Страсть.

Света медленно шла по коридору офиса, обреченно размышляя о количестве работы, которую сегодня предстояло выполнить, когда из-за угла на неё неожиданно налетел начальник отдела программного обеспечения Никита. Столкновение было настолько неожиданным, что оба застыли, при этом оказавшись неприлично близко друг к другу. Она успела разглядеть, что он молод и довольно симпатичен. Он почувствовал запах её духов, пепельные волнистые волосы коснулись щеки, и первым, словно нехотя, очнулся, посторонился, чуть слышно пробормотав извинение. Света поспешила скрыться за углом, хотя уже плохо помнила, зачем вышла из кабинета.

До конца дня она так и не смогла сосредоточиться на работе. Никита несколько раз подходил к двери ее отдела и, потоптавшись на месте, так и не решался зайти.

Они были знакомы давно, но их общение сводилось лишь к тем редким случаям, когда её компьютер нуждался в срочном ремонте либо в перестановке программ. Для него она была одной из толпы коллег женского пола в строгих костюмах.

Вечером он ждал её на выходе, делая вид, что занят разговором с охранником. Света вышла в сопровождении подруг и последовала с ними до ближайшей остановки. Никита незаметно поехал за ними на машине, надеясь, что спутницы разъедутся, а она, оставшись одна примет приглашение отвезти её домой. Но Света села в первый подъехавший автобус. Он двинулся следом за ним несколько остановок, после незаметно наблюдал, как девушка зашла в подъезд одной из многоэтажных домов. Никита внимательно следил за окнами высотного здания. Свет зажегся на пятом этаже.

Света зашла в квартиру, искренне радуясь тишине и одиночеству. Муж был в очередной командировке, к которым она давно привыкла. Боятся одиночества, значит, боятся общества самого себя, следовательно, ты себя не любишь, а она себя любила, и не было страха остаться с собой наедине. Любимым времяпрепровождением в конце рабочего дня было: теплая ванна, мягкая постель и чтение книг.

Сегодня ей хотелось побаловать себя любимым глинтвейном. Сняв костюм и блузку, она направилась к мини бару, скрытому от посторонних глаз в нише шкафа, налила бокал красной ароматной жидкости и, не страшась своей наготы, вышла на балкон. Прохладный ветер приятно холодил голые плечи и живот. Потягивая напиток, девушка разглядывала погружающийся в сумерки двор. Август самый романтичный месяц – еще тепло, а темнеет рано.

Никита наблюдал через лобовое стекло машины за еле различимым силуэтом и лишь после того, как она скрылась в комнате, отправился домой, старательно избегая вопросов направленных самому себе «зачем я это сделал» и «зачем мне это надо».

Но следующим вечером он ожидал её снова, но не на проходной, а на улице, рядом с припаркованной у входа, машиной делая вид, что роется в багажнике, когда девушки вышли на улицу.

— Я еду в строну моста. Если кому по пути, садитесь! – предложил он. Света и девушка с отдела кадров сели на заднее сидение машины. Все складывалась удачно. Третья лишняя покинула машину через несколько минут. Он сразу сбавил скорость. Говорить было не о чем. За последние дни как бы невзначай они узнали все друг о друге от болтливых коллег. Света давно замужем, он давно живет в гражданском браке. У обоих нет детей. Оба не замечены в служебных романах.

Она украдкой разглядывала его. Он чувствовал её взгляды, нехотя останавливая машину на углу, неподалеку от её дома. Она положила ладонь на ручку двери, приготовившись говорить слова благодарности, но вместо того, чтобы снять блокировку Никита наклонился к ней. Его губы скользнули по её уху, щеке, подбородку, она пыталась отвернуться, но с помощью руки осторожно он развернул её голову к себе и поцеловал. Она почувствовала его руку у себя в волосах. Он нежно помассировал кожу головы, плавно перешел к шеё, поглаживая руками и целуя. Волна приятного тепла разлилась по телу, после собралась в комок где-то в области живота и опустилась ниже. Дикое животное желание получить этого мужчину прямо здесь и прямо сейчас овладело ею. Но хорошие девочки не совершают таких необдуманных поступков. Ну, или не должны совершать.

