Сон

Чужим во сне являться не пристало, и потому не странно было мне, когда подняв тяжелое забрало, вдруг улыбнулся рыцарь на коне. Поклон отвесил чинно, благородно, как даме самых истинных кровей, и возвестил он громко, принародно, что всех красавиц эта красивей. И ротозеи, зрители турнира, все, как один в меня вонзили взор, словно для них играла я  на лире, меня же жег немыслимый позор.

Предстать пред чернью гордой королеве с распущенной и спутанной косой! Та, что вчера была грозна во гневе, стоит вдруг полуголой и босой. Готова плаха для грядущей казни, и ждет палач седой команды чьей-то, но не трепещет сердце из боязни, так звучно в ритме боя плачет флейта!

Не убежать, не двинуться — застыла! Глаза чужие мажут взглядом тело. Душа, еще недавно легкокрыла, трепещет в нем без сил, отяжелела. Толпа ликует! Их кумир отвержен. Былой восторг сменил жестокий смех. Шаг на помост и трон уже низвержен. Топор упал на шею, срезав мех. И красота скатилась по ступеням, стучит в прыжке по доскам голова, и капли крови брызжут по каменьям, застыли на губах немых слова.

Душа, ей нет до оболочки дела — обитель есть еще на небесах. Вздохнула, отряхнулась, полетела для взвешиванья богом на весах. Ей нужен круг один еще, лишь йота — поднять забрала тяжесть лишний раз, запомнить нужно ей до мига взлета улыбку этих смелых карих глаз. За что казнима? Разве в этом дело! Казнила я не раз себя сама! Любить. Для королевы — это смело, но так опасно для ее ума. Забыться, отрешиться от земного — иначе не дано ей полюбить.

Есть выбор королевский у любого — убить любовь иль дать себя убить.

И выбор был — любовь пить чашей сласти, на дне тот яд, который не изъять: вся зависть мира, гнев и жажда власти, а власть — она должна повелевать! Глоток лишь чувства выпито и сразу молва плетет причудливую сеть, поймать кого, пустить в лицо заразу — толпа в экстазе будет багроветь. Интриг дворцовых видели немало резные камни сводов и окон, для стен одним секретом больше стало — в алькове королевском страсти стон.

Истории лихие повороты, она привычно к падшим не мила. Любовь для власти — слабость, хуже рвоты, она страну до смуты довела. Вновь черный дым на Ватиканской крыше, вновь чувства — блажь людская, маета. Они все — вздор! Долг, он всего превыше! Любовь всегда лишь похоть, суета. У власти есть незыблемое право — собой всецело души покорять, и рвет сердца налево и направо она, стремясь соперницу изъять. Тот, кто любим и любит, грезит мало, сады чужих земель не хороши. И королева, полюбив, узнала, что есть ей половина для души.

И счастье смяло снежною лавиной покровы сна, полотна простыней, а тот, что стал любимой половиной, был поднят над отчизною своей. Такое не прощается кумирам, восторг толпы, что жало у змеи. Кость брошена, укус и быть вампирам в среде, где были некогда свои. Корысть мясною мухой раны метит, и вот личинки злости множат род. — Она слаба, она за все ответит, — на улицах бормочет каждый рот. Роптанье, что! Оно лишь отзвук лавы вулкана человеческой молвы, и эшафот стал финишем облавы, творением сплоченности толпы.

Безумцы, стойте, топчите святое! Любовь не может быть для вас врагом! Но глухота толпы — яйцо простое: звенит монета в кошельке тугом. Повторно лечь на плаху — вены стынут! Дрожит рука, та, что сжимает крест. Неправда все! Все сон! Жизнь, не отнимут!

Она не боль, и мне не надоест! Хочу проснуться, это сон, я знаю! Скрипит доской не поступь палача. Удар железа, все-же, улетаю…. Проснулась возле теплого плеча.

Автор: Irma

Люблю перебирать словесную руду, искать рубины слов...

Сон: 11 комментариев

  1. Марина! Спасибо за такой отзыв, порадовали. Честно говоря, выставляла с опаской. Хорошего завершения и самой хотелось, но до конца …конец был загадкой. Все-таки, побыть королевой и остаться в живых… довольно забавное чувство.

    С признательностью.

  2. Ирма!!! Вы Молодчина!!! Это уже на Поэму тянет!!! Написано Классно!!! Только почему оформление как у рассказа? У Вас с Веткой смотрю темы перекликаются!!! Наверно недавно читали Дюма или Гюго 🙂

  3. @ Максим Веремейчик:
    Максим, не знаю все ли королевы были ведьмами…но их не сжигали, а лишь рубили им головы. Если смотреть, что речь идет о казнях…и страданиях за любовь, то конечно перекликаются. Правда…моя концовка более счастливая. Про Гюго конечно помню…читала давно, но для мысли нет временных рамок, они, как бабочки так и порхают во времени.
    Вы Максим — человек пишущий и прекрасно знаете, что для вдохновения хватает порой лишь одной фразы, чтобы за ней потянулся, как за концом нити весь клубок истории.
    Форма? Не знаю, посчитала, что так даже интереснее…по крайней мере для меня…вроде стихов в прозе. Не надо прокручивать узкую полоску строк…уставая от этого, а тут…пробежал по диагонали и все видно. Читаешь…и слова незаметно выстраиваются в рифмы. Своеобразная игра. Может и зря так сделала, судя по количеству отзывов, но надо же как-то разнообразить жизнь.
    Поэма?…а что, надо подумать…о поэме в прозе. Сложновато будет, но почему бы не попробовать.
    Спасибо за отклик!
    С теплом!

  4. И королева, полюбив, узнала, что есть ей половина для души.
    Как рыцарь тот, я приподнял забрало, и улыбнулся, строчки хороши!
    Спасибо! С Признательностью! Сергей

  5. @ Сергей Бабинцев:
    Сергей, Королева в восхищении! Один рыцарь хорошо, а два улыбающихся рыцаря еще лучше!…судя по времени написания…этот улыбающийся рыцарь — настоящий романтик, он или поздняя сова, или очень ранний жаворонок. :)))

    Улыбка вам очень идет, рыцарь Сергей из рода Бабинцевых. Нижайший вам поклон за ваши слова!

  6. Великолепно! Сначала думала, что это рассказ. Но это поэма настоящая поэма. Вы должно быть не один сборник издали

  7. @ russiangirl234:
    Это наверное просто длинный стих, записанный покороче. Эксперимент такой…вы правы…сначала сбивает с толку рифма, а потом она же вяжет повествование в единую цепь. Даже немного забавно. надо попробовать …потом еще написать …в этом роде.
    …но…увы!…ни сборников, ни сборника еще не было…да и будет ли? А так, кто прочтет…и хорошо. Я же не профи, это только хобби.

    Спасибо за отзыв. Рада, что вам понравилось…это просто …прекрасный сон!

  8. не согласен только с этим:

    «Безумцы, стойте, топчите святое! Любовь не может быть для вас врагом! Но глухота толпы — яйцо простое: звенит монета в кошельке тугом. Повторно лечь на плаху — вены стынут! Дрожит рука, та, что сжимает крест. Неправда все! Все сон! Жизнь, не отнимут!»

    топчете святое — так правильно
    Глухота толпы — яйцо простое? — спорное утверждение. Нужно по-другому сказать
    Кстати, и монеты не звенят в тугих кошельках. Они звенят в пустых
    Далее тоже странно.

    Финал недостаточно убедителен. И не трагичен и не счастлив. Может, не хватило пары-тройки-слов, но слит финал.

    Всё остальное очень хорошо.
    Ирма, малаца

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)