Во что верится, то и сбудется, а не нужное позабудется. Ч.3.

3. Лешаки. В гостях у ведьм. Люська.

Чёрное озеро, вообще-то, не такое уж и ядовитое даже для людей. Точнее оно просто волшебное, как и сам наш Лес, в центре которого странное наше озеро расположено. Людям здесь, действительно делать нечего, поэтому их организмам тут находится не особенно уютно. Грубо говоря, простого человека мутить здесь начинает, словно он отравился, да и прочие неприятности со здоровьем могут случиться. Или вампир-демон, мимо пробегающий, кровушки отхлебнёт глоток-другой, или оборотень по случайности надкусит. Да и воздух местный, магией наполненный, людям не полезен. Это ведьмы, его вдыхая, силами наполняются, а люди, наоборот, свои силы отдают, отчего и заболевают бедолаги. Озеро, к тому же, ещё и защищается по своему от нежданных, нежелательных посетителей. Впустить-то оно к себе может, а вот освободить – и не подумает. Случайно подошедший человек к его берегу век будет кругами ходить, но обратную дорогу к дому уже никогда сам найти не сможет. Так и сгинет у озера безвозвратно, если, конечно, кто-нибудь из наших ведьм по доброте или от нечего делать, ту дорогу от озера не укажет. Чёрное озеро людей морочит, миражами изводит, тоску необъяснимую в душу нагоняет и душу вытягивает, обращая человека тенью. Много тут теней, за века накопившихся, у озера нашего бродит – всё дорогу домой ищет, вздохами, да стонами своими общественность пугая. Бывает, пока до Схода долетишь, так запаришься те тени развеивать.

Хотя, я людей, конечно, понимаю. Красиво тут у нас – глаз нельзя отвести, и красота эта сказочная манит к себе, да притягивает. Само Чёрное озеро круглое, как тарелочка. Вокруг него скалистый берег, лесом укрытый, зелёным ободком тянется. Озеро словно на дне глубокой чаши лежит. Тропку к нему, крутую, да извилистую, найти не так-то просто. Вода в озере чёрная, как смоль, но переменчивая. То эта чернота кажется плоской и блестящей, то глубокой, тягучей, обволакивающей. Ещё можно наше озеро с чёрным круглым глазом сравнить. Глядит этот глаз вам просто в душу – всё видит, всё понимает, никакие помыслы от него укрыть невозможно. Ленивые волны изредка о берег бьются, и тогда кажется, что глаз будто моргает-подмигивает. Живности в нашем озере отродясь никакой не водилось, даже вся зелень лишь по берегу растёт, словно опасаясь к озеру приблизиться.

Тропу к озеру я искать не стала. Зачем, когда слететь можно. Но тут упёрся в землю своими ногами-ластами мой демон на привязи. Тьфу ты! Я и забыла, что у него вместо крыльев имеется на спине лишь горбик – недоразвитые зачатки тех крылышек, что у истинных демонов быть должны. Пришлось к тропе поворачивать. Ещё хорошо, что я её расположение без излишних подсказок Леса знаю. Но у самой тропы Василий снова заартачился, хрипя из-за затянувшейся на мощной шее, опутавшей его цепи.
— Ну, и чего ты медлишь? – сердито повела я бровью. – Опять что ли боишься? Ну и трус же ты Вася, хоть и демон!
— Жрать хочу! – взвыл лохматый парень, и длинным носом ко мне упрямо потянулся. – Уже прям судороги начались. Или на тебя брошусь, или сдохну просто сейчас!
— Не сдохнешь, — спокойно заверила я его. – Демоны, вообще-то, живучие.
Но мучить бедолагу мне не хотелось – не заслужил ещё. Надо было хоть как-то накормить. Мы же вроде в ответе за того, кого приучаем. Так кажется в одной умной книжке написано.
— Ладно. Можно немного и подкрепиться, только быстро, — со вздохом повернула я чуть в сторону от тропы.
— Мы к людям?! – с надеждой спросил меня демон.
— И где я тебе в этой глуши людей достану! – хохотнула я. – Ничего, без десерта обойдёшься. Сейчас к лешаку завернём. Был тут один недалече.
— К Лешему, что ли? – не понял меня Василий.
— Вася, хватит уже на сказки ориентироваться, — наставительно, лекторским тоном протянула я. – Пора жить реальной жизнью начинать. Леших не существует, если, конечно, не считать, одичавших людей, изредка у нас по лесу пробегающих. А лешаки – это деревья. Просто они особенные, живые. Их не так много, но именно они и есть сознанием нашего Леса. Лешаки наполняют его магией, силой и мудростью. И нас они тоже питают, щедро делясь своею силою.