— Отпусти меня, пожалуйста, — прошептала она.

В лифте Света тщательно рассмотрела свое лицо в зеркале пудреницы. Остановившись на губах, она снова пережила этот поцелуй. О нет, ей надо успокоиться.

Развалившись в кресле, муж смотрел кино. Она села к нему на колени, обняла за плечи.

— Что с тобой?- удивился он.

— Устала.

Он заботливо погладил её по спине.

— Иди в душ. Я разогрею ужин.

Они рано легли в постель. Он долго рассказывал о поездке. Под звук его монотонного голоса Света незаметно уснула, но спустя час заметалась в кровати, покрывшись испариной. Ей снился Никита, его поцелуи, руки, но оказалось, что это были руки мужа, который тщетно пытался её разбудить. Секунду она смотрела на него невидящим взглядом, прежде чем, крепко прижав к себе, принялась целовать.

— Что с тобой? — пробормотал он.

— Не останавливайся, мне приснился эротический сон.

Их близость была непривычно долгой и страстной, после которой Света долго лежала в кровати без сна. Голод был утолен, но что-то было не так. Она не чувствовала насыщения.

Как вести себя с Никитой при встрече она не знала, поэтому на следующий день старалась без острой необходимости не выходить из кабинета. Но перед обедом от него по электронной почте пришло письмо с предложением пообедать в столовой статистического управления. Обычно там обедало более половины служащих рганизации. В их число входила сотрудница с её отдела.

— Я сегодня составлю тебе компанию.

— Что так?

— Обед дома забыла.

Никита сидел за столиком один, и первый предложил девушкам сесть рядом, а стоило её спутнице отлучиться, произнес:

— Поужинаем сегодня?

— Как ты себе это представляешь?- сказала она, намекая на то, что город маленький, и кто-то из знакомых обязательно увидит их вместе. И что она скажет мужу? И зачем ей что-то говорить. Всё бред и безумие.

— Никита, ты не заболел? Плохо выглядишь. Извини, конечно, — заметила вернувшаяся коллега.

После этих слов настроение Светы заметно улучшилось. Ему по настоящему плохо, значит для него это не игра. Все серьезно.

Она редко видела его в последующие дни в основном мельком и при свидетелях. Он не ожидал её вечером на проходной, они не сталкивались в коридоре, она не ходила обедать в столовую. Все правильно. Так надо. Но отчего ей так грустно? Однако время шло, Света приходила в себя, тщательно стараясь избегать случайных встреч, пользовалась боковой лестницей, если ей нужно навестить отделы, находящиеся этажами выше Кабинет же Никиты находился в противоположном конце здания на первом этаже. Она была уверена, что он пользуется лифтом либо центральной лестницей. Но сейчас он стоял на площадке четверного последнего этажа и, затягиваясь сигаретой, напряженно смотрел на неё. От неожиданности Света замерла. Что делать? Повернуть назад или пройти мимо? Может он уйдет первым?

Она не успела опомниться, как Никита, крепко схватив за руку, потянул вверх по лестнице, ведущей на чердак. Дверь была не заперта, и они беспрепятственно оказались на крыше, где она оказалась прижатой, к одной из стен, что были продолжением выходящих на поверхность шахт вентиляции. Но Света уже смутно осознавала, где находится. Её целовали жадно, страстно, её обнимали, и каждое даже легкое прикосновение этих рук вызывало волну необъяснимого, головокружительного наслаждения. Сначала она пыталась вырваться, но Никита, схватив её запястья, крепко держал руки по сторонам, навалившись на неё своим телом и лаская шею. Его движения стали более смелыми, когда Света взмолилась:

— Пожалуйста, не надо, я здесь не хочу.

Оторваться от неё Никите было тяжело, но он сделал усилие.

— Я пойду первым.

Девушка кивнула. Блузка расстегнута, юбка перекручена, волосы взъерошены – она сошла с ума. Он попытался поцеловать её на прощанье, но Света лишь приложила палец к губам:

— Иди!

Незамеченные они разошлись по своим кабинетам.

