Инь и Янь

Все, мой хороший, вроде кровь больше не течет, — успокаивала его Нина, заматывая его голову бинтом и время от времени целуя его в лоб и в щеки. Наконец она закончила. Еще несколько минут он молча сидел на полу. Монотонно тикали часы. Она сидела рядом с ним, обхватив руками колени. Боль понемногу утихала. Вскоре он поднялся, словно бы нарушив магию этих мгновений… Она поднялась вслед за ним, и мягко дотронулась до его руки:

  • Ладно, Исми, уговор есть уговор… Я…

  • Он не дал ей договорить:

    • Да иди ты к черту со своими уговорами!

    Он грубо оттолкнул ее и вышел из комнаты, хлопнув дверью.

    -6-

    Исмаил сидел на кухне и задумчиво курил. Нет уж, хватит с него этой любви, достаточно. С этой дурой, которая только что его чуть не убила, он больше не желает иметь ничего общего.

    Тихо скрипнула дверь, и Нина неслышно вошла на кухню, отодвинула стул, села напротив него. Они долго молчали.

    • Болит? — наконец спросила она.

    • А ты как думаешь? — ехидно спросил он.

    • Извини меня… — виновато пробормотала она… — Я просто хотела проверить эту твою любовь.

    • Проверила?

    • Да.

    • Каковы результаты, товарищ следователь?

    • Плачевны.

    Он вопросительно поднял брови.

    • Вы оказались готовы к тому, чтобы пожертвовать своей жизнью ради любви. Но в решающем поединке между любовью и жизнью, жизнь с убедительным счетом выигрывает. Ведь после того, как Вы чуть не погибли, вы принялись проклинать любовь и свою возлюбленную, подвергнувшую Вас столь тяжелому испытанию, — в тон ему холодно отрапортовала Нина.

    • Да иди ты к черту со своими испытаниями! — чуть не взорвался Исмаил.

    • Значит не столь сильно любите, раз оказались неготовыми к тому, чтобы со смирением принять свою долю, а после с радостью принять благосклонность возлюбленной, — заключила Нина.

    • Да я тебя вообще не люблю больше, я тебя ненавижу, всю жизнь мне сломала!

    Вот они, эти слова, до боли ей знакомые, ее собственные слова… Но сейчас ее губы задрожали от обиды, а на глазах показались слезы. Он даже не пытался ее утешать. Молча докуривал свою сигарету.

    Слезы застилали глаза, и как в тумане она видела, как он затушил сигарету и теперь задумчиво вдавливал окурок в пепельницу.

    • Есть выпить? — наконец спросила она.

    • Вермут есть, будешь?

    • Давай.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)