Заложник вожделения… часть третья…

Небрежно…

Его сущность металась, не давая покоя…

Он не понимал, как ему быть дальше, что делать, кому верить? Этот ужас был страшнее всех кошмаров, приснившихся ему за всю его непродолжительную жизнь. Эта растерянность неопределённости, сомнения в стабильности, что могло быть хуже? Единственное, что его могло, хоть как-то успокоить – это то, что он мог создать для себя «панцирь» и жить в нём, словно отшельник, держа дистанцию ото всех…

Но он, даже в себе сомневался: почему его не поддержала собственная интуиция, ведь должен, же был сработать инстинкт самосохранения, который шептал ему: «не тронь – погибнешь!» Почему – не кричал?! Мало ли, кто что шепчет… да, он сам был виноват, что не прислушался…

Почему его похотливая страсть затмила рассудок, почему, нельзя потерять голову и просто быть счастливым, почему, как только ты расслабляешься и ловишь наслаждения жизни, тебя сразу же запутывают в оковы предрассудков?

Он знал, что располагает преданностью двух людей – отца и Натио… и всё…

Ольгу он не брал в расчёт; ему казалось странным, отчего она не предупредила его о предстоящих недоразумениях со Стефаном, но позже Софио понял, ведь Ольга была лицом заинтересованным: сама была влюблена в «неположенный объект», да и на брак с ним согласилась, поскольку ей это было выгодно – меньше сплетен… да и понимал её Софио, как никто другой… Поэтому Ольга могла просто не заметить того, что погубило Софио…

Он снова вспоминал моменты допроса…

– Да… мне ещё учиться и учиться… такое мастерство – сбивать с мысли… я ведь хотел сказать, что на Стефане не может быть подобных шрамов, в принципе… так как, я не мог допустить плохого обращения с гостем своего дома… сколько можно, Соф, забудь! – ругал он сам себя… – отпусти и живи дальше!

В дверь дома Софио постучали…

– Кто там, ещё… просил же… ничего я с собой не сделаю… больше… может быть… только сейчас, уйдите все, а… а то я… и передумать могу…

На пороге стоял отец Стефана.

– Когда уже ваша семья оставит меня в покое, что я вам сделал? – кричал Софио, еле сдерживая свою нормативную лексику…

– Я понимаю… не погуби моего мальчика, пожалей…

– Что? А моего отца, кто бы пожалел? Кто поддержал бы его в тот момент, который бы непременно настал, не успей он выбить из моей руки горсть таблеток снотворного… Как он кричал тогда:

«Прости, сынок, я был не прав… мало уделял тебе внимания! Нет ничего страшнее, чем пережить своё дитя! Ты из тех людей, которые всегда добиваются своего, оставь эту идею, слышишь! Я знаю, что ты не остановишься… И снова продолжишь попытки… не делай этого… пожалей меня… Мы уедем отсюда!»…

– Я еле отговорил его оставить всё, как есть:

«Мы не должны уезжать! Мы чисты перед людьми, законом и своей совестью…»

Чего вы от меня ещё хотите, Роман? Почему бы вашему сыну, было просто не сказать мне всё, как есть? Мой отец – очень влиятелен, и он бы разделался втихую с недругами и конкурентами! И ваших интересов его дела бы не затронули! Напротив, мы бы были вам очень признательны за услугу! Зачем был весь этот театр нужен?!

– Прости, как я подпустил этого мальчишку к тебе? Но он тебя, действительно любит! – кричал отец, едва позволив мне жить дальше.

– Пожалуйста, он очень переживает, ведь он, любит тебя! Твой отец прав, – настаивал Роман, отец Стефана.

– Чего вам от меня нужно? Я понимаю, не люби меня ваш сын, он бы вообще ничего не сказал мне и я бы закончил свои дни за решёткой, но, что ещё сейчас я могу сделать? Что? Всё, что угодно, лишь бы вы отстали!

– Он ждет тебя… поговори с ним… я не смею просить, но я, тоже не смогу пережить своё дитя…

Софио, сам от себя не ожидая подобного действия, направился в отель, где жил Стефан.

