденную в парке сумочку. Господи, в суматохе она про нее забыла совершенно. Надо было отдать сумку или милиции или врачам со скорой. А теперь что делать? Придется идти завтра или туда или туда и нести находку. Спросят, почему не отдала сразу. Заподозрят, что хотела ее присвоить. Ну, хотела бы, присвоила бы. И вообще, можно сказать, что сумку нашел пес уже после того, как все разъехались. Вот! Татьяна успокоилась и, бросив сумку возле зеркала, направилась в ванную.

Пролежав в горячей воде полчаса, она поняла, что надо выбираться оттуда, иначе заснет и утонет. А это будет очень некстати. Кто тогда останется с Тэди на целых две недели?

Татьяна завернулась в махровый халат и поплелась на кухню. Поставила на плиту чайник и заглянула в холодильник в надежде, что там осталось что-нибудь спиртное. Хотелось выпить рюмку чего-нибудь крепкого. Но надеждам не суждено было оправдаться. Все спиртное они, оказывается, приговорили за обедом. Ну, нет, так нет. Попьет горячий чай с медом.

Она налила себе в огромную мамину чашку крепкий чай. Отрезала толстый ломоть лимона и вытащила из кладовки банку с медом. Вообще-то, Татьяна не любила чай, не любила мед, не любила лимон и терпеть не могла большие чашки. Она любила кофе и обязательно из маленькой кофейной чашечки. Но, профилактику простуды надо сделать обязательно и по всем правилам. Татьяна здорово перемерзла, а заболеть сейчас никак нельзя. Так что, чаепитие надо расценить как лечение. А кто сказал, что лечение это удовольствие?

Только она отхлебнула горячий чай, как в дверь позвонили. Недоумевая, кого это нелегкая принесла, вроде бы все подруги уже отметились сегодня, Татьяна пошла открывать.

На пороге стояли Сашка и Тэди. Татьяна в душе ужаснулась. Неужели уже полдвенадцатого и опять надо тащиться под дождь гулять с собакой? Ну не может быть! Не может время так быстро лететь. Они же вроде бы только что пришли. Потом Татьяна обратила внимание, что Сашка в комнатных тапочках и без куртки и успокоилась.

-Что, отогрелась? – спросил Сашка.

-Снаружи да. А внутри еще нет. Только чай налила. Проходи и тебя напою, — посторонилась Татьяна, приглашая Сашку. Тэди расценил ее шаг в сторону правильно и тут же влетел в квартиру. Сашка вытянул из-за спины руку, с зажатой в ней бутылкой коньяка, и тоже последовал его примеру.

-Давай-ка, по рюмке коньячка хлопнем, — серьезным тоном предложил Сашка. – И профилактика и снятие стресса. Ну и денек сегодня! То эта нога в баке. То раненая в парке. Сплошной криминал.

-Да, денек удался! – развеселилась Татьяна. – Одна сцена с моими орущими во всю глотку подругами, стоящими на кухонном столе, чего стоит!

Она достала сыр и колбасу. Порезала хлеб. Поставила рюмки и снова заглянула в холодильник. Вытащила бутыль с маринованными огурцами. Больше ничего съедобного на глаза не попалось.

-Все. Остальное съели подруги, которые сидят на диете дома, а в гостях жрут все подряд, — засмеялась Таня и развела руками. — Могу еще только шпроты добавить.

-Это те, по которым Марина потопталась? – уточнил Сашка.

-Нет. Это те, которые еще запечатанные в банке. Если будешь, открою, — успокоила его Татьяна.

-Открывай. Что-то я проголодался, как волк. Наверное, на нервной почве, — признался Сашка и извлек из кармана шоколадку. – У меня дома еще банка оливок есть. Ты любишь оливки? Принести?

-Терпеть не могу. Если сам их будешь, тащи.

-Нет. Сам не буду, да и шевелиться лень. Тоже только что из горячей ванны выбрался. Расслабился и полностью потерял тонус.

-Сейчас я тебя быстро в тонус вгоню, — пообещала Татьяна и ушла из кухни. Сашка насторожился. Он, конечно, относится к Татьяне с симпатией, но если она сейчас явится на кухню в сексуальном нижнем белье, и начнет его соблазнять, то он категорически против. Никаких сил ни на что у него просто не осталось.

Но Татьяна вернулась в том же халате и с какой-то сумкой в руке.

Сашка опять мысленно впал в панику. Наверное, соседка сейчас извлечет из сумочки какой-нибудь лекарственный препарат, и хорошо, если в таблетках, а не в уколах, и заставит его немедленно принять для поднятия тонуса.

Но ничего этого не произошло. Татьяна просто шлепнула перед ним сумку на стол и села на свое место.

-И что сие означает? – удивился Сашка.

-А означает это то, что твой пес принес эту сумку откуда-то из кустов. А я достала из нее блокнот. Выдрала несколько страниц, чтоб их поджечь, посветить и посмотреть на пострадавшую. Сумку, чтоб не мешала, повесила себе на плечо и о ней благополучно забыла. Обнаружила ее только когда пришла домой. Надо ведь было сразу же отдать или милиции или врачам. Может, она помогла бы узнать, кто такая потерпевшая и кто на нее напал!

-Угу, — очень многозначительно промычал Сашка. – Давай выпьем по коньячку наконец-то, а потом разберемся с этим вопросом.

Про себя он с облегчением вздохнул. Слава богу! Обошлось. Ни тебе секса, ни принудительного лечения. С остальным, он как-нибудь справится. Подумаешь, сумка! Завтра съездит в милицию и отдаст. Всего-то и делов.

-Наливай, — разрешила Татьяна. – Может, мозги просветлеют.

Они глотнули коньяк залпом, как водку и оба поморщились.

-Это такой коньяк, как я балерина, — проворчал Сашка. – Ну, гад их морде, все подряд подделывают.

-А по мне, так вроде бы ничего, — не согласилась Татьяна и потянулась за сыром. — И почему ты думаешь, что это подделка?

-Раз отдает ванилью, значит подделка, — объяснил Сашка и тоже потянулся за сыром. Они взяли один и тот же кусок и потянули его каждый к себе. Засмеялись и, оставив этот кусок в покое, опять вместе цапнули другой.

-Так, ты сейчас берешь сыр, а я колбасу. А потом наоборот, — предложила Татьяна. – А то, мы что-то уж очень синхронно работаем. Кстати, а где это Тэди?

Сашка вкинул кусочек сыра в рот и пошел на поиски пса. Через пару секунд Татьяна услышала его голос из комнаты:

-Идиот! Ну, крокодил, а не собака! Я же тебя, обормота, кормлю, как на убой! Что ж ты жрешь все подряд?!

В кухню влетел Тэди и спрятался за Татьяну. Следом за ним появился Сашка с растерзанной книгой в руке. Татьяна глянула на обложку. Книга Донцовой «Главбух и полцарства в придачу». «Полцарства», как минимум, были отъедены.

-Да ладно тебе. Не ори на собаку. Я сама виновата. Книга лежала на диване. Сегодня же уберу все, что он может погрызть куда-нибудь в недосягаемое место, — отмахнулась Татьяна. – Это не только Тэди себя так ведет. Все собаки до трех лет одинаково шкодливые. Так что, не надо его наказывать. Надо просто себя дисциплинировать и не давать ему возможность развлекаться таким образом. Я ему принесу несколько больших костей. Несколько толстых веток. Пару каких-нибудь игрушек. Ему надо что-то грызть постоянно. Понимаешь?

Тэди понял, что Татьяна его защищает, и благодарно положил ей свою огромную морду на колени. Она погладила его и предложила кусочек колбасы.

-Да, я сейчас принесу его корм и его диван, — спохватился Сашка и отправился к себе.

Татьяна удивленно округлила глаза. Ну, корм это понятно. Но диван? Зачем нести к ней собачий диван, если Тэди спокойно может спать на любом из тех диванов, что стоят у нее в квартире? Может Сашка сейчас еще и собачий шкаф принесет?

Сашка принес несколько пакетов с сухим кормом и кучу консерв. Потом принес собачьи мисочки и подставку для мисочек. Затем ворох какого-то барахла.

-Это его постельное белье, — объяснил он Татьяне.

-И пижама? – захихикала она.

-Зря смеешься. Если ему не постелить его постель, он переберется спать к тебе под бок.

-Ну и что?

-Нечего превращать свое спальное место в будку. Сейчас я его диван приволоку.

Через пару минут Сашка затащил в Татьянину квартиру большую деревянную коробку с невысокими боками и на толстых невысоких ножках.

-Куда поставить?

Татьяна с ужасом уставилась на это собачье ложе. По размерам оно было таким, что она сама могла бы там лежать во весь рост. И куда его можно поставить в ее квартире, где и так мебели понатыкано больше чем надо, раз в десять? Они с Сашкой отправились искать место для этого диванчика сообща.

-Нет, ну куда я его поставлю? Места для такой гробины просто нет! Разве что мамин рояль с балкона выбросить. Так она когда приедет, меня за это убьет. Неси его обратно. Я постелю псу на том диване, что стоит в спальне.

-Как знаешь, — задумчиво почесав затылок, вздохнул Сашка и потащил собачий диван в свою квартиру.

Потом явился с очередным пакетом и стал раскладывать его содержимое и объяснять что зачем. Там оказались и щетка для чистки собаки, и когтерезка, и средства от блох, клещей, от глистов, от лишая и еще много всяких необходимых мелочей. Татьяна устала слушать инструкции. Сашка протянул ей триста долларов.

-Зачем? – удивилась Татьяна.

-Ну, я же говорил, что заплачу. Чего ты должна бесплатно возиться с чужой собакой?

-Убери, — возмутилась Татьяна. – Не надо мне никакой оплаты. Я просто по дружески и по-соседски тебя выручаю. Понятно?

-Понятно. Но деньги возьми. Мало ли для чего понадобятся. А я буду далеко, и помочь не смогу.

-Если мне понадобятся деньги, я найду, где взять. В конце концов, у меня подруги есть, которые выручат, если надо будет.

-Не спорь. Не пригодятся, отдашь потом, если уж так сильно они тебе будут не нужны.

С этими словами Сашка подошел к серванту, где стояли хрустальные рюмки, вазочки, салатницы. Гордость маминой молодости. Положил деньги в одну из вазочек и направился в кухню с чувством выполненного долга. Татьяна не стала больше с ним спорить, и пошла следом. Тэди спал посреди кухни, лежа на боку. Он вытянул лапы, откинул голову и похрапывал. Рядом с мордой лежала упаковка от шоколадки. На столе из съедобного остались только маринованные огурцы и коньяк. Остальное он все съел и вылизал тарелки.

-Нет, ну негодяй, другого слова нет, — возмутился Сашка. – Я же его, перед тем как к тебе идти накормил как бегемота! И куда в него все это влазит?

-Надо было нам сначала поесть, а потом собачьими проблемами заниматься, — захихикала Татьяна. – Теперь будем пить коньяк, и закусывать маринованными огурцами.

-Можем открыть собачью консерву. Она вполне съедобная. Я как-то пробовал, — предложил Сашка. – Раз он съел нашу еду, мы съедим его еду.

-Ну уж, нет. Лучше я сейчас пшеничную кашу сварю. У меня крупа есть, масло есть. Так что, двадцать минут потерпи и еда будет! – заявила Таня.

Через полчаса они уже ели кашу с огурцами и пили коньяк. Сашка утверждал, что ничего вкуснее он еще не ел. Но, если учитывать то, что он сказал, когда пришел, что голодный как волк, и тот факт, что он собирался есть собачью консерву, то этим похвалам Татьяна особого значения не придавала.

-Давай посмотрим, что в этой сумке, — убрав со стола, предложила Татьяна. – Не знаю как тебя, а меня просто распирает любопытство.

-Давай, — согласился Сашка.

Они открыли сумку и высыпали ее содержимое на стол. Выпала косметичка, две связки ключей. Одна с большими ключами, другая с маленькими. Похоже, что большие, это от квартиры и гаража, а маленькие, от машины. Кошелек. Сашка открыл его и присвистнул.

-Даже я не таскаю с собой такие суммы, — удивленно проговорил он.

В объемистом кошельке лежало две тысячи долларов и десять тысяч гривен. Татьяна тоже удивилась. Идти в парк поздно вечером с такой суммой в кошельке, это в лучшем случае нужно быть полным идиотом. Но, раз деньги не взяли, значит, на ту женщину напали не с целью ограбления. А зачем?

Ее мысли тут же озвучил Сашка. Они стали осматривать остальные выпавшие из сумки вещички. Носовой платочек, распространяющий аромат каких-то незнакомых духов. Баночка с кремом. Пакетик с таблетками. Сашка высыпал их на стол и стал просматривать названия. Ничего необычного. От температуры, от давления и для улучшения пищеварения. Он сгреб их обратно в пакет. Какой-то незапечатанный конверт. Они заглянули, что в нем, и обнаружили четыре фотографии. На двух какая-то пожилая пара. На третьей крупным планом рука старого человека с кольцом на пальце. На четвертом рука молодого человека с тем же кольцом, но теперь на другом пальце. Татьяна и Сашка переглянулись и оба пожали плечами.

-Может какие-то семейные тайны и разборки по этому поводу? – предположила Татьяна.

-Может быть. Завтра отнесешь это все в милицию, пусть разбираются.

-И деньги?

-И деньги.

-А вдруг их там прикарманят? Нет, деньги я отдавать боюсь. Сволочи встречаются везде. Еще попаду на кого-нибудь, кто захочет деньги присвоить, а меня, как свидетеля из-за них грохнут. Все-таки сумма солидная.

-Найдешь Мудрова Станислава Ивановича. Я сейчас напишу его номер телефона. Объяснишь ему все и отдашь. Если хочешь, я сейчас ему позвоню и введу в курс дела, — предложил Сашка.

-А он кто?

-Следователь и нормальный мужик.

-Звони.

-Дай мобилку, лень за своей идти.

-Телефон в коридоре. Мобильник разрядился. Кстати, хорошо, что напомнил. Сейчас поставлю на зарядку.

Сашка отправился звонить со стационарного телефона. Пару минут с кем-то о чем-то говорил и вернулся с озабоченной физиономией.

-В общем, так. Стаса сейчас дома нет. Он в командировке и приедет послезавтра. Значит, подождешь. Пока никуда не иди. Приедет Мудров, созвонишься с ним и ему все отдашь. Действительно, можно нарваться с такой суммой на неприятности.

Он сложил все вещички обратно в сумку. Потом посмотрел на Татьяну, как будто что-то вспомнил. Еще раз заглянул в сумку и спросил: «А где блокнот, из которого ты листочки вырывала и поджигала»?

-Ой, наверное, в кармане куртки, — вскочила Татьяна и побежала к вешалке. Блокнот действительно лежал в кармане. – Я испугалась, что потеряла его в парке, — с облегчением вздохнула Татьяна и протянула Сашке блокнот.

Тот полистал исписанные номерами телефонов странички и уверенно заявил: «Женщина не местная».

-Откуда ты знаешь?

-Номера стационарных телефонов не наши. В нашем городе номера на пять цифр, и начинаются или с пятерки или с шестерки. А здесь все шестизначные и идут с единицы, и с двойки. Мобилки не в счет.

-Ну, и что могла делать приезжая женщина вечером в парке? Причем, учти, этот парк не является достопримечательностью города. И приезжие, о его существовании не знают. Разве что, они раньше жили в этом городе…, — стала рассуждать вслух Татьяна.

-Согласен. Здесь вообще вырисовывается непонятная и очень интересная ситуация. Эх, если бы не моя поездка, я бы точно занялся расследованием. Поизображал бы из себя немного частного сыщика, — мечтательно вздохнул Сашка. — Всю жизнь мечтал побыть в шкуре Шерлок Холмса.

-Ну, я то остаюсь. Никуда не еду. Вот мы с Тэди и займемся делом, — усмехнулась Татьяна.

-Не вздумай. Прибьют и тебя и мою собаку. Обещай, что послезавтра позвонишь Мудрову и на этом все. Никаких расследований! – потребовал Сашка. Татьяна сделала вид, что колеблется. Потом вздохнула и дала согласие. Про себя она естественно решила по-другому. Завтра же соберет своих подруг. Организуют свое частное сыскное бюро, и держись преступный мир! Так, что там у них со свободным временем? Марина работает в лаборатории на заводе. С работы не сбежишь. С восьми и до пяти она привязана к своему месту. Светлана переводчик в одной солидной строительной фирме. Тоже с работы не слиняешь просто так. Вера свободна. Она сейчас стоит на бирже. Их фирма развалилась, и всех уволили. Идти на какую попало работу, она не хочет. За шиворот не капает. Ее певец зарабатывает прилично.

Убей своего дракона сама: 12 комментариев

  1. После летних каникул приступаем к новому детективчику! 🙂
    Как всегда, колоритные герои, в том числе пёс. Ну и, конечно, Татьяна не послушает соседа Сашку и начнет самостоятельное расследование, это уж точно! 🙂

  2. Согласна с предыдущим …комментатором… Разумеется, дамы начнут активно действовать, не дожидаясь никаких милиционеров ))
    Кстати, появился какой-то новый типаж одной из подружек — глупая красавица. В предыдущих детективах подобных не было. Посмотрим, что она отчебучит…
    С улыбкой,

  3. Алена, доброго времени суток! Очень рассмешил эпизод, когда пёс влетел на кухню, а женщины оказались на столе. 🙂 Но, я думаю, что эта история ещё не закончилась. Жду продолжения.

  4. Аленочка, привет! Невероятно понравился твой новый детектив. Уже в предвкушении как пойдет расследование Татьяны))!

  5. Как-то я проотдыхала этот детектив, навёрстываю упущенное 🙂
    Всё, как всегда, СУПЕР!!!

  6. Тань, я только подумала, что тебе надолго этого детектива хватит… Смотрю, ты разогналась не на шутку. Значит… «надолго» не хватит. С улыбкой. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)