За разговором даже не заметила, как подошла к старому дереву-великану. Можно было бы обозвать его дубом, если особо не приглядываться. На нём даже жёлуди имелись. Лешаки любили копировать местные виды деревьев, обращаясь именно тем, который им больше пришёлся по вкусу. Случалось встречать мне лешаков и елями, и берёзами обращённых. А у самого озера даже плакучая ива-лешак пристроилась. Ничем особенным, с виду, они от простых деревьев не отличались. Лишь, когда приложить ладони к стволу дерева, можно почувствовать тепло странной коры, похожей на грубую, шероховатую кожу. Она еле заметно пульсировала, словно дышала. А если приложиться ухом к дереву, то ещё можно было услышать и редкие удары сердца лешака, а в шелесте его листвы разобрать слова, понять ответы на вопросы, которая задаёт ему твоя душа.
— Ну, еж давай, — поторопила я демона, указав рукой на дуб-лешак.
— А как его есть? – непонимающе вытаращился на меня Вася, явно собираясь начать грызть кору ствола дерева – голод-то не тётка.
— Ой, дурак! – всплеснула я руками. – Клыки-то подбери. Просто обними дерево, да прижмись к нему теснее. Телом энергию впитывай – вмиг насытишься. А клыки парень у тебя вообще не для еды.
— А для чего же тогда? – спросил меня Вася, покорно обнимаясь с деревом.
— Для защиты, конечно, — просто пояснила я ему, а после велела помолчать, ни о чём не думая. Думаю, это сделать Василию было несложно, вряд ли он когда-либо особенно трудил свои мозги.

Прислушавшись к шелесту листвы, я уловила тихий смех и приветствие.
— Привет Душ, — поздоровалась с лешаком мысленно. – Я тоже рада была повидаться с тобой.
— Опять ты Софья обзавелась новой заботой, — тихо хохотнул дуб.
— Ну, не бросать же демона, — улыбнулась я в ответ. Живой чай, не каменный.
— Камни тоже живыми бывают, — подсказал мне умный лешак.
— Да слышала я про Долину камней, — передёрнула я плечами. – Только нам, лесному народу, до них дела нет.
— Ну, как сказать, как сказать, — прошумел дуб. – Беги, а то на Сход совсем опоздаешь. Тебя Марфа ждёт не дождётся. Новости у неё любопытные имеются.
— Хорошо, увидимся, — кивнула я лешаку, и, ухватив демона за шиворот, потащила его к озеру. Объевшийся Вася висел в моих руках лохматой тряпкой, тихо икал и не сопротивлялся. Непривычная сытость примиряла его с новой жизнью, сделав вялым и покладистым. По ходу он ещё и болтать умудрялся. Хорошо устроился мальчик! Почти несу его, дабы время сберечь, да ещё и на вопросы отвечаю.
— А все ведьмы деревьями питаются? – любопытствовал парень.
— По разному, — коротко ответила я, но после пояснила, вспомнив, что всё же являюсь будто бы добровольной его наставницей:
— Ведьмы ведь тоже разными бывают. Одни истинно лесными, к нашему Лесу крепко привязанными, без его магии жить не способными. Другие – те, что в родителях людей имеют, — всё больше человеческой энергией насыщаются. Этих на месте и не удержишь вовсе. Есть ведьмы особенные, которые из любой живности и даже флоры способны себе пропитание вытянуть.
— Ты – особенная! — уверено заявил Вася.
— Да, — не стала спорить с ним. – Могу даже от лунного света силушки почерпнуть, или у солнечных лучей её надёргать. Я страннее прочих буду. Не зря ведь наши ведьмы Странною прозвали.

Подлетев к Чёрному озеру, я понеслась над ним просто к его центру, где был расположен небольшой островок, невидимый простому человеческому глазу. Демон испугано повизгивал и поджимал ноги, боясь коснуться ими тёмных вод.
— Да, не бойся ты, — успокоила я его. – Иди по воде, как по земле. Озеро своих узнаёт и пропускает. Это людей оно или вглубь затягивает, или к берегу поворачивает, смотря в каком настроении в тот момент находится.

