Превратности судьбы.

Их было трое. В черных кожаных куртках и такого же цвета вязаных шапочках, натянутых на глаза, они били хлестко, со знанием дела, стараясь добить лежавшего навзничь наверняка. Скорчившись, тот прикрывался руками и только мычал. Он уже не пытался подняться и только иногда вскидывал голову, чтоб посмотреть на невысокую черноволосую девушку и убедиться, что с ней все в порядке. А ее огромные миндалевидные глаза с ужасом смотрели на происходящее; из зажатого грубой ладонью рта доносились приглушенные всхлипы, а по бледным щекам катились крупные слезы.
— Сестру не трогайте,- прохрипел из последних сил лежащий ,сплевывая на асфальт сгустки крови из разбитого рта.
Носок тяжелого ботинка попал ему по лицу и парень затих. Один из избивавших нагнулся над ним и поддел голову ногой.
— Пока хватит,- хрипло произнес он,- это ему уроком будет. Слышь, ты, чурка, передай своим, срок вам — две недели. Собирайте манатки и дуйте туда, откуда приехали. А то похороним здесь. А мы теперь красоткой твоей займемся. Когда еще придется восточную красавицу бесплатно поиметь!
Под громкий хохот дружков он выглянул из подворотни и оглядел улицу; фонари тускло освещали неширокий переулок; ветер гнал по тротуару сухую листву, бумажки и сигаретные окурки; редкие прохожие старались прошмыгнуть мимо, вжимая голову в плечи и поднимая воротники пальто.
— Слышь, Кот,- послышалось за спиной,- где мы ее оприходуем, здесь что ли? Может лучше в подвальчике?
Еще раз окинув взглядом улицу, Константин подошел к девушке. Ее лицо расплывалось светлым пятном в темноте подворотни, на нем выделялись большие блестящие глаза, в которых отсвечивал тусклый фонарный свет. Она извивалась в державших ее руках, стараясь вырваться или хотя бы закричать в надежде, что кто-нибудь откликнется и придет на помощь. Кот достал фонарик и посветил ей прямо в лицо. Девушка замерла, зажмурилась от яркого света, и Константин увидел длинные ресницы, точеный нос и маленький округлый подбородок. Он протянул руку и коснулся ее щеки, и, как будто в ответ на его прикосновение, ее веки дрогнули и через секунду на Кота посмотрели большие темные глаза, полные слез. Константин замер. Не убирая руки, он вглядывался в ее лицо.
— Долго ты ее разглядывать будешь?- послышался рядом нетерпеливый шепот Кири,- давай, потащили, а то увидит кто, еще ментам стуканет. Хватай ее за ноги!
Невысокий щуплый Леха попытался оттолкнуть Константина, чтоб помочь покрепче ухватить девушку, но Кот резко опустил фонарь.
— Уходим,- приказал он охрипшим вдруг голосом,- и так столько времени здесь проторчали. Могут увидеть! Оставь ее, я сказал, уходить надо!
— А девчонка?- обиженно протянул Леха,- Так и отпустим? Ты что, Кот?
— На следующий раз оставим,- проговорил Константин, изо всех сил пытаясь изобразить на лице подленькую ухмылку,- никуда она от нас не денется. Все, уходим!
Он еще раз посмотрел на белеющее в темноте лицо и, повернувшись на негнущихся ногах, шагнул в сторону улицы.
— Повезло тебе, чурка узкоглазая,- прозвучало за его спиной, и Кот услышал догоняющие его торопливые шаги.
Еще через несколько секунд в темноте подворотни раздался крик, отдающийся эхом в небольшом дворике, окруженном с трех сторон старыми пятиэтажками.
— Расходимся по одному, — негромко сказал Константин, торопливо стаскивая с себя черную шапку и шагая в противоположную от подворотни сторону,- вы бегите прямо, потом свернете за угол — и в стороны, а я дворами пройду.