А через два дня на её электронный адрес пришла письмо. « Я нашел твою учительницу, как ты просила. Она живет через дорогу в соседнем дворе (далее следовал адрес). Если надумаешь пойти к ней в гости, сообщи заранее. Я составлю тебе компанию. Если пойдешь в туалет, осторожнее пользуйся бачком, он сломан».

В дамской комнате за унитазом, Света нашла связку ключей. Вернувшись, она написала ответ: «Я зайду к ней в пятницу».

В четверг муж уезжал в командировку на 30 дней.

Света не готовилась к свиданию тщательно, как это сделала бы любая другая девушка. Зачем мучится с укладкой волос, делать особенный макияж, надевать лучшее платье, если не пройдет и пяти минут как все это будет смято, растрепано и стерто.

Эпиляция, неяркий маникюр, педикюр – этого вполне достаточно, её белье безупречно всегда, а из одежды вполне подойдет один из строгих костюмов.

Весь день она пыталась загрузить себя работой по максимуму, чтобы не было времени нервно поглядывать на часы и прислушиваться к робким укорам совести.

Вечером Света направилась по указанному в письме адресу. По дороге зашла в магазин, купила пачку сигарет и зажигалку. Она не курила с юности. Нужный дом и подъезд были найдены без труда, но вместо того, чтобы зайти, она присела на лавочку. Закурила. Может не поздно уйти? Зачем ей это надо?

Но уже через десять минут она открывала дверь квартиры своим ключом. В коридоре её никто не встретил. По звукам льющийся воды она поняла – Никита принимает душ. На кухне её ждал накрытый стол: вино, легкая закуска, фрукты, сладости. Дрожащими руками Света налила себе бокал, выпила залпом и снова закурила сигарету.

В дверях показался Никита. Непривычно было видеть его в полотенце, обернутом вокруг пояса, с капельками воды на коже и взъерошенными мокрыми волосами. Молча, он поднял её со стула и усадил на столешницу кухонного гарнитура. Его руки торопливо расстегивали блузку, губы жадно целовали шею.

Мне тоже нужно в душ, — чуть слышно прошептала она.

Он отпустил её не сразу.

Света с облегчением прикрыла за собой дверь в ванную, разделать и встала под струю горячей воды, но Никита уже был рядом.

— Я помогу, — шептал он, намыливая и лаская её тело. Потом, обернув девушку полотенцем, отнес в комнату с широким диваном и зашторенными окнами.

Их безумие длилось вечность, но оба даже не пытались остановиться. Кто-то говорил ей, что от наслаждения можно умереть, и Света умирала каждый раз и хотела этого снова и снова. Она не могла оторваться от него, а он от неё. Но, когда Никита на секунду оставил её, она неожиданно для себя от усталости провалилась в сон.

Среди ночи девушка открыла глаза, минуту соображая, где она и вспоминая произошедшее. Поборов желание обнять спящего Никиту, она встала с кровати и прошла на кухню, где задумчиво пила вино, закусывая фруктами. Нужно избежать утреннего пробуждения вдвоем, совместного завтрака, где каждый будет избегать взгляда другого, неловкого прощания, поэтому, бесшумно одевшись, Света покинула квартиру и набрала номер такси, уже находясь на лестничной клетке.

Дома её встретил настойчивый звонок домашнего телефона.

— Алло, — устало произнесла она.

— Ты почему так долго не подходила? – голос мужа звучал раздраженно.

— Я крепко спала. Сейчас три часа ночи.

— А что с твоим мобильным?

— Я выключаю звук на ночь. Что происходит, черт возьми?

— Извини, мне не спится, разные мысли в голову лезут. И ты в последнее время стала какой-то другой.

— Я? Не знаю. Может у меня кризис среднего возраста или может у тебя,- огрызнулась она

— А почему у нас нет детей?

— Давай подумаем об этом с нового года.

— А почему с нового?

— Не знаю. Новый год – новая жизнь. Пожалуйста, ложись спать и дай поспать мне. У нас все хорошо. Ты понял?

— Да. Извини. Люблю.

— Я тоже.

Отправив СМС Никите « Все в порядке. Я дома», Света отключила телефон и легла в постель, свернувшись калачиком.

