Сивилла

Это было. Послушайте те, кто поверить способен в гадание, в то, что сбыться способно одно роковое судьбы предсказание.

Осень теплая ярко текла, словно лето забыло о времени и уснуло в кибитке листвы, как заложник бродячего племени. Скверик вузовский ульем гудел и студенточек стайка болтливая щебетала, смеясь о простом, все о женском: «Я буду счастливая».

— Может можно о том погадать, из какой стороны ветер странствия принесет конский топот копыт, что везет принца дальнего царствия?

Пошутили, и как на беду, словно дым над пылающим теремом, проявилась цыганка в тени под кленовым желтеющим деревом. И откуда она там взялась? Все укрыто загадки покровами, да и время в сугробах листвы тайну выжгло дымами костровыми.

Темный ворох летящих одежд седина косы черные путает, курит медленно трубку она, а цветастый платок плечи кутает. Я к цыганке, смеясь, подошла.

— Погадай мне! Что в жизни не ведаю?

Юность часто бывает глупа, бесшабашной такой непоседою.

-Покажи мне ладонь!

-Покажу! Погадай мне сивилла на белое. Я колечко за труд положу, что-то утром проснулась я смелая!

Взгляд, как сабля. Его острие расчертило ладонь мне на линии. Онемело сердечко мое, ноготки на руке стали синими. Долго, долго молчала она, головою качала в раздумии. Посмотрела в глаза, и тогда поняла я какой взгляд у мумии.

-Не люблю я людей огорчать, пропуская беду через легкие. На судьбе твоей смерти печать и года без любви одинокие.

— Вот так новость!- и слезы в глазах.

— Погоди! Я скажу тебе, милая, есть на линии сердца твоем завиток, все-же будешь счастливая. А кольцо забери, не возьму! Не беру я на душу греховное. Пусть его для тебя на года освятит пламя свечки, церковное.

То колечко к руке приросло, словно кожа на пальце раздвинулась, и судьба подарила еще — сердце к сердцу с любовью подвинулось. Потекла жизнь спокойно моя, я то счастье секундами мерила, на руках среди белого дня муж носил, и ему я поверила. Позабыла, пылая в любви про пророчество то, обреченное, как на взлете семьи вдруг вдовство жизнь накрыло, что облако черное. Долго выла волчицей в степи, взяв луну себе в помощь, подружкою, да глушила в груди пустоту то спиртной, то кофейною кружкою.

И когда доползла до черты, за которой лишь тьма, да забвение, обожгло руку сильно кольцо, что хранило сивиллы знамение. Заискрил ободок золотой, словно ожили чары кудесника, и мелькнули в сиянье глаза, два знакомых агатовых вестника.

— Не гневи бога!- слышу слова,- Не тебе говорить про нежданное. Ты цени, что сумела найти свое счастье, причем несказанное. Разве мало испито любви из источника истой кристальности? Иль умолкли с ним звуки струи в вашем чувстве такой аномальности?

Автор: Irma

Люблю перебирать словесную руду, искать рубины слов...

Сивилла: 4 комментария

  1. Ирма, трудно подобрать слова! Настолько поразила меня эта поэма (иначе нельзя назвать). Такая любовь дорогого стоит. С теплом. Лора.

  2. Лариса, такая…так называемая поэма…это вторая моя проба. Первой был «Сон». Показалось забавным записать стих прозой…необычное впечатление при чтении…мне так кажется. А любовь…она и должна быть такая…вот …дорогая, и неважно, короткая она или длинная! Главное, чтобы была настоящая!

    С теплом и благодарностью!

  3. @ Irma:
    Зашла, так сказать, с ответным визитом на страничку. Прочитала бегло, решив ограничиться простой оценкой. И не смогла удержаться-перечитала снова. Редко что-либо перечитываю. Или захватывает сразу или никак. Правда, захватило! Очень хорошая работа.

  4. Ирма!!! Очень Интересная работа!!! Понравился и сюжет и исполнение!!! Да!!! Довольно Необычна поэзия в фомате прозы!!! Получилось весьма Удачно!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)