Дождавшись, когда Леха с Кириллом скрылись в темноте, он обогнул ряд зданий и вышел к знакомому дому с другой стороны. Присев в тени полуголых в это время года кустов, Константин вглядывался в полумрак подворотни, надеясь разглядеть среди суетящихся там людей невысокую тоненькую фигурку.
— Саид, Саид,- протяжно выводил женский голос, страшный в своем отчаянии.
Ему вторили несколько мужских, женских и детских голосов, сливаясь в непонятную для Константина звуковую какофонию. Вслушиваясь в непонятные слова, он вдруг ощутил боль и страх этих людей. Ему стало не по себе. « И что вы здесь потеряли ? — со злым отчаянием подумал Константин, тщетно пытаясь разглядеть среди снующих в подворотне знакомую фигуру.- Сидели бы у себя дома — целее были бы!» Звук сирены заставил его вскочить. К дому приближалась «Скорая», за ней почти одновременно появился наряд милиции. Прижимаясь к стене, стараясь быть незамеченным, Константин завернул за угол и торопливо зашагал прочь.

Высокий светловолосый юноша шел по улице. Его худощавое курносое лицо привлекало бы взгляды, если бы не настороженный холодный взгляд из-под насупленных бровей и плотно сомкнутые губы. Юноша миновал переулок и нырнул в подворотню. Двор был пуст, только в дальнем углу старый дворник сметал в кучу листья и обрывки бумаг. Юноша подошел к старику.
— Отец, закурить не найдется? Зажигалку не прихватил!
Дворник отложил метлу и молча полез в карман. Достал коробок спичек и протянул молодому человеку. Тот прикурил, но уходить не собирался.
— Что тут у вас вчера случилось?- поинтересовался он, картинно выдувая дым из ноздрей,- Милиция, « Скорая», ограбили, что ли, кого?
— А ты кто таков?- старик подозрительно покосился на парня ,-Что-то я тебя здесь не помню. К кому пришел-то?
— Да вчера у товарища сидел,- парень кивнул на соседний дом,- а тут шум, гам… Сегодня вот опять договорились встретиться, звоню, а его дома нет. Просил подождать. Вот, стою, жду! А сам-то куришь, угощайся?
Он достал из кармана « Мальборо».
— А-а-а,- протянул старик, вытаскивая из протянутой пачки сигарету,- Ты смотри какие, а я вот только папироски наши смолю, а такие давно не пробовал!.. А вчера у нас беда приключилась. Парня из приезжих чуть не насмерть забили, сволочи ! Семья-то хорошая, уважительная. Приехали подзаработать, у них ведь там нищета кругом, работы нет, а кушать всем хочется. А тут беда такая. Его — то в больницу увезли, остальные дома сидят, выйти боятся. Хорошо хоть сестру, Айгуль , не тронули. Они вместе домой возвращались, а для азиатов, сам знаешь, порченая девушка — позор семьи. Вот так-то. А сигаретку я потом покурю. Спасибо, сынок!
Старик сокрушенно покачал головой и снова взялся за метлу. Константин отошел в сторону. « Ее зовут Айгуль,- мелькнуло в голове,- имя какое-то странное». Он еще немного покрутился во дворе и, дождавшись, когда дворник отправится восвояси, вышел на улицу.
Только через три дня Константин снова увидел Айгуль. Он подкараулил ее днем, когда в очередной раз, уйдя с лекций, часа полтора бродил неподалеку от заветной подворотни, стараясь не попадаться на глаза уже знакомому дворнику. Она вышла в переулок, держа за руку маленького, похожего на нее мальчика и тревожно оглядываясь по сторонам. В другой руке у нее был увесистый пакет и небольшая сумочка на длинном ремешке. Константин направился следом, стараясь держаться вблизи и в то же время не привлекать внимания. Айгуль торопливо шла по улице. Мальчик вырывал маленькую ручонку, стараясь убежать от сестры. Наконец ему это удалось. Он помчался вперед, радостно шлепая по лужам и разбрасывая ногами сухие листья.