Яркие лучи солнца разбудили её в одиннадцать часов дня. Она потянулась в постели. Почти каждая часть её тела болела, но это была приятная боль.

« Хорошо, что сегодня суббота» — думала она, погружаясь в ванну. Девушка долго лежала в мыльной пене, лениво листая журнал, после медленно сушила волосы и накладывала макияж. Вид пустого холодильника напомнил ей о необходимости сходить в продуктовый супермаркет. Рука потянулась за привычными джинсами, но сегодня хотелось одеться как-то по-особенному, и она достала из шкафа яркое короткое платье.

Света вышла из подъезда. Теплый ветер заиграл её волосами, солнце окутало плечи, а первое, что она увидела, была машина Никиты.

Убедившись в отсутствии соседей у подъезда и знакомых во дворе, она села внутрь.

Никита устало посмотрел на неё:

— Выспалась?

— Давно здесь?

— Час

— Тебе домой не надо?

— Я не хочу.

Машина тронулась, но она больше вопросов не задавала, даже когда они выехали загород. Света тоже не хотела домой.

— Я снял летний домик на турбазе. Там очень красиво, — объяснил он.

Это было правдой. Сосновый бор. Чистое озеро. Заказав еду в ресторане, они устроили себе небольшой пикник на траве и долго сидели, обнявшись, как семейная пара на отдыхе.

Их следующая ночь уже не была такой безумной и жадной, они неторопливо ласкали друг друга, словно хотели растянуть удовольствие и изучить каждую клеточку тела своего партнера.

Весь месяц Света не ходила, она парила над землей. Выполняя свои обязанности на работе машинально, как робот, она ждала окончания дня. Ей не нужны были вода, еда – встречи с ним заменяли её все. Он был для неё источником, дававшим жизнь, и она была для него всем. Муж все это время был в командировке, а где была его девушка, ей было неинтересно.

Но момент, когда нужно было включить мозги, и отключить сердце все же наступил, и ей все-таки пришлось произнести:

— Надо приостановить наши встречи. Муж приезжает через пять дней. Мне нужно настроиться на мою…. Настоящую жизнь.

— Настроиться?

— Это у мужчин все легко. Я не могу резко переключиться с одного мужчины на другого. Мне нужно время, иначе он все поймет.

— Настоящая жизнь. Настроится. Муж. А я тогда кто? Я где? – Никита почти кричал.

— У тебя тоже есть своя жизнь. Сколько ты живешь с ней?

— Семь лет.

— И ты готов все это перечеркнуть, собрать свои вещички, поделить нажитое имущество и переехать в эту квартирку?

— Мы живем в моей квартире.

— Ну, хорошо, собрать её вещички и выкинуть её одинокую и несчастную на улицу?

Задумавшись, он молчал. В её взгляде не было разочарования. Разговор прошел именно так, как она себе и представляла. Жизнь не увлекательный триллер, здесь все предсказуемо.

Совместное проживание Никиты с гражданской женой протекало тихо и мирно: ни яростных споров, ни жарких примирений. И сама она была домашней девочкой, не любившей больших компаний и шумного веселья, поэтому с легкостью отпускала его несколько раз в неделю на встречи с друзьями. Но чтобы отлучатся из дома в последнее время, он придумал проект, над которым якобы работал допоздна в офисе.

На минуту он представил свою жизнь без жены. И ничего не почувствовал. Он не прикасался к ней больше месяца и не хотел этого. Может не стоит продолжать? Может, лучше все рассказать и посмотреть, что она предпримет, будет хвататься за их отношения или уйдет сама.

— Ты что-то рано сегодня. Ужинать будешь?- сегодня она встречала его в коридоре в новой коротенькой сорочке.

— Если только немного.

— А с настроеньем что? Устал?

— Мне надо тебе что-то сказать.

— Мне тоже есть, что тебе рассказать, — загадочно улыбнулась она,- а пока освежись.

Никита долго принимал душ, обдумывая детали будущего разговора. Но все сразу пошло не так.

— Ну, что ты хотел мне сказать?- спросила она, нарезая салат.

— Сначала ты.

— Загляни под тарелку.

