БЕЗБРЕЖНАЯ СИЛА ЛЮБВИ I

1. НЕТРУДНЫЙ ВЫБОР.

Десятилетний юбилей нашей семейной жизни приблизился как-то совершенно внезапно. Среди каждодневной суеты упорного зарабатывания, то на квартиру, то на машину и непрерывно — на детей, времени на праздники совершенно не оставалось. Бутылка шампанского, букет роз и кружевное бельё на верной супруге – весь незатейливый рацион семейного праздника. Разумеется, круглую дату мы с женой решили отметить как-то особенно. Совершить что-то такое, что мы очень хотели, ни разу не делали, и что бы было по карману. Идея оказалась очевидна — отдых! Только вдвоём, без детей.

Обязательным элементом отдыха было выбрано море. Длительность отпуска мы тоже определили без труда — неделя, не меньше! Лучше, даже две. Посреди отдыха – день нашей свадьбы. Максимальный комфорт проживания и минимальное количество народа.

Внимательно изучив рекомендации друзей и рекламные статьи мы порадовались, что поженились в сентябре. Весьма заманчивые предложения вполне соответствовали нашему скромному бюджету. Свой выбор мы остановили на небольшом частном пансионате, с романтическим названием «Залив», когда узнали что из десяти номеров, занято всего три. Кроме того, нас заинтересовало что у них есть свой парк и пляж. Очень нам хотелось, в качестве приятного дополнения, позаниматься сексом на свежем воздухе. Разумеется ночью, что бы никто не видел. Нельзя сказать, что интимной жизни мы уделяли недостаточно внимания, но наличие детей и обилие работы осложняло доступность этого приятного процесса. Иногда, даже приходилось брать обоим отгулы, что бы остаться в квартире наедине. Конечно же, гостиничный номер будет в полном нашем распоряжении, но хотелось чего-то большего.

На время отъезда мы пригласили в гости родителей, что бы оставить с ними детей. Отключили мобильники, оставив их в ящике стола. Упаковали необходимые вещи и те, без которых вполне могли бы обойтись. Например, жена захватила вечерний наряд. Вдруг, надоест нам загорать и купаться, или погода испортится? Так как впереди нас ждал отдых, я решил особо не возражать.

Как и было обещано, на вокзале нас встретили на машине. За час неспешной езды, молчаливый водитель, доставил нас к закрытым воротам, позвонил по мобилке и, сообщив, что сейчас откроют, уехал. Не успели мы забеспокоиться, как ворота приоткрылись и нас пригласили войти. Работник гостиницы, который вышел нас встречать, оказался хрупкой девушкой, поэтому чемоданы и сумку я благородно потащил сам, отказавшись от её помощи. Девушка извинялась, что сезон закончился, из персонала осталась только она.

Пансионатом оказался невзрачный двухэтажный дом, с широким крыльцом и огромными окнами. Однако, это оказалось не главным.

— Какая прелесть, — воскликнула моя жена, когда мы увидели панораму, открывающуюся от порога.

Я с ней согласился.

Ухоженная дорожка метров сто вилась среди зарослей и переходила в крутую лестницу, ведущую на небольшой галечный пляжик, с двух сторон огранённый скалами. Справа, среди зарослей и деревьев, виднелась небольшая постройка, с открытой верандой. Похоже, когда-то здесь был вполне ухоженный парк, который сейчас поддерживали в полудиком, но вполне проходимом состоянии. Надеюсь, тут можно будет найти укромные местечки для поцелуев.

— Ещё успеем налюбоваться, — проворчал я, отягощенный чемоданами. – Давай, вещи поставим.

— Мы можем пройти в номер, — тут же защебетала работница. — Ваша жена, потом подойдет.

— Нет, я лучше потом посмотрю, — моя жена направилась за нами.

Первый этаж, с видом на море. Какое счастье, что бархатный сезон потерял среди курортников былую популярность!

Номер оказался не очень роскошным. Скорее, напоминал провинциальную гостиницу. Небольшая прихожая. Дверь в совмещенный санузел. Дверь в комнату. Комната метра четыре на четыре. Двуспальная кровать, с обеих сторон которой – тумбочки. У стены шкаф. На полу – ковровое покрытие. Мы с женой честно сказали девушке, что очень довольны и та, с дежурной улыбкой, ознакомила нас с нехитрыми правилами проживания.

— Холодильник и телевизор находятся в фойе, если есть желание, то за отдельную пла…

— Нет желания!

— Хорошо. Если отлучаетесь с территории, записывайтесь в журнал, куда и на сколько. В десять утра, в город выезжает машина за продуктами, если что-то хочется особое, можно заказать. Спиртное можно купить в баре, я же сейчас и бармен. Питание – вон в той пристройке, она у нас столовая, она же и бар. Расписание работы висит на двери. Питание входит в стоимость, бар оплачивается отдельно. По всем вопросам, обращайтесь ко мне.

— Спасибо, — поблагодарил я. – Только, если не секрет, как вас зовут?

— Я разве не представилась? – девушка задумалась. – Совсем с ума сойти можно. Людей мало, вот и расслабилась. Наталья Ивановна, лучше – Наташа. У нас тут как-то повелось обращение на «ты». Не обижайтесь, если к вам так будут обращаться.

— Мы, люди не гордые.

— Кстати, сейчас все на пляже. Отдохнёте, можете спуститься к морю. Искупаетесь, познакомитесь.

— С удовольствием. Конечно, конечно… — нам уже очень хотелось остаться наедине.

— Всего хорошего, приятно отдохнуть.

Как только дверь за гостеприимной работницей закрылась, я тут же кинулся в туалет. Вот оно, настоящее блаженство! Ещё пара минут трёпа и я бы возненавидел эту милую работницу.

— Ты скоро? Я же тоже хочу, — моя жена переминалась с ноги на ногу, глядя на нескончаемую струю.

Я чуть подвинулся.

— Садись.

Она быстро сообразила. Перекинула ногу через унитаз, присела и оттянула узкую полоску трусиков. Мощный фонтан без труда перебил мою угасающую струйку. Жена с интересом смотрела на качающийся перед её глазами член.

— Может, стоит накинуться на тебя и овладеть, в особо извращённой форме? – задумчиво предложил я.

— Не споткнись при накидывании, овладетель, — хмыкнула моя милая.

— Ну, раз тебе не хочется, можно и отложить.

— Вижу как тебе хочется. Хотя, после отдыха и душа…

— Нет, сначала – море!