— Халил, не убегай,- услышал Константин мелодичный голос и прибавил шаг.
Пытаясь в очередной раз обогнуть прохожих, малыш споткнулся и, растянувшись на тротуаре, громко заревел. Какой-то мужчина поднял ревущего ребенка и передал подбежавшей девушке.
— Ничего страшного,- услышал Константин,- ну, брат, и на кого ты стал похож? Вымазался как поросенок!
Он отряхнул пальто и зашагал дальше, а Айгуль, присев перед мальчуганом на корточки, успокаивала его, пытаясь отчистить грязь с заплаканного лица.
— Девушка, вот возьмите,- услышала она и подняла голову.
Перед ней стоял высокий молодой человек и протягивал ей клетчатый носовой платок, и пока Айгуль молча смотрела на него, сам присел перед ребенком и начал осторожно оттирать с заплаканных щек темные полосы.
— Спасибо,- тихо произнесла Айгуль и опустила длинные ресницы.
На русском она говорила с чуть уловимым акцентом, придающим ее нежному голосу еще большую привлекательность.
— Хотите, я вас провожу, мне тоже в ту сторону- с замиранием сердца предложил Константин, с ужасом думая о том, что будет, если она узнает его.
— Спасибо,- повторила Айгуль,- нам недалеко, только до остановки.
— Давайте сюда ваш пакет,- чуть грубовато произнес Кот, забирая из ее рук тяжелую ношу.- Ух ты килограмм пять-шесть будет, вы что, кирпичи носите?
— Это брату в больницу. Мама приболела , сегодня мы идем навещать. А брат книги просил принести,- извиняющимся голосом произнесла Айгуль и вдруг испуганно ухватилась за ручки пакета,- вы не беспокойтесь ,я сама понесу, мне не тяжело.
— Идемте,- проговорил Константин,- только зачем вам остановка? Вам в какую больницу? Которая на Пушкинской? Туда можно и пешком дойти, тем более, сегодня солнышко вышло, и ветра почти нет. Мне тоже в ту сторону. Кстати, меня Костей зовут!
— А я Айгуль,- произнесла девушка, теперь уже внимательно посмотрев на стоявшего перед ней юношу,- мы сюда недавно приехали.
— Красивое имя, только странное немного.
— Почему странное? Айгуль- это значит лунный цветок. Так меня папа назвал!
— Лунный цветок,- повторил Константин ,- нет, правда красиво.
Они медленно шли по улице. Впереди весело бежал маленький Халил. Девушка молчала, а Константин все никак не мог найти слова, чтоб снова услышать в ответ ее тихий певучий голос. Дойдя остановки, Айгуль потянулась за пакетом.
— Мы все же на автобусе поедем. Так быстрее, а то мама беспокоиться будет,- виновато произнесла она, глядя Косте в глаза,- Спасибо Вам.
— Послушай, Айгуль,- быстро произнес Костя, от волнения переходя на «ты»,- давай как-нибудь встретимся, погуляем. Я тебе город покажу, ты же сама сказала — недавно приехали. А у нас красиво и люди хорошие. Соглашайся!
— Хорошие!- усмехнулась Айгуль.- Нет, Костя. Мне не разрешают выходить, только иногда, как сегодня. Тем более, что мы, наверное, скоро уедем. Брат поправится и будем собираться. Отец уже новое место работы ищет. Обещали помочь!
— Как уедете?- растерянно произнес Константин, ощущая внутренний холодок,- Куда?
— Не знаю,- вздохнула девушка,- куда-нибудь, где работа будет. А знаешь что,- она тоже перешла на «ты»- у нас мама больна, папа целыми днями работает, так что несколько дней я буду в больницу ездить. Если хочешь, подходи.
— Хорошо! Тогда завтра в это же время, только ты без меня не уходи. А может, удастся еще и погулять, а, Айгуль? Хочешь, я зайду за тобой, может, если познакомиться с твоими родителями, они разрешат тебе со мной выходить?
— Подожди меня завтра, -повторила Айгуль и, крепко взяв за руку Халила, пошла к подъехавшему автобусу.
Уже в дверях, она оглянулась и, улыбнувшись стоящему под навесом Косте, махнула рукой.

_

Теперь каждый день Костя ждал Айгуль у подворотни, и, когда в дверях подъезда появлялась девушка, готов был бежать к ней навстречу, но сдерживал себя, помня ее просьбу не показываться на глаза родителям. С замиранием сердца он следил, как она неторопливо пересекала двор и шла к нему. Обычно Айгуль улыбалась, ее большие миндалевидные глаза лукаво блестели, когда, нырнув в подворотню, она протягивала Косте узкую ладонь, которую тот хватал своей большой рукой и уже не выпускал всю дорогу до больницы и обратно. Это было единственное, что мог позволить себе Костя по отношению к девушке. Все, что было раньше между ним и другими не шло ни в какое сравнение с тем чувством, которое он испытывал , ощущая в своей ладони маленькую ручку с длинными нервными пальцами. Но сегодня Айгуль не улыбалась. Обернувшись к окну и помахав рукой, она заспешила к Косте и, натянуто улыбаясь, сказала:
— Саида завтра выписывают. А через три дня мы уезжаем. Папа работу нашел… Куда-то на юг. Папа говорит, что там спокойнее.
— Как через три дня,- задохнулся Костя,- так скоро?!
Он снова вспомнил пасмурный вечер и свои слова, брошенные лежавшему перед ним парню: « Срок — две недели. Не уедете — похороним здесь». Теперь все, что произошло тогда, казалась ему нереальным: не мог он быть в тот вечер здесь, в этой темной подворотне; это кто-то другой, озлобленный и уверенный в своей правоте, вершил суд над беззащитными людьми, волей случая оказавшимися оторванными от своей земли.
— А как же я,- пробормотал Костя ,позволив себе обхватить ее хрупкие плечи,- Гуля, а что же мне делать?
Длинные ресницы дрогнули. Айгуль на мгновение прижалась лбом к его плечу.
— Я постараюсь узнать, куда точно мы уедем. Ты ведь найдешь меня, правда?
Ее глаза с надеждой смотрели на Костю. На реснице повисла слеза и , соскользнув, одиноко покатилась по смуглой щеке. Костя осторожно коснулся щеки губами.
— Я люблю тебя,- прошептал он, прижимая к своей груди ее голову,- я никогда не думал, что так будет. Прости меня!
— За что?- улыбнулась девушка сквозь слезы.- Мне так хорошо с тобой, спокойно. Ты не похож на других: злых, наглых. Я так счастлива, что мы встретились! Костя, мы ведь обязательно будем вместе, правда?
Она оттерла слезы и взяла его под руку.
— У нас еще целых три дня! Пойдем, я отпросилась немного погулять, сказала ,что хочу зайти к подружке, попрощаться.
Они шли по знакомому маршруту от дома до больницы, и Косте казалось, что дорога стала вдвое короче. Сознание вины, как заноза, саднило в душе; еще больше он страдал от того, что не мог найти в себе силы признаться в том, что это он был в тот вечер в подворотне. Как она сказала? « ты не похож на других: злых и наглых»! И как теперь, после этих слов, он скажет правду? А ведь не будь он в тот вечер в переулке, он не встретил бы ее, любимую, самую родную и единственную. Костя застонал. Ему казалось, что он делает это тихо, но Айгуль напряглась и встревоженно посмотрела ему в глаза.
— Что?- прошептала она, прижимаясь к его локтю.- Что-то случилось?
Он покачал головой и еще крепче сжал ее руку.
— Я люблю тебя,- повторил Костя, глядя в глубокие темные глаза,- Гуля, что бы ни случилось, ты знай, я очень тебя люблю!
