ЦАРЬ КРИТСКИЙ

Тесей молча пожал плечами.
– Видишь ли, Тесей, когда беседуешь с царем, тем более великим, как ты сам сказал, пожимать плечами не стоит. Отвечать надо ясно и коротко. Так как? Небось говорят так: мрачный, злобный старик, творец Минотавра, затворник, боящийся собственного отражения в зеркале… Кстати, ты обратил внимание, что во дворце почти нет зеркал?
– Признаться, не обратил. Да и к чему они, эти зеркала.
– Ответ, достойный воина, – Минос усмехнулся и на некоторое время замолчал. – Скажи-ка, Тесей, спросил он вдруг задумчиво, – у тебя есть братья?
– Есть, – удивленно ответил Тесей, – у меня есть брат в Афинах, его зовут Мед, он еще…
– Хорошо. И ты, конечно же, любишь своего брата Меда.
– Разумеется.
– Разумеется? – лицо царя вдруг исказилось. – А почему, собственно, – разумеется? Братьев и сестер непременно надобно любить?
– Да, – не очень уверенно ответил Тесей, пытаясь понять, чего от него хочет этот вздорный старичок. – Кого же еще любить, как не родного брата.
– Кого еще? Да кого угодно, милейший! Вот этот пес. – Он кивнул на лениво приподнявшую ухо собаку, – у него, поди целая свора братьев, сестер, племянников. Если кто-нибудь из его собачьей родни вздумает явиться сейчас сюда, как ты думаешь, что он сделает? Немедля вцепится в горло. И никому не придет в голову его в том упрекнуть. Прав он будет? Прав. Ну так в чем дело?
– Так люди ведь не собаки, – Тесей принужденно улыбнулся.
– О да, – царь кивнул, – не собаки. Так вот, ты наверняка уже слышал о моем братце? Только больше не пожимай плечами, как ярмарочный дурачок. Слышал?
– Слышал, – кивнул Тесей, побледнев от обиды, – вы говорите о почтенном господине Радаманте?
– Да нет же! – Минос раздраженно махнул рукой. – Этот почтенный господин Радамант посвятил жизнь пыльным египетским папирусам и глиняным вавилонским скрижалям, спит украдкой с рабынями, полагая, что обрюхатив десяток, он приобщил их к кладезю мудрости восточных царств. Нет, я говорю о другом, о Сарпедоне. Э, не может быть, чтобы ты не слышал! Да ты садись, Тесей, – он кивнул на низкую мраморную скамью, – а то еще чего доброго устанешь… Сам не пойму, почему, но мне хочется рассказать тебе эту историю, очень, кстати, поучительную. Тесей, ты слышал? Я сказал – садись!
И вновь, точно по волшебству, откуда-то из-за колонны появился человек, настолько бесшумно, словно был бесплотен. Кажется, то была женщина. На низком эбеновом столике близ скамьи появился узкогорлый медный кувшин тончайшей работы в виде свернувшейся кольцами змеи, две глубокие чаши, кратера с водой и гора фруктов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)