– Как дела?

– Тебе-то, что? Неужели тебя волнуют мои дела, – не поверю…

– У тебя ведь свой дом есть, чего по отелям…

– Я почему-то не могу пока вернуться в дом отца; всё напоминает об этом недоразумении… – под понятием «недоразумение», он понимал и своего отца и также всё, что с ним за последние время произошло…

– Я ведь, подарил тебе коттедж… там уже закончился ремонт… Надеюсь на то, что жизнь в нём, будет более счастливой, чем прежде… не позволит тебе вспомнить о прошлом, и ты сможешь начать всё сначала…

– Я от тебя ничего не хочу!

– Прими в благодарность за риск…

– Не было бы риска, скажи я всё сразу!

– Всё равно…

– Я сказал, нет! Неужели, ты считаешь меня настолько непорядочным человеком, если думаешь, что я с тебя буду ещё и деньги тянуть? После всего?!

– Тебя вынудили…

– Зачем пришёл?

– Сам не знаю… спросить, как там, с поступлением…

– Каким… поступлением?

– Ну, как же, ты ведь… учиться хотел… и я обещал, что оплачу твою учёбу, несмотря ни на что…

– А мне, думаешь, до поступления?

– И ты не явился на экзамены?

– Нет.

– Будешь поступать с «заочниками»!

– Нет.

– Да, я казал!

– Нет!

– Да в чём проблема?

– Я слышал, там пригласили преподавать… кого бы ты думал?

– Неужели, Игнатио?

– Вот именно!

– Слушай… Натио – золото…

– И других ограняет, как бриллианты…

– А разве, плохо? Он даже обычные стёклышки превращает в алмазы!

– Отомстить мне решил… отдать Натио на расправу? Ведь я тоже, из «стёклышек»…

– Нет, ты – бриллиант чистой воды! Способный, усидчивый, трудолюбивый! Натио таких приветствует… и клянусь тебе, он никогда не вспомнит! Его дело преподавать, а не сплетничать! Оценивать знания, а не ворошить прошлые промахи! Если только из-за Натио?

– Нет.

– Тогда, будешь поступать!

– Хорошо… только сейчас уйди, ладно?

– Почему?

– А ты думаешь, я буду горевать о тебе… я… да… я люблю тебя, но ты будешь последним идиотом, если снова поверишь такому проходимцу, как я, поэтому… в общем, новое увлечение у меня, он должен скоро прийти… хочу забыть тебя и начать всё сначала… а ты – уходи, не трави мне душу!

Но Софио, что-то «дёрнуло»… и он вернулся… и нашёл Стефана на полу… без признаков жизни…

Ничего не понимая, но обо всём догадываясь, он вызвал «неотложку»…

– Ещё бы… минут пять… – разводили руками врачи, выходя из «опрерационки»…

– Отравление, – вздохнул другой специалист.

– Да, как он?

– Только этого не хватало! – кричал отец Софио. – Тебя бы, сынок, судили по статье «доведение до суицида»! – он показал Софио прощальную записку:

«…В моей смерти прошу никого не винить… любимый, прости…

Стеф…»

– Идиот… и что мне с ним делать?

– Ты – любимый… тебе виднее, – ответил Лукас…

В палату вошёл и отец Стефана…

– Ты успел, как мне тебя благодарить?

– А вы всё сделаете? Всё-всё?

– Разумеется…

– Тогда, сделайте одолжение, это не сложно…

– Что ты хочешь? Денег… – у меня их нет, но я – достану…

– Я сам вам заплачу, сколько скажете, только сделайте для меня одну мелочь!

– И… что же? – спросил Роман.