Закончив первоочередные дела, мы занялись хозяйством. Супруга начала разбирать вещи, а я повалился на кровать, передохнуть и полюбоваться Татьяной. Моё любимое занятие, на протяжении последних десяти лет – любоваться собственной женой. Ростом чуть ниже меня, короткие каштановые волосы. Небольшой озорной носик, тонкие губы и тёмные глаза. Мягкие, крупные груди, идеальной формы. Талия у моей жены не очень тонкая но, при её широких бёдрах выглядит весьма гармонично. Особенно сейчас, когда на ней короткая белая юбка, купленная специально для курорта. Тонкая ткань плотно облегает упругие ягодицы и заканчивается почти вместе с ними. Я собирался отстаивать каждый сантиметр длины курортной юбки, вернее его отсутствия, но сражение не состоялось. Жена купила именно то, о чем я мечтал. Теперь, я могу любоваться её стройными ножками, почти на всём их протяжении.

В меня полетели плавки.

— Переодевайся! Дома валяться будешь.

— Бегу, бегу, — пробурчал я, путаясь в штанине.

После недолгих колебаний, решили идти на пляж сразу в купальниках, захватив с собой только полотенца. Замок в двери оказался с учётом легкого наряда постояльцев — цифровым.

Спустившись по живописной тропинке, не уставая любоваться местными красотами, мы оказались на пляже, где находились пять человек, наши коллеги по проживанию. Мужчина и женщина сидели в шезлонгах, похоже – семейная пара. В стороне от них, на таких же шезлонгах, только разложенных как топчаны, лежали парень и девушка. Между ними, прямо на песке, сидел еще один парень и что-то старательно втолковывал девушке. Лежащий парень покачивал головой, словно с ним не соглашался.

Наше появление привлекло всеобщее внимание.

— Здравствуйте. Мы думали, никто уже не приедет, — первым заметил нас мужчина. – Они через неделю закрываются.

— Нам хватит, — ответил я. – Может, мы работаем медленно, зато отдыхаем быстро.

Все рассмеялись.

— Позвольте представиться – Валентин. Можно просто, Валя.

На вид мужчине лет сорок пять. Достаточно крепкий, но животик уже весьма выделяется.

Сидящая рядом с ним женщина оглянулась на нас и помахала рукой.

— Оксана!

По руке и лицу я смог определить только то, что загорела Оксана почти до черноты.

— Тимофей, — сообщил сидящий на песке парень.

Светловолосый, худощавый, с улыбкой, похоже никогда не сходящей с его лица.

Второй начал подниматься с шезлонга. За это время, девушка успела его представить.

— Знакомьтесь, это наш Иван.

Крепкий, мускулистый парень почтительно кивнул головой и вновь улёгся.

— А, меня зовут Алина, — указала девушка на себя.

— Очень приятно, Таня и Саша, — я приветственно кивнул головой, Таня всем широко улыбнулась.

Я тут же направился к морю, оставив жену выбирать самый мягкий шезлонг. Вода чуть прохладная, вполне приятная. Чистая, не взбаламученная сотнями отдыхающих.

Немного поныряв и наплававшись, я вылез на берег. Валя и Оксана продолжали молча сидеть, любуясь морем. Иван спокойно растянулся на шезлонге, подставив могучую спину солнечным лучам. Алина и Тимофей уже сидели рядом с моей женой. Парень что-то рассказывал, дамы смеялись. Быстро они подружились. Хотя, это же не Букингемский дворец. Сидишь на солнышке, с боку на бок переворачиваешься, по пятому разу одни и те же байки слушаешь, а тут новые лица.

— Здорово плаваешь, — оценил меня Валя. – Занимался?

— Вырос у моря.

— А-а-а. Я на воде держаться научился, но плаваньем это не назвать. Жена у меня вон – как дельфин.

«Дельфин» в это время окинул меня быстрым, оценивающим взглядом и подарил широкую улыбку. Я посмотрел на неё, и чуть не споткнулся – из-под узких трусиков купальника выбивалась весьма роскошная шевелюра. Женщина заметила мой взгляд и её улыбка стала еще шире.

Я плюхнулся на шезлонг, рядом с женой, вспоминая увиденное.

— …Она ему говорит: «Дорогой, ты же был у меня три раза!» – продолжал балагурить Тимофей. – Он — хлоп себя по лбу. «Проклятый старческий склероз!»

Таня и Алина расхохотались. Великолепная вещь — курорт. На моей памяти, этот бородатый анекдот вызывал, в лучшем случае, слабые улыбки. Изображая задумчивость, я потихоньку изучал девушку. Возраст – немного за двадцать. Длинные черные волосы собраны в «конский хвост». Довольно миловидное лицо, карие глаза, маленький носик и пухлые, сочные губы. Фигура худощавая, но вполне соблазнительная. Небольшие грудки оставляли достаточно места в чашках лифчика. Крепкие бёдра и сильные ноги бегуньи или акробатки. Стройные но, на мой вкус, очень уж мускулистые. Впрочем, для легкого курортного флирта подходит. Может, отвлечь жену одним из этих лоботрясов, а самому тряхнуть… чем там трясут в таких случаях?

— Обед! – разнесся по пляжу звонкий голос Наташи.

2. НЕНАЗОЙЛИВОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ.

За столы мы сели, как и были – в купальных костюмах. Я покосился на Оксану. Она вела себя совершенно спокойно, даже не пытаясь прикрыть нескромно заросший лобок. Её муж, может и заметивший моё внимание, никак этого не показывал. Я мысленно пожал плечами и начал осматривать столовую. Вдоль стены стояла стойка бара. За ней, на полках, кроме бутылок со спиртным лежали сигареты, шоколадки, журналы, презервативы, словом, типичный ларёчный набор. Помещение, рассчитанное на большее количество народа, сейчас было полупустым — только четыре столика, из них один пустовал. Два парня и девушка обедали вместе, Наташа подсела к супружеской паре. Во время еды все непринужденно переговаривались, шутили, словно старые знакомые. Еда оказалась на удивление вкусной. Особенно, после отдыха на свежем воздухе.

— Атмосфера здесь хорошая, — шепнул я жене. – Народу мало, не галдят.

Мы вновь раз порадовались правильно выбранному времени отдыха.

После обеда, поблагодарив Наташу, снова спустились на пляж. Вот это жизнь! Поели, теперь можно и поспать. Поспали, теперь можно и поесть. Ещё при заказе номеров нас предупредили, что с окончанием сезона экскурсионные поездки не проводятся – людей мало. Хотя, если мы желаем, за отдельную плату… Разумеется, мы не желали.

Я накупался и вылез отдохнуть. Моя жена осталась плескаться у берега, с Алиной и Иваном. Тим с Оксаной плавали у самых буйков. Валя посапывал в своем шезлонге. Его времяпровождение показалось мне достойным подражания.

— Саша, можно задать несколько нескромных вопросов? – ко мне подсела Наташа.

Она была в ярко-голубом закрытом купальнике и только сейчас я обратил внимание, что она красива. Крепкие груди, едва скрытые шелковыми треугольничками, тонкая талия, переходящая в крутые бёдра, и все это завершается двумя шикарными, стройными ножками. Она спокойно сидела, ожидая, пока я любуюсь её телом. Восхитительные глаза, под цвет купальника, чуть тронутые косметикой, маленький ротик, небольшая горбинка на носу, придающая определенный шарм.

— Смотря, насколько нескромные.

— Сколько лет вы женаты?

— М-м-м… чуть меньше десяти, – откровенно ответил я.

— Вы с женой, довольны друг другом?

— Вполне, — я пытался сообразить, к чему это анкетирование.

— Дело в том, что мы играем в игру, которую условно называем – «Курортный роман». Если желаете, можете принять в ней участие. Подробности я объясню, когда Татьяна к нам присоединится.

Моя жена, в это время, с визгом уворачивалась от брызг, которые запускал Иван, загребая воду своей огромной ладонью. Алина подкралась к нему сзади и вспрыгнула на спину. Тот заревел, словно раненый зверь.

— Я спасу тебя, друг! – заорал Тим, поворачивая к берегу.

— Отдыхала у нас как-то семейная пара, — продолжила свой рассказ Наташа. – Мужик почти сразу побежал налево, потом направо, потом кругами… Некоторые женщины от него прятаться начали. Мужики, напротив, искать встречи в тихом уголке. Жена его, поначалу взирала спокойно на такие дела, потом подцепила себе мужичка и проводила с ним все время. У нас, на почве измен и ревности семейные скандалы – по два в неделю, а тут – тишь да гладь. Наш менеджер, Виктор Степанович, не выдержал, решил узнать причину её оригинальной реакции на забавы мужа. Она его и просветила. Муж её своими похождениями вконец замучил, разводиться хотела. Но, она – психоаналитик, сексопатолог и что-то там ещё, не хотела на своем поле бой проигрывать. Да и любовь, всё-таки. Жена его проанализировала, покопалась в его «бессознательном» и выяснила что её мужик не может без этого. Тогда, они пришли к консенсусу. Едут на курорт – твори, что хоти. Вернулись домой, работай примерным семьянином. Как она сказала – домыслы и подозрения убивают брак вернее измены. Виктор Степанович этим решением проблемы заинтересовался. Обычно, муж с женой поцапаются, а мы вроде виноваты. Уезжают раньше времени, деньги приходится возвращать. Другим отдыхающим, скандалы тоже настроение не улучшают. Вот они с этой тёткой и разработали основные правила игры, с которой я хочу вас познакомить. Кое-что народ сам добавил, дополнил. Некоторые сразу отказывались, некоторые пробовали, потом отказывались…

Таня вылезла из воды и направилась к нам.

— Почему ты не пришел мне на помощь? – строго спросила она, подрагивая от холода.

— Я же знал, что ты сама справишься, — я протянул ей полотенце.

— Татьяна, если у вас с мужем будет желание, вы можете принять участие в одной игре.

— Какой игре? – тут же насторожилась моя жена.

Прелесть! Попробуй, застать её врасплох.

— Называется, «Курортный роман». Правила три. Участвуете вы только вдвоём. Если одному не нравится, а другой в восторге, увы, — Наташа развела руки. – Выходят оба. Второе. Вы всё время находитесь друг у друга в поле зрения. Всё ясно и открыто. Третье. Если вы вдруг поняли, что переоценили свои силы или свою терпимость, в любой момент можете остановить действие и, смотрите пункт первый.

Подозрения моей жены только выросли.

— А, в чем суть игры?

— Это вы решаете сами. Легкий флирт, раздевание, танец… и так далее.

— Таня! – закричала из воды Оксана. — Если Наташа говорит то, о чем я думаю – попробуй. Тебе точно понравится!

— Как это всё-таки выглядит? – не успокаивалась Таня.

Наташа рассмеялась.

— В восемь часов, после ужина, мы собираемся в баре. Подходите, сами посмотрите.

К нам подошли Алина и Иван. Алина и Таня затеяли какой-то женский разговор, а мы с Иваном начали обмениваться армейскими байками. Обычное развлечение двух малознакомых парней. Наташа побежала купаться.

Перед ужином, когда мы вернулись в свой номер, Таня вспомнила разговор с Наташей.

— Что ты об этом думаешь?

— Обязательно надо пойти!

— Почему?

— Дорогая, мы устроили себе отпуск, поехали на курорт, а самое главное забыли! Курортный роман, легкий флирт, а возможно, если повезет… — я замер, осененный внезапной мыслью. – Я же тебе не разу не изменял! Представляешь!

— Ты решил наверстать? – ехидно поинтересовалась жена.

— Не в этом дело. Мы так упорно работали, что мне даже мысль такая в голову не приходила. Какое жуткое извращение. Скажи честно, я не обижусь, мне просто интересно – ты мне хоть раз изменяла?

— Нет конечно. Ты что, с ума сошел?

— Что, ни одного приятного мужчины не было?

— Почему? Среди клиентов порой такие попадали… — Таня мечтательно вздохнула. – Конфеты дарили, в ресторан звали…

— …Но, ты вспоминала супружескую верность?

— Как же! Я вспоминала, что мне халтурку на завтра сверстать надо, сыну обувь купить, всем пожрать сготовить.

— Вот! Забросили личную жизнь.

— Измену ты называешь личной жизнью?

— Зачем, измену? Если ты в кого-то влюбишься, то да. Так, лучше меня никого нет. Если же, так просто, то это и не измена… наверное. Надо подумать.

Я подумал и пересказал Тане Наташину историю.

Та согласилась, что всё зависит от самих супругов. Если кто-то решит, что ему изменяют, то не имеет значения была измена в реальности или нет. Ссоры, скандалы, побои, развод. Если же на это плевать, то хоть обизменяйся, живут себе и живут. Может, кому-то важнее, что бы на кухне не курил и в постель в обуви не лез. Есть некоторые, которых вообще однополая любовь привлекает. Тут мы с Таней порадовались, что являемся носителями традиционных семейных ценностей, и кроме личных отношений, нас больше никто не интересует.

— Мне вот что ещё интересно, — задумалась она. — То, что поначалу кажется ужасным, потом вдруг оказывается вполне нормальным. Это как происходит? Слух в народе начинают распускать, что теперь отсасывать можно? Или, перестают педиков сажать и все мужики…

— Фу, вовсе не все!

— Ну вот, ещё недавно оральный секс считали развратным и омерзительным. А, в древние века – гомосексуализм совершенно обычным делом. Хотя, сейчас опять так начинают считать…

— Ну-у-у… Даже не знаю. Я, например, так не начну считать. Может, молодёжь воспринимает новые идеи и с ними растёт?

— Надо будет уточнить, что воспринимают наши дети. А, то вырастут – сюрприз будет.

— Надо, конечно. Однако, человечество продолжало развиваться, независимо от способов совокупления.

— То есть, все могут любить всех?

— Обязательно! Но, не только при помощи секса, – я назидательно поднял вверх указательный палец. — Как говорил Тарас Гульба, э-э-э… Бульба – «…любит и мать свое дитя…»

— Саша, так что мы решаем?

— Делать всё равно особенно нечего. Мы же отдыхаем. Можно попробовать. Лично я, за тебя спокоен.

— Вот спасибо. Ты о себе подумай.

— Звезда моя, я готов даже подумать о себе. Лишь бы тебе это нравилось. Честное пионерское.

— На всё готов? Даже если, как Наташа сказала – «и так далее».

— С удовольствием. Это же будет у меня на глазах, ты не забыла?

— Фи-и-и… Извращенец!

— Конечно. Но, ведь это же прекрасно – иметь мужа–извращенца. Ну, как минимум – весело. Ты видела, что у Оксаны из трусов торчит?

— О! Да-а! Лохматость повышенная. Может на снегу спать.

— Хочу, что бы у тебя так же было, на следующий год. Красотища!

— Не дождёшься. Вот только, что мне одеть?

Последний вопрос подтверждал, что вопрос с вечеринкой уже решён.

3. НЕСКУЧНЫЙ ВЕЧЕР.

Когда мы подошли, все уже собрались, расселись и тихо переговаривались. Едва слышно звучала медленная мелодия.

— Позвольте мне ещё раз поприветствовать вас всех и начать наш торжественный вечер, — Наташа вновь была в деловом костюме, но совершенно в другом. Тогда она была невзрачной, скромной служащей, сейчас – шикарной роковой женщиной.

— Торжественный, потому что к нам присоединились очаровательные люди – Татьяна…

Моя жена встала и раскланялась, под аплодисменты.

— …и – Александр!

Я тоже встал и раскланялся.

— Хочу всем напомнить. Мы собрались играть и развлекаться. Будьте вежливы со своим партнером, и он ответит вам взаимностью. Начнем наш вечер с того, что каждый выберет себе пару. Это может оказаться кто угодно, кроме постоянного партнера и того, кто был вчера.

— Это мне уже нравится, — проворчал я, покосившись на жену.

Её глаза задорно блестели. Пока, Татьяне тоже всё нравилось. Она же наверняка заметила, как откровенны направленные на неё взгляды мужской части зала.

— Небольшая накладка, — Наташа замялась. – Обычно у нас отдыхают и участвуют в игре семейные пары. Сейчас же, когда сезон закончился, мы позволили себе немного изменить традициям…

— Наташенька, присоединяйтесь к нам, — тут же сообразил Валя.

Все дружно его поддержали. Наташа какое-то время изображала сомнения.

— Хорошо. Только, заранее извиняюсь перед тем, кому я достанусь. Мне придётся отвлекаться на ведение вечера.

— Мы не обидимся, — хором успокоила её вся мужская половина.

— Итак, приступаем к жеребьёвке. По установившейся традиции – дамы выбирают кавалеров. Согласны?

Все согласились. Наташа выбрала четыре бумажки, из лежащих перед ней на столе опустила в цилиндр. Самый настоящий цилиндр, тот, что надевают на голову.

— Право первого выбора мы предоставим прекрасной и обаятельной… Татьяне!

Под гром аплодисментов семи пар ладоней, Таня вышла к барной стойке. Короткую белую юбку она дополнила шелковой блузкой, украшеной узором с голубыми цветами.

— Что же покажет судьба? – чарующим голосом вопросила Наташа. – На кого укажет рука фортуны?

Таня запустила руку в цилиндр, тут же извлекла бумажку и начала ме-е-едленно её разворачивать. Все замерли, затаив дыхание. Потенциальные кавалеры, готовы были пожрать Таню своими взглядами. Прочитав написанное, она обвела всех манящим взглядом. Вот чертовка! Моя! Моя жена!

— Иван, — томно проворковала она, под восторженные крики.

Счастливчик встал, окинув всех, включая меня, победным взором и направился к Татьяне. А, для чего выбирают пару? — вдруг с ужасом подумал я. Не успел я остановить это постыдное мероприятие как Иван, взяв Таню под ручку, усадил за соседний столик.

— Я бдю! – громко прошептал я жене, погрозив пальцем.

В наступившей тишине мой любовный шёпот прозвучал, как змеиное шипение. Хохот прекратился только через пару минут. Наташа помахала рукой.

— Вернемся, ой! – она откашлялась, – к нашему вечеру. Следующей выбирает та, что осталась без пары. Чувственная и нежная… Алина!

На Алине было просторное алое платье, которое держалось на резинке, натянутой чуть повыше сосков. Простенько и со вкусом. Достав бумажку и прочитав, она поцокала языком, потом покачала головой, потом тяжело вздохнула. Только после этого спектакля молча направилась к Валентину. Под одобрительные крики, они сели за отдельный столик.

Кого же мне больше хочется? Яркую, сексуальную женщину или очаровательную, красивую девушку? Решил, что не проиграю в любом случае.

Оксана вышла до того, как Наташа успела её представить. Пёстрая рубашка, без единой пуговицы, заправленная в прозрачную черную юбку. Прозрачную настолько, что были видны не только узкие белые трусики, но и пробивающиеся сквозь кружева волоски. Правда, юбка была длинной до колен, но с разрезом на бедре до самого пояса.

Она долго выбирала, какую же бумажку ей вытащить и наконец, решилась. Оксане достался Тим. Послав мне воздушный поцелуй, она подсела к нему. Теперь, все столики были заняты.

— Наверное, многие из вас сейчас ломают голову, кому же досталась ваша очаровательная ведущая? — рассмеялась Наташа, и терпеливо дождалась, пока все аплодировали в нашу честь.

– Чем мы займёмся, когда роли распределены? Должна вас обрадовать. Мы начинаем играть! Хочу напомнить особо нетерпеливым кавалерам – ни одна деталь туалета их дам пока не может быть снята.

По залу заструилась медленная, чарующая музыка. Я взял стоящую передо мной бутылку шампанского, и правильно открыв его, с легким хлопком и дымком, разлил по бокалам. Остальные кавалеры не удержались от бабахов и полетов пробок.

Наташа, произведя за стойкой какие-то манипуляции, присоединилась ко мне.

— Пока ведущая на время отвлеклась, — неожиданно встал Иван. – Точнее, стала дамой… наконец-то, мы этого дождались… Я дёрну одеяло на себя.

— Ваня, до одеяла еще далеко, — напомнила ему, под общий смех, Оксана.

— Предлагаю, первый тост – за знакомство со столь очаровательными девушками.

Тост все поддержали. Иван сел, что-то шепнул моей жене, та радостно кивнула и сплелась с ним локтями. Та-та-та-та! Я догадываюсь, что они после этого сделают. Примеру Ивана последовали остальные кавалеры.

— Саша, если тебе не нравится… — Наташа подняла свой бокал.

— Ну, уж фигушки, — пробормотал я, увидев, что моя жена начала делать с Иваном то, о чем я догадывался.

Я решительно протянул своей даме бокал, отставив локоть. Только поцелуй, после брудершафта, искупает неудобство потребления спиртного, столь нелепым образом. Я надеялся ограничиться касанием губ, но не успел. Упругие, сладкие губы моей дамы словно обволокли мою волю. Как сквозь сон, я почувствовал, что ко мне в рот проник острый жаркий язычок и радостно принял его… Целоваться, Наташа точно умела.

Таня с Иваном всё еще целовались. Хотелось бы думать, не так интенсивно, как мы с Наташей. Бокал, который моя жена продолжала держать в руке, был пуст. Я же успел заметить, что Ваня, русская душа, «на донышко» лить не умеет. И, на несколько лет раньше, успел заметить, какое действие оказывает на Таню выпитое залпом спиртное.

Отложив воспоминания на потом, я вновь наполнил бокалы. Какая-то пара уже пошла танцевать.

— Наташа, ты великолепно выглядишь. Ничего общего с той серой администраторшей, что нас встречала.

— Представь, как бы я смотрелась на этой вечеринке, в образе той администраторши?

— Даже не хочется. Хотя… Этакая невзрачная мышка вдруг оказывается алчущей вампиршей, жаждущей… м-м-м…

— … сгореть в пылающих лучах страсти? Интересный образ, — согласилась Наташа. – Можно будет попробовать.

— Попробовать? То есть, сейчас ты тоже в каком-то образе?

— Разумеется. Как и ты, и твоя жена и все мы. В каждом из нас, есть несколько образов. И они должны проявляться, хоть иногда. Для гармоничного развития личности.

— Если во мне есть мерзавец и подлец? Он тоже должен проявляться?

— Почему, если? Конечно он там есть. Как есть и жизненные ситуации, когда приходит его время. Тогда, глупо изображать из себя простодушного простачка. Главное – контроль. Ты в любой момент должен суметь сказать: «стоп», – Наташа весьма красноречиво замолчала.

Я тут же обернулся к жене. Она разморено откинулась на стуле, с полуоткрытым ртом и покрасневшими щеками, бросила на меня быстрый, внимательный взгляд.

— Думаю, Татьяна это сумеет, — усмехнулась Наташа.

Иван пригласил свою даму на танец. Одну руку он держал на талии, к этой руке у меня претензий не было, но, вторая.… Вторая нежно поддерживала ягодицы моей жены, словно они могли упасть. Мало того, легкими круговыми движениями эта рука регулярно проверяла насколько прочно они крепятся. При этом, очаровательный Танин лобик доверчиво упирался в широкую грудь. Месть! И, только месть!

— Наташа, позвольте пригласить Вас?

— С удовольствием.

Не знаю, что творилось в этом зале летом, но для четырех пар он был достаточно просторен. Я медленно покачивался под обволакивающую музыку, чувствуя в своих руках нежное, упругое тело. Давненько я в них никого, кроме жены не чувствовал.

— Саша, я ничего не навязываю, просто хочу напомнить, — прошептала Наташа. – На талии, я не заканчиваюсь.

— Это наш последний танец?

— Конечно, нет.

— То-то. Как гласит народная мудрость – не спеши, а то успеешь. А ещё одна гласит – поспешай не торопясь. А ещё одна, я её как раз придумал – от народных мудростей в горле пересыхает.

Наташа рассмеялась.

— Правильно, чем быстрее мы выпьем, тем быстрее начнем следующий танец.

Я всё же решился погладить её крепкую попку.

— Ух, ты! Давай быстрей, быстрей.

Мы едва успели пригубить шампанское.

— Я же, не только дама, — вспомнила Наташа.

Она чмокнула меня в щёчку и направилась к барной стойке. Танцующие вернулись за столики.

— Теперь, когда мы все немного выпили и познакомились, никто не откажется принять участие в небольшом соревновании?

Дружный гул выразил общее согласие.

— Замечательно. Для придания нашей вечеринки легкого эротического аромата, соревнующиеся будут демонстрировать самые возбуждающие места своего тела.

— Ого! Здорово! А, если я его в номере забыл! – пошутил я.

— Саша, не скромничай, я это место во время танца проверила.

Все рассмеялись, я же совершенно искренне удивился.

— Как? Я ничего не почувствовал!

Снова смех. Подождав, пока он стихнет, Наташа продолжила.

— Если верить статистике, самым привлекательным, для женщин в мужчине является… то, что вы подумали – на третьем месте. А на первом – спина. Прошу кавалеров, снять верхнюю часть одежды.

Кавалеры, включая меня, выполнили ее просьбу.

— Задание очень простое, — Наташа взяла четыре яблока, и положила их на самую высокую полку. – Считается, что Ева дала Адаму яблоко. Наши кавалеры должны их достать без женской помощи. Членами жюри будут те, у кого их нет, надеюсь, тонкий намёк все поняли. Голосование тайное, по пятибалльной системе.

Наташа раздала дамам карточки и включила достаточно энергичную музыку.

— Двое победителей остаются без рубашки, двое проигравших – награждаются аплодисментами. Кинем жребий или найдётся доброволец?

Первым вышел Иван. Он подпрыгнул, вцепился пальцами в полку, так что его локти уперлись в более нижнюю, легко подтянулся. Потом, держась одной рукой, второй взял яблоко. Я невольно восхитился рельефом, выступившем на его спине. С яблоком в руке он опустился на пол, продолжая держаться одной рукой. Аплодировали ему все, включая мужчин. Иван галантно протянул яблоко Наташе.

— Дорогие дамы, постарайтесь оценить увиденное по достоинству, несмотря на то, что я забыла включить свет, — Наташа обошла столики, собирая карточки. Она сложила их стопочкой на стойке.

— Результаты будут объявлены в конце конкурса. Следующий!

На этот раз она щелкнула выключателем и яркая лампа осветила полки. Следующим, оказался Валя. Он без труда выполнил задание, взяв яблоко, просто спрыгнул на пол. Это выступление встретили с меньшим энтузиазмом. Тем более, что мышцы на его спине изрядно подзаросли жирком.

Я посмотрел на Тима, но тот почему-то мялся и я выступил вперед. Подтянулся я достаточно легко. Повторить подвиг Ивана у меня бы не вышло, а плюхаться, как Валя я тоже не хотел. Тогда я наклонил голову и укусил яблоко, благо размеры его оказались невелики. Держа добычу в зубах, опустился на пол. Судя по восторгу публики у меня это вышло достаточно грациозно. Я повернулся к Наташе. Та укусила яблоко со своей стороны, тогда я разжал зубы. Какая сообразительная девушка! Стопка карточек, с оценками моей спины, заняла свое место на стойке.

Настал черед Тима. Поначалу он пытался подтянуться, зачем-то прижимаясь к полкам. Разумеется, это не получилось. Тогда он попытался качнуться и сильно о них ударился. Наташа не выдержала.

— Хочу еще раз напомнить, что это добровольно…

— Нет! – прорычал Тим, и всё-таки оторвал себя от пола.

Как только он схватил яблоко, его пальцы соскользнули и он рухнул вниз. Да-а-а, чувак… Как говорил наш сержант – «Онанизм — это ещё не утренняя зарядка».

Наташа взяла первую стопку карточек, развернув её как колоду.

— Иван – пятна… ой! Секундочку, — она быстро доложила в каждую стопку еще по одной карточке. — Настолько привыкла к роли ведущей, что про себя забыла. Итак, Иван – двадцать очков! Валя – двенадцать! Саша – восемнадцать!

Ого! Кто-то меня всё же недооценил.

— Тим – семь очков! Ну что же, победители продолжают радовать нас своими торсами, а проигравшие могут привести себя в порядок. Мы же, меняем состав жюри, — Наташа снова раздала карточки.

— Что нравится мужчинам в нас, женщинах? – Она обвела всех взглядом. — Хоть кто нибудь, подумал – душа?

— Нет! Нет, — дружно ответили мужчины.

— Честно, что уже радует, — вздохнула Наташа. – Называется это место – ягодицы или, по-простому — попа. Именно это, нам и придется продемонстрировать. Трюк, старый как мир. Наверняка некоторые из нас пользовались им что бы привлечь внимание понравившегося мужчины. Предупреждаю, среди девочек, лишаться части одежды будут проигравшие.

Наташа положила на пол вдоль стены четыре платочка и направила свет лампы на стену.

Самой смелой оказалась Оксана.

— Я даже догадываюсь, что надо делать, — призналась она.

Встав спиной к нам, она начала медленно наклоняться. Без того прозрачная юбочка, почти исчезла в ярком свете. Её ягодицы медленно округлялись, показав белую полоску трусиков, которая чуть ниже просто терялась в густой растительности. Чуть согнув одну ногу, Оксана взяла платок и начала выпрямляться.

Я покосился на жену. Танюшка наблюдала за происходящим с не меньшим интересом, чем сидящий рядом с ней Иван. Интересно, она согласится на такое представление? Почему-то, я был уверен, что – да.

Наташа постучала ногтем по столу. Ах, да! Я выбрал для Оксаны четвёрку. Не успела Наташа взять последнюю карточку, как в круг света вышла моя жена. На всякий случай, я насторожился. Таня присела на корточки, коснулась платка и спокойно выслушала разочарованное «у-у-у» пронесшееся по залу. Потом, продолжая держать платок прижатым к полу, начала выпрямлять колени. «О-о-о-о» – пронеслось по залу. Крупные ягодицы едва не разрывали тонкую ткань юбки, которая скользила все выше по ногам, словно театральный занавес открывающий сказку. Показалась белая полоска трусов, показался краешек ягодиц – круглых, розовых, призывно блестящих в ярком свете. Я понял, почему поставил Оксане «четыре». Проделала она всё замечательно, но не хватало интриги. Восторженные крики подтвердили, что Танин маневр оценили по достоинству. Где-то, внутри меня, поднималась сладкая волна возбуждения. Прекрасные ягодицы моей жены, пусть и не полностью, продемонстрированные всем, разбудили давно забытые чувства. Словно я впервые увидел их. Не до конца разобравшись в своих ощущениях, я протянул Наташе карточку с цифрой «пять».

Алина вышла, плавно покачивая бедрами. На мгновенье задумалась и начала медленно наклоняться. Однако платье, которое держалось только на резинке, под мышками, сыграло с нею злую шутку. Оно скользнуло по спине, накрыв голову девушки красным колоколом. Раздались сдержанные смешки. Она попыталась поправить платье, чем развеселила всех ещё больше. Тогда Алина, оставив его в покое, подняла платок и выпрямилась. Я хотел поставить «три», но рука не поднялась. Попка у нее все-таки оказалась красивая.

Наконец, к последнему платочку вышла Наташа. Только начав наклоняться, она вдруг замерла.

— Я как-то не подумала, что в качестве дамы мне придется самой принимать участие в конкурсах. Я бы что-то другое предложила, – она тяжело вздохнула.

— Наташа, звезда наша, — поддержал ее Валя. – Позволь себе немного расслабиться. Сезон закончился, а мы здесь все, как бы свои.

— Угу, вот я и расслабилась. Ладно, сейчас вы узнаете мою маленькую тайну. Надеюсь, что вы сумеете её сохранить.

Я догадался, какую тайну могла скрывать Наташа и, затаив дыхание, следил за краем юбки, скользившем по шелковистой коже. Из груди сидящих вырвался глубокий вздох. Между ног показались две нежно-розовые, голенькие складки. Юбка поднималась все выше, ягодицы раздвигались… И вот, Наташа начала выпрямляться.

— Вот это да! – выдохнул кто-то, может и я.

Наташа покраснела, не то от возбуждения, не то от стеснительности.

— Такую красоту от нас прятала, — не выдержал Валя. – Наташа, тебе надо вести наши вечера обнажённой.

Наташа развела руками, мол, и рада бы.

— Подведем наши итоги. Оксана – семнадцать! Татьяна…

Я бросил на жену быстрый взгляд.

— Девятнадцать!

Один мужик в этом зале или слеп, или глуп.

— Алина – семнадцать. Наташа, — тут сама Наташа откашлялась. – Как же оценили мой дебют, в качестве дамы?

Кокетка… Как будто она сомневается.

— Двадцать!

Шквал аплодисментов!

— Проигравших, прошу на сцену.

Оксана начала выправлять свою рубашку, и все в предвкушении замерли… После чего, она спокойно сняла с себя юбку. Рубаха распахнулась, продемонстрировав нам ослепительно белые, на фоне загоревшей кожи, груди. И, вновь сомкнулась, заставляя ожидать следующего момента.

— Это всё, что у меня есть, — призналась Алина, оттянув резинку и спустив платье на пол.

Оставшись только в красных трусиках, она спокойно прошла к своему месту. Взгляды, всех присутствующих сошлись на двух острых конусах, чуть вздрагивающих при каждом шаге, увенчанных крупными вишенками сосков.

Из динамиков вновь полилось что-то медленное и лирическое. Дожидаясь свою даму, я занялся салатом и бутербродами.

— Как я опозорилась, — прошептала Наташа, подсаживаясь ко мне.

— Напротив, очень здорово опозорилась. В смысле, всё было очень хорошо.

— Ну и ладно, — легко согласилась Наташа.

Какое-то время мы старательно жевали.

— Ощущение себя голой, пусть и под одеждой, дарило мне… — неожиданно заговорила она и закашлялась.

— Возбуждение, ощущение сексуальности, — подсказал я, наливая ей вино.

— Да, пожалуй.

— Теперь, когда мы об этом знаем, эти ощущения только усилятся.

— Ты так думаешь?

— Точно знаю. Сейчас я приглашу тебя на танец и ты сама убедишься.

— Пожалуйста. Только, я всё же поем.

— Конечно, конечно.

Я посмотрел на жену, вновь поймав её взгляд. Она улыбнулась и показала мне язык. Какая прелесть! Я всегда ею восхищался, и всегда мои восхищения бледнели в сравнении с оригиналом.

— Я готова.

В какой-то степени, я оказался прав. Лично мне, танец доставлял действительно гораздо больше удовольствия. При этом, я старался держаться спиной к танцующим… пока мои руки смело путешествовали ниже талии, такой покорной дамы.

— Теперь, я знаю, что твоя уютная норка совершенно голая. Ты чувствуешь возбуждение, от того, что я это знаю? – я не удержался от широкой улыбки

— Да-а-а.

— Я надеюсь, она действительно уютная?

— О-о-о! Надеюсь, ты сможешь сам в этом убедиться.

Между мной и моей дамой начала появляться преграда. С каждым нашим движением эта преграда становилась все больше и твёрже. Одна моя рука отважно преодолела границу юбки и начала поглаживать прохладную нежную кожу. Я сглотнул слюну и решил ещё что-то сказать.

— Я знаю, что твоя щелка очень замечательно выбрита.

— Да-а-а! Она голенькая и совершенно беззащитная.

Я повел руку вверх, задирая край юбки.

— Ого! – больше я ничего не смог сказать.

Внутренняя поверхность ног была скользкой от её любовного сока. Наташа крепко прижалась, сдавливая между нашими животами мой отвердевший член. Я поднял руку и ощутил манящий запах вожделения. И, это не был запах моей жены! Наташа глубоко вдохнула.

— Тебе нравится этот запах? – прошептала она.

— Да-а-а!

Я опустил руку вниз и откровенно прижал пальцы к скользким губам. Какое-то время мы просто танцевали, пока я подавлял в себе желание немедленно и зверски изнасиловать разомлевшую Наташу. Что бы хоть как-то отвлечься, я обратил внимание на другие пары.

Валя, одной рукой обхватив почти обнаженную Алину за талию, другую положил на бедро и, склонившись, старательно покусывал ей сосок. Та, откинув голову и глядя на Тима, спокойно принимала ласки. Тим целовал Оксану, сидя за столиком, при этом, поглаживая ей промежность. Иван спокойно вальсировал с моей женой. Как раз, в этот момент, Таня показалась из-за его спины. Одной рукой задрав юбку почти до пояса, поглаживал раскрасневшиеся ягодицы, второй нежно мял её грудь. Моя жена, прикрыв глаза, переставляла ноги, целиком отдавшись наслаждению. В запахах, которые появились в воздухе, я уловил и знакомый аромат. Аромат желания моей женщины. Может, она представляет себя в моих объятиях? Я заметил, что Валя, как только ему представлялась такая возможность, очень внимательно разглядывал Танину попку. Даже Тим, не прекращая поцелуя и ласк, бросал на неё быстрые взгляды. В отличие от меня, Иван не жался к стене. Он медленно поворачивался, предоставляя каждому возможность полюбоваться красотой, оказавшейся в его руках. Даже узкая тесемка трусиков, прятавшаяся в глубокой складке иногда открывалась для обозрения. Я оставил сомнения и начал поглаживать пальцами скользкие нижние губки своей партнерши.

Музыка закончилась, сменившись другой, более бодрой. Танцующие, словно очнувшись от сна, побрели к своим столикам. Я опустил пальцы, мокрые от Наташиных соков, в бокал с вином. Девушка с интересом наблюдала. Сполоснув их, я поднял бокал и, глядя ей в глаза, выпил. Наташа потянулась ко мне с поцелуем. И, вновь – ничего в мире, кроме горячих жадных губ и любопытного язычка. Только, гудящий от возбуждения член, помешал мне в полной мере насладиться божественным поцелуем.

Наташа встала и, покачиваясь, направилась к стойке.

— Милые дамы! Сейчас для вас и только для вас! Белый танец!

Разомлевшие дамы оживились.

— Позволите пригласить вашего кавалера? – галантно осведомилась моя жена у Наташи.

— Конечно, дорогая! Мало того, очень рекомендую – великолепный кавалер.

Я снова танцевал с Таней, как много лет назад. Не в том смысле, что я с ней много лет не танцевал, а в том, что ТАК не танцевал. Давно знакомое, хорошо и подробно изученное тело, словно изменилось в моих руках. Я словно видел свою жену, глазами всех остальных мужчин. Жаждущих, алчущих и ненасытных. Они не знали её, и желали её познать… Вдруг я понял, что желаю того же не меньше, чем они. И, возможно не знаю её… так же как и они.

— Тебе понравилось? – прошептала Таня.

— Великолепно. Я думал они тут группешники устраивают, а оказалось всё вполне пристойно и безумно эротично.

— Честно говоря… — Таня задумалась. — Мне тоже понравилось. Мы выпили немного шампанского, а у меня в голове всё шумит.

Немного? Ну-ну…

— Это гормоны разгулялись. Я, честно говоря, чуть Наташу не изнасиловал.

