тушканчик

Тушканчик .

Женя открыл дверь в комнату, но трещина прошла дальше по полу. Практически до самой стены. Оттуда выскочил тушканчик, и, посмотрев на Женьку своими глазками бусинками, растворился в воздухе. Женька улыбнулся чему-то своему и лег спать. А ночью ему снилось что-то интересное, только уже никто не помнит что.

Утром, на работе, он как всегда включил компьютер, налил себе кофе, и принялся что-то выстукивать на клавиатуре. Надо заметить, он и сам не очень понимал, что он там выстукивал, однако, ему не было скучно. Женька сидел и улыбался. Вдруг его позвал начальник. А у начальника было имя. Сергей Сергеевич. Не путать: Сергеевич. А то некоторые говорят Сергеич. Сергеич это из другой оперы. Сергей Сергеевич был похож на паука. И эта мысль несколько поубавила улыбку на лице Женьки. Он не любил пауков. Он их побаивался. Они противные: эти их ножки, брюшки.… Но надо заметить у Сергея Сергеевича брюшка не было. У него было брюхо. Да еще какое. Он всегда носил белую рубашку, и к концу дня, под его лапками появлялись мокрые пятна от пота. И это было противно. Но, тем не менее, надо было идти.

В кабинете у Сергея Сергеевича было тесно и душно. На пыльном столе стоял, не менее пыльный компьютер. Женька же стоял на пыльном полу и переминался с ноги на ногу. Он был недоволен тем, что ему не дали допить кофе. И тем, что его оторвали от мыслей, которые были интереснее паука. Сергей Сергеевич умастил свою задницу в кресле, и начал что-то плести. Плел он долго и обстоятельно. Что-то насчет нового задания для Женьки. В итоге он дал ему папку с бумагами, в которых было написано, что необходимо сделать. И еще раз подчеркнул важность задания. Когда Женька вышел из душного кабинета, он был весь в паутине. Она была мерзкой, и он долго и обстоятельно отцеплял ее от своей одежды. Потом выкинул все в мусорку. И снова улыбка заиграла на лице Женьки. Он сел за свой стол и снова принялся пить кофе. “Пока не допью, фиг кто меня заставить делать что-нибудь”, —  думал он. За соседним столом сидел Игорь. Он был похож на свинью. Не фигурой — телосложение у него было худощавое — а повадками. Особенно, когда он хрюкал. Но ведь бывают и худые свиньи, не правда ли? Игорь был занят очень важным делом. Он говорил по телефону. Все, кто говорят по телефону, заняты очень важным делом. Тем более на работе. И к тому же, Игорь договаривался о поставке ухоковырялок. А фирма, в которой работал Женька, занималась крупными поставками этих самых ухоковырялок и одноразовой посуды. Она почти лидировала в этой области.

— Да, пятьсот упаковок сейчас, и еще тысяча на следующей неделе, если все хорошо пойдет. Да, я понял. Лично, уверяю вас, лично все проконтролирую. Пятьсот и ни на одну упаковку меньше. Можете хоть ухоковырялки в каждой коробке пересчитать.

На этом месте Женька сам не удержался и хрюкнул. Правда от смеха, так что это не считается. Его забавляла абсурдность этого разговора. И то, как Игорь лизал задницу. А тот посмотрел на него своими маленькими, водянистыми, злобными глазками, хрюкнул, и начал пытаться всучить заказчику еще и несколько ящиков одноразовых рюмок, со скидкой. А Женька напустил на себя серьезный вид и начал стучать по клавишам. Хотя про себя он не переставал улыбаться.

У него в наушниках играла классика на фортепиано. И он улыбался. Только раз, перед обедом он вспомнил про паутину, и его передернуло.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)