В указанном месте он нашел открытку с надписью «поздравляем!», а, открыв её, увидел изображение пухлого младенца.

— Ты беременна? Сколько?

— Восемь недель, — прошептала она, обнимая.

Никита лихорадочно соображал. Самая распространенна женская уловка, когда отношения заходят в тупик. Она всегда пила таблетки, и они пока не обсуждали их отмену. Но спросить, он не пытался. Скорее всего, она ответит, что забыла их принять либо, что лекарство не подействовало.

Восемь недель. Значит, это случилось после поцелуя с НЕЙ в машине. Ему необходимо

было сбросить накопившееся напряжение, и он пришел к жене.

Воистину, не мужчина выбирает себе женщину, а женщина – мужчину. Но если

подумать, она хорошая жена, знает, какие блюда он предпочитает и умеет вкусно их

приготовить, как гладить и куда складывать его вещи, которая всегда чувствует его настроение, зная в каких случаях надо поддержать, а когда дать побыть одному. А с другой женщиной придется начинать все с начала. Когда-то в начале их отношений они тоже не могли оторваться друг от друга, сутками не вылезая с постели. Страсть и любовь проходят, их сменяют привычка и обязанности. Через это проходят все пары.

Но кого он хочет обмануть? Так как было с НЕЙ, у него не было ни с одной женщиной.

А в глубине души Никита чувствовал облегчение. Необходимость самому принимать решения и самому отвечать за них, отпала.

— Так что ты мне хотел сказать?

— Да так, пустяки. За проект, мне в лучшем случае, месяца через два заплатят.

Света металась по пустой квартире, словно птица, попавшая в силки. Она ощущала себя наркоманкой в стадии ломки. Несколько раз она собиралась ему позвонить, но отбрасывала телефон, если бы не высокая стоимость аппарата, то она бы с удовольствием разбила бы его об стену. Когда кошка начитает гулять, заботливые хозяева кормят её специальными препаратами. Интересно, их можно принимать взрослым женщинам?

Она выпила успокоительное лекарство, потом еще и еще и, наконец, уснула.

В отличии от НЕЁ, Никита был спокоен, но его спокойствие называлось апатией.

После возвращения мужа Свете стало немного легче, по крайней мере она не чувствовала себя одинокой. Она заставляла супруга встречать её после работы, вечера они проводили в ресторанах, в кино, с друзьями. Каждая минута должна была быть заполнена. Теперь она не любила одиночество и пыталась избежать общества самой себя.

Вскоре мужу опять пришлось уехать, а ей пришло СМС: «Я знаю, что он уехал. Надо поговорить. Недолго. Там же».

Когда Никита зашёл в их маленькое убежище, она уже была там, сидела в комнате на диване. Он опустился перед ней на колени, взял её руки в свои.

— Я соскучился.

— Я тоже,- она опустила голову, чтобы он не увидел её глаз, наполненных слезами.

— Я хочу, чтоб ты узнала об этом от меня. Моя девушка беременна. Свадьба через месяц. Тебе тяжело все это слышать, а мне тяжело говорить. Все это время, что я был без тебя, я думал со временем станет легче, но это не так, становится все тяжелее. В течении дня мне приходится решать много вопросов. Подготовка к торжеству. Я заставляю себя это делать, но с каждым днем мне тяжелее поднять себя с кровати. Я не могу тебе ничего предложить, нас ничего не ждет. Но прошу тебя, давай не рвать все резко. Давай отвыкать друг от друга постепенно.

Вместо ответа она опустилась с дивана на пол и обняла его.

А спустя месяц Никита женился. Она отправила СМС с поздравлениями. Он перезвонил сразу же.

— Зачем ты звонишь? – удивилась Света,- В этот день не принято уделять внимание другим женщинам.

— Ты не другая женщина. Я звоню самой лучшей женщине!

Она засмеялась. Где-то улыбался он. Обоим стало легко и свободно.

Света налила себе бокал глинтвейна и вышла на балкон. К подъезду подъехала знакомая машина – это возвращался муж. Она помахала ему рукой и сделала пару глотков любимого напитка. Приятное тепло разлилось по телу. Все желания отступили.

Страсть.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)