Три дня пролетели быстро. Косте не удалось больше увидеться с Айгуль. Саида выписали, и теперь повода для выхода из дому у девушки не было. Забыв обо всем, Костя часами бродил вокруг дома, заходил во двор и, не обращая внимания на старого дворника, сидел на скамеечке у подъезда в надежде увидеть Гулю. Несколько раз в окне мелькало ее лицо, однажды она вышла из дому вместе с отцом и направилась в магазин, а Костя плелся следом, не смея подойти.
Теперь они могли только обмениваться взглядами, но этот безмолвный разговор был понятен им обоим.
« Гуля, я не могу без тебя,- в светлых глазах светилось отчаяние,- Гулечка, любимая! Я здесь, рядом. Я всегда хочу быть около тебя. Гуля, как же нам быть?»
« Я знаю, Костя, я все понимаю,- отвечали темные,- но я не могу. Ты же видишь, я не одна. Отец не позволит подойти. А мне так хочется, чтоб ты снова обнял меня, Костя. Я люблю тебя».
Покосившись несколько раз на высокого светловолосого парня, отец Айгуль что-то резко сказал ей, и она, повесив голову, покорно пошла рядом с ним, ни разу больше не оглянувшись. Держась на расстоянии, Костя прошел за ними во двор и снова сел на лавочку, обхватив руками голову…
С утра моросил дождь. Стоя под детским грибком, Костя курил одну сигарету за другой. В кармане куртки лежал листок с адресом и телефоном. Айгуль так и не смогла сказать ему, куда они собираются переезжать, и Костя, решил сам незаметно передать ей свой адрес: она обязательно напишет или позвонит, он приедет и снова они будут вместе, ведь по-другому и быть не может! Но время шло, дверь подъезда то и дело распахивалась, впуская и выпуская жильцов, но ни Айгуль, ни кого-либо из ее семьи видно не было.
— Слышь, парень, ты кого тут выжидаешь?- перед Костей стоял дворник.- Я тебя еще тогда приметил. Видел, как вы с Айгуль по улице ходили. Знакомый что ли?
— Знакомый,- выдавил из себя Костя.- А когда они уезжают, вы не знаете?
— Ну, ты даешь! Так они еще с вечера уехали. Поезд ведь у них ночью был. Ты что, парень? Плохо, что ли?- дворник с удивлением уставился на Костю.- Ты же весь белый!
— Все в порядке, спасибо! А у вас адреса нет, куда они направились?
— Какой адрес! Они же тихо-молча жили, общались только со своими . Ты же говоришь, что знакомый ихний, что ж и тебе ничего не сказали? Эй, парень, ты куда?
Костя шел по улице. Косые струи дождя били по лицу, стекали по голове и плечам. « Ты не такой как все,- звенел в голове мелодичный голос.- Я так счастлива, что мы встретились».
Вокруг Кости шумел город. Несмотря на дождь по улицам сновали люди, а он был одинок среди сотен и тысяч горожан, среди домов и парков, знакомых ему с детства. А где-то стучали колеса, увозя в неизвестность за многие километры ту единственную, которая стала теперь всем смыслом его жизни, его болью и его надеждой.

Превратности судьбы.: 2 комментария

  1. Утро. Рассвет. Солнышко заплутало в средних широтах и упорно не идет к нам. Небо упорно продолжает лить свои слезы. Это же надо целых пять страниц Ирина. Распечатала буду читать по дорогам. Отзыв позже. Не могу пройти мимо. Любопытство просто сил нет.
    Улыбаюсь. Надежда.

  2. В жизни так и происходит… Никогда не могла понять тех, кто взял на себя право разграничивать людей: на лучших и худших. В чём логика превосходства одной нации над другой? У нас в Сибири бытует поговорка: » жили триста лет под татаро — монгольским игом плюс семьдесят лет Советской власти, а вы всё о чистоте крови говорите…» Рассказ задел глубокими человеческими эмоциями. Спасибо! С уважением. bratchanka.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)