Долетев до нашего островка, я бросила демона на бережок валяться тёмной грудой, а сама поторопилась с ведьмами поздороваться. Народу собралось сегодня больше обычного. Значит, новости у тётки Марфы действительно серьезные, раз она всех мало-мальски опытных ведьм округи собрала. В центре островка, пустым каменным выступом торчащего из воды, горел традиционный магический костёр. Тётка Марфа, как обычно тучная и хмурая, поглядывала на меня неодобрительно. Её чёрные до синевы волосы спускались неопрятными прядями до самой земли, третий глаз на лбу прикрывала обычная цветная повязка, широкий халат-балахон скрывал недостатки, расплывшейся фигуры. Сверкнув чёрными, в цвет волос, глазами и поджав тонкие алые губы, Марфа хрипло проворчала в мою сторону:
— Опять ты Софья какую-то падаль подобрала. Из-за этой проклятой плоти запоздала. Скоро луна зайдёт, а мы новость нечаянную даже обсудить не успели ещё. Нет, чтобы испепелить гадёныша, да на Сход торопиться! А ты с ним пол ночи возишься.
— Моё! – упрямо прикрыла я рукой голову демона, испуганно склонившегося до самой земли.
— Да ладно вам спорить-то, — махнула рукой золотоволосая Ангелочек, любительница поиграть с мужчинами. Правда, она их после сжирала, всех без исключения, но они, обычно, были не в претензии. Наша Анжелика умела подарить райское мгновение на земле. – Ну, пусть Софья потешится. Уж вы её знаете: хлебом не корми, дай только кого-нибудь поучить. Она же, эта самая – пидагогша, что ли.
Другие ведьмы тоже поддержали Ангелочка, потому что относились к чужим слабостям с пониманием, ведь у каждой свои собственные имелись. Позволив моему демону жить, ведьмы тут же утратили к нему всяческий интерес и неспешно направились к костру, увлекая меня за собой. Притихший Вася плёлся следом, стараясь от меня не отставать, словно пёс за любимой хозяйкой.

У костра послышалась возня, раздалось рычание, а после и девчоночий визг.
— Что, опять оборотни шалят? – со вздохом спросила я. – И кого на этот раз они приволокли? Зачем вы их вообще на Сход пускаете? Всё равно ведь права голоса они не имеют.
— Их озеро пропустило, оно гражданские права у нечисти не спрашивает, — всё так же недовольно проворчала Марфа. Я вообще не помню, чтобы она когда-либо довольной выглядела. Может от этого так страшна внешне.
— И никого они не притаскивали, — хохотнула Ангелочек. – Та девка сама к нам заявилась. А ребяткам поиграть захотелось только и всего.
Синеглазая Татьяна неодобрительно покачала головой, откидывая на спину длинную русую косу. Оборотней Таньша не любила, а их игры с людьми терпеть не могла.
— Девка небось непростая, раз наш остров усмотреть смогла. Да и озеро её пропустило. Надо бы оборотней приструнить, да девчонку поспрашивать прежде.
Аглая тут же направилась разбираться. Эта одноглазая ведьма была очень исполнительна и ужасно сильна. Оборотни её побаивались, поэтому, не споря, отошли от слегка покусанной невысокой рыжей девицы, которая вдруг перестав визжать, зарычала по-звериному на своих обидчиков.
— Ух ты! – присвистнула Наталья, самая молодая из присутствующих ведьм, весело посверкивая зелёными глазищами. – Девушка точно непростая, рычит на оборотней, как на своих собратьев.
Мы с любопытством присмотрелись к растрёпанной девчонке, оборотни же к ней с любопытством принюхались, а мой демон Вася удивлённо вскрикнул:
— Люська! А ты чего тут делаешь?!
— Тебя, дурака, ищу, — басовито ответила Люська, как-то по-собачьи зализывая рану на руке.

Во что верится, то и сбудется, а не нужное позабудется. Ч.3.: 2 комментария

  1. @ bratchanka:
    Cпасибо Лорочка. Я и сама увлеклась. Как появится чуть времени засяду за продолжение)
    С теплом, Ветка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)