— Ещё бы, — фыркнула Таня. – Я даже догадываюсь, почему. Я кстати тоже думала, бельё не надевать. Хорошо, что надела.

— Жаль, — вздохнул я.

Рядом с нами, Иван танцевал с Алиной. Её он, в отличие от Тани, нигде не гладил. Даже напротив, как будто на небольшом расстоянии держал. Может, она ему неприятна? Какая-то у него томная печаль в глазах. Неужели, по моей жене успел соскучиться?

— Слушай, я уже не могу, – я оставил жену и направился к своей даме.

— Наташа, я дико извиняюсь, всё просто великолепно, но мы не отдохнули с дороги. Можно, мы вас покинем?

— Разумеется, — Наташа понимающе улыбнулась. – Я же говорила, в любой момент. Даже по причине усталости.

Раскланиваясь с остальными и принимая их пожелания спокойной ночи мы с женой выскочили из зала и, почти бегом, кинулись в свой номер. Не успела захлопнуться дверь, как я оказался без брюк, а Таня без трусиков.

Я буквально ворвался в неё, и не будь её влагалище настолько мокрым, почти тут же и кончил бы.

— Давай милый, давай!

— Даю, девочка моя!

Выплескивая сперму, я почувствовал почти физическую боль в члене, а потом в плече. Оттого, что Татьяна впилась в него  зубами.

— Даже до постели не добрались, — просипел я и закашлялся.

Совершенно пересохло в горле.

— Так ты на меня набросился, как зверь, — Таня тут же нашла виноватого.

— Ага, ты долго сопротивлялась, — оправдался я.

— Почему я должна сопротивляться?

Действительно? Если кто-то хочет спокойной семейной жизни, пусть оставляет последнее слово за женой. Мы разделись, сполоснулись под душем и повалились в постель.

— Неплохо получилось, — сказал я.

— Ты о чём? О вечере или о том, что случилось на пороге?

— И то, и другое. У тебя попа красивая.

— А, у тебя – спина.

— Не знаю, не разбираюсь я в них. Не привлекают меня мужские спины. Как тебе, Иван?

— Я думала, он бандит какой-то, а он оказался довольно умным парнем. Поговорить с ним интересно.

— Ага, и потанцевать. Ему даже хватило ума, тебе под юбку залезть.

— Подумаешь, погладил чуть-чуть. По крайней мере, он мне пальцы никуда не засовывал.

Когда она заметила? Она же млела, с закрытыми глазами! Вот это жена!

— Я засовывал? – разумеется, возмутился я. – Так, по краешку погладил. Я же не виноват, что у неё до колен всё мокро было.

— То-то она трусы не одела.

— У тебя тоже, не Сахара была между ног. Просто, я на женщин так возбуждающе действую.

— Тебе рассказать, как у Ивана стоял?

— Вот ещё. Только попробуй, и я тебя не изнасилую.

— Молчу, как рыба об лёд, — она демонстративно сжала губы.

Пришлось насиловать. Теперь, можно было не спешить. Пока я приласкал пальцами затвердевший клитор, она облизала мне головку.

— Давай, ты сверху, — предложил я.

Таня согласилась.

Мне эта поза нравилась тем, что ритм задавала жена и я мог продержаться гораздо дольше. А ещё, я мог любоваться её прекрасным телом. Мог свободно ласкать её раскачивающиеся груди. Мог прижать её к себе, и мы целовались, не прекращая движений. Мог поглаживать и пошлепывать роскошные ягодицы, а иногда, собрав влагу с губ, погружать между ними палец. Тугое колечко приветственно сжималось и постепенно расслаблялось, пропуская палец внутрь.

— Хорошо-то как, — блаженно простонал я.

Таня издала невнятный звук, выражающий то же самое. Она легла мне на грудь, и я начал постепенно наращивать темп.

— Да-а-а!!! – простонала жена, царапая подушку.

Теперь я короткими, сильными толчками вбивал член в огромное мокрое влагалище. Громкое хлюпанье казалось божественной музыкой. Влаги было столько, что она стекала по моей промежности и приятно щекотала меж ягодиц. Оргазм накатился мощной волной, я засадил член до боли в лобке, судорожным рывком сопровождая каждую порцию спермы, закачанную в супругу.

Минут пять мы пролежали, не в силах пошевелиться.

— Когда я в последний раз мог два раза подряд?

— Не помню, — призналась жена. – Но, было… помню…

Мы вновь отправились в душ и легли спать.

Вот только, несмотря на усталость, спать совершенно не хотелось.

4. НЕПРИСТОЙНОЕ КУПАНИЕ.

БЕЗБРЕЖНАЯ СИЛА ЛЮБВИ I: 6 комментариев

  1. Этот рассказ растянут и в нем много диалогов.
    /конечно, можно построить рассказ на диалогах,
    но, тогда сами диалоги должны быть другими,
    больше возбуждать/

    Такие моменты уводят от эротики.
    Четверка по пятибалльной системе.

  2. Раньше герой был один, и он делал то же, что и всегда. Поэтому, узнать его можно было, через его действия.
    Теперь их двое, и делать они будут то, чего раньше не делали. Задать точку отсчёта и раскрыть мотивацию персонажей, через диалоги быстрее и проще.
    Возможно, проделано это не очень убедительно или слишком медленно, но окончательный вердикт лучше выносить дочитав всю историю.
    На выходных подготовлю вторую часть.

  3. Это как у Стинга, не все песни нравятся… но, некоторые — супер.

    Ваши первые 3 рассказа (из жизни фотографа), которые раньше прочитал — Эротические.
    Не выдержал, написал отзыв. Вы его читали.
    Этот — растянут, диалоги тоже немного портят впечатление.
    Поэтому 4, а не 5.

    Когда человек на вершине, бывает трудно всегда оставаться там…
    Вы умеете действительно творить, а не переводить бумагу или место на диске…
    Поэтому, с Вас спрос и больше.

    Пусть муза эротики будет с Вами.
    С уважением, badTh1nk

  4. Хорошо, что не выдержали и написали, высказали своё мнение. С которым я ознакомился и смогу учесть в дальнейшем.
    Так же, с наилучшими пожеланиями.

  5. не дочитал, бросил на полуслове. Ужасно плохо… Графоманская жесть, растянутая до бесконечности.

  6. Вполне возможно, что дочитать вторую половину слова, не позволил тонкий художественный вкус, воспитанный на лучших образцах отечественной и зарубежной литературы.
    Желаю сохранить его, читая в дальнейшем произведения проверенные временем или литературным жюри, дабы вновь не нарваться на графомана.
    Всего хорошего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)