– Я хочу, чтобы вы и ваш сын, оставили в покое мою семью! Объясните, наконец, Стефану, что ему меня не вернуть! Хоть он сколько раз травиться станет, объясните ему, что жизнь продолжается и у него в будущем, возможно, получится не делать ошибок! Внушите Стефану, что ему нужно учиться! Его образование я оплатил, его взяли на курс без экзаменов… Если будет учиться на «отлично», его переведут на бесплатное обучение, а оплата вернётся… и ещё… его обещали трудоустроить. Вначале, деньги не большие, но работа по специальности… кажется – всё… Но ни я, ни мой отец, ничего больше знать ни о вас, ни о нём не должны, ясно? Я сделал всё, что можно… и он, если хотел вернуть меня, мог бы сказать: «…зови врача, мне нужна помощь… я был убеждён, что ты не появишься в моей жизни, но, если ты здесь – не всё потеряно!», а он… «уходи, ко мне должен прийти новый любовник…»… как мне с этим…

– Я был не прав… – простонал Стефан…

Софио взглянул на дверь, потом на Романа… в глазах отца Стефана он прочёл мольбу и кивнул в ответ на немой вопрос: «мне выйти?»

– Ну… и что мне с тобой делать?

– Ты – любимый, тебе решать.

– Я не знаю, правда, не знаю, за что ты меня мучаешь? По какому праву, ты влез в мою жизнь, нарушил мой покой? А последняя твоя выходка? Кому и что ты хотел этим доказать? Оставил бы отца совсем одного… «ты – любимый, – тебе решать», а я, ничего решать не хочу! Все свои просьбы я изложил твоему отцу! Прощай!

– Мы вернём его, сынок, обязательно вернём, – успокаивал Стефана Роман.

– Как, отец, он ушёл?!

– Ты не понял? Если ты выполнишь все его требования, если дашь ему разобраться в себе, своих чувствах, если оставишь на время его в покое, если будешь учиться, – он вернётся!

– Мне незачем жить, без него…

– Докажи ему это… старайся! У тебя очень хорошо получилось разозлить его! Я просил за тебя, молил простить… Это я виноват, что ты вообще оказался в его доме…

– Но я люблю его, в чём ты виноват?

– Софио как-то бросил мне: «…вы молите меня тут о прощении, а сами вы, что за отец, позволивший подложить своего ребёнка под… непонятно кого?»

– Но он – самый лучший! И эта ситуация была единственным шансом приблизиться к нему…

Стефан не слушал отца, отказывался лечиться, выбрасывал лекарства, выдёргивал капельницы… – перед ним предстал Софио…

– Вижу, ты совсем от рук отбился?

– Ты вернулся?

– Я слышал всё, что ты говорил отцу… ты не лгал… Я буду с тобой, но если ты ещё раз ослушаешься…

– Нет-нет, я буду делать всё, как ты скажешь, только не уходи!

– Я ведь тоже привязался к тебе, негодник, береги себя, пожалуйста…

– Прости…

Несудимы…

Ему не спалось… как и раньше, навещали тревожные предчувствия… только под утро, он одержал победу над бессонницей… но был этому далеко не рад, опять приснился кошмарный сон, сюжет которого был продиктован самой реальностью жизни. И хоть всё тогда закончилось вполне сносно – не собиралось оставлять владельца воспоминаний в покое…

Софио открыл глаза:

– Как же достал меня, этот сон…

Адаптировавшись к своей реальности и полностью осознав, что это был всего лишь сон, Софио повернулся на другой бок и увидел перед собой его…

– Опять, ты…

– Господин сегодня… печален?

– О нет, какой я тебе, господин, – ответил он, обращаясь к юному созданию по имени Стефан. – И вообще… ты готов к экзамену?

– Да! Я хочу сдать всё на «отлично», чтобы вернуть тебе деньги за учёбу!

– Я не возьму, ведь ты – спас мне жизнь.

– Это же было подстроено?

– Но когда ты признался во всём и представил доказательства, рискуя своей семьёй?

– Только поэтому…

– Ты знаешь истинную причину…

– Ты боишься, что я наложу руки на себя?

– Как вмажу… только заикнись ещё об этом…

– И всё же, я не верю своему счастью…

– Если опоздаешь на экзамен или провалишься, – поверишь не только счастью!

– Я тебя люблю…

– Ты ещё здесь?

– Не уйду, пока не услышу в ответ, то же самое! – настаивал Стефан.

– Иди уже… ибо, если я встану, то ты – не сядешь!

– Ушёл… ушёл… ушёл… – он прикоснулся губами к руке Софио, – мой благодетель…

– Пошёл вон! Стефан, я серьёзно! Ты меня доведешь, а моё терпение – небезгранично!

– Зачем ты так со мной… всё простить не можешь?

– Вижу, ты не уйдёшь, но сделаю следующее вовсе не поэтому… – он тоже поцеловал руку Стефана, – иди, буду очень за тебя переживать… Иди, я буду ждать тебя… и – приходи, я буду очень скучать по тебе…

– А может, мне и не уходить…

– Нужно, прежде всего, тебе! Я люблю тебя любым! Я влюбился в тебя, когда ты ещё был никем, но ты себя сам не любишь и в этом проблема…

– Как это?

– Когда ты сам себя любишь, то понимаешь, что никто, кроме тебя, лучше для себя не постарается… никто… осознай это и подумай надо всем, пересмотри своё отношение к себе, а я, буду рядом, чтобы не случилось…

И он сдержал обещание, данное Стефану, последовав за ним, но только так, чтобы Стефан его не заметил, нет, вовсе не из-за очередного всплеска ревности, просто, сердце защемило…

До окончания скалы оставалось несколько шагов…

– Ты всё равно не простишь меня, – вздохнул Стефан, – ты прав, я мог просто всё рассказать… и вы бы расправились со своими врагами, не затрагивая наших интересов, прощай, любимый… ау… й… – заскулил Стефан, а его ухо оказалось в тисках холодных пальцев Софио.

– Я тебе покажу, прощай, просил же, глупостей не делать!

Он так и вёл его, держа за ухо… и отпустил только в доме отца Стефана.

– Послушай, Роман, смотри за своим сыном! Я сделал всё, что мог, но он, вместо того, чтобы идти на экзамен, снова вспоминал о своих суицидальных наклонностях! Я больше не могу, объясни ты ему, что я – не железный! – Софио не дождавшись ответа от… всё ещё пребывающего в шоке отца Стефана, вышел:

– И надо же мне было так попасть?! – восклицал Софио, отдаляясь от дома Стефана…

– Чего это он? – спросил Роман у своего сына…

– Да… так…

– Что? На экзамен не пришёл? – Роман пытался припомнить реплики Софио, понимая, что из Стефана сложно будет выудить, хоть слово… – На тебя это не похоже… ты идёшь на одни «пятерки», а что у тебя с ухом? Тоже из-за экзамена?

Когда Стефан рассказал истинную причину гнева Софио, Роман тоже погнался за ним…

– Сейчас у тебя и второе ухо будет таким же! – Стефан не мог далеко убежать, он забился за диван, а его отец в порыве ярости, сдёрнул с себя ремень…

– Ты никогда не бил меня!

– Значит, самое время начинать! – кричал Роман…

– Прости!

– Нет! Выходи, а то хуже будет!

– Да куда уж – хуже… знал бы, никогда не согласился помочь тебе, сам бы выпутывался! – ворчал Стеф… готовясь смириться с волей отца…

Но Роман вдруг встал перед Стефаном на колени:

– Прости, детка, неужели ты его так любишь? Ты ведь любил его ещё до этого случая? Тебе пришлось переступить через себя… ты спасал нашу семью, зная, что Софио никогда тебя не простит?

– Верно…

– Прости…

– Если вернёшь Софио все деньги за учёбу… и те, что он оплатил, выкупая меня из барделя.

– Но… как, же… ты, же хотел учиться?

– Какая теперь, учёба? Софио не простит мне… и я не хочу ничего больше слышать о нём…

– Простит… он благородный человек… неужели, ты так любишь этого мальчика?

– Не важно… да, он – самый лучший, но даже, если и простит, то будет упрекать меня этим всю жизнь… манипулировать мной, вспоминая мои бывшие промахи…

– Ты повзрослел и рассуждаешь не по годам, но Софио, не такой, сам говоришь, что он – самый лучший…

– