Байка про Тарабайку

Поднимались медленно. Замшелые камни дышали прохладой. Белое солнце большой круглой рыбой плавало высоко по небесному морю, роняя золотистую чешую на наши усталые лица. Впрочем, задиристый ветер тут же ревниво слизывал её, оставляя на тёплых щеках лишь холодные капли Байкала:

-Долго ещё? — Поинтересовался я, едва поспевая за Андронычем.

-Нет! — Не оборачиваясь и не замедляя шаг, обронил он коротенько словцо.

-Я ожидал от этой поездки чего-то другого, — Заметил я, покрепче вцепившись в лямки серого рюкзака, который то и дело тянул меня вниз.

-Молчи! — Всё тем же безучастным голосом ответствовал мне широкоплечий седовласый мужик в брезентовом дождевике, — Слушай заповедную тишину, а вопросы задавать будешь после — в городе.

Оставалось лишь повиноваться. Я настолько устал, что меня уже не привлекали живописные виды заповедного края, открывавшиеся с высоких каменистых хребтов. Ни деревья, ни кустарники, ни травы, живущие духом озёрных вод, не могли развеселить мутного моего взора. Эти густые зелёные волоса Байкала, лучащиеся изнутри сочной зеленью, дурманили так, что перед глазами всё плыло.

-Вот оно! — Наконец прогремел голос Андроныча с такой значимостью, будто место, к которому мы так долго пробирались, есть порог в иной мир — таинственный, неизмеримый, влекущий…

Я осмотрелся. Огромный угловатый камень, на котором стоял дядя Миша, врезался в узкую расщелину рыжей скалы, обласканной солнцем. Косматые кусты как зелёные барашки выступали из бурых камней повсюду и мне казалось, что они — живые. Чудилось, что эти комочки медленно передвигаются с места на место, что ходят они легко и свободно по любой стороне гористой складки, не страшась падения.

-Давай руку! — Тут же я почувствовал, как сильные пальцы стиснули запястье моей правой руки, — Свалишься ещё!

В следующую минуту мы оба стояли в тесной скалистой выемке и смотрели, как вниз по камням сплывают зеленовато-дымчатые островки всякой разной растительности.

-Вот это место, — положив мне на плечо мозолистую руку, вещал Андроныч, — обиталище Тарабайки.

-Чего? — Удивлённо переспросил я человека, скептицизму которого не было предела, — Что за бред? Вы что же, — расхохотался я, — на старости лет прониклись языческими верованиями? Любопытно! И что же это за божок такой — Тарабайка?

-Да нет, — в серых глазах Андроныча замельтешили огоньки воспоминаний, — это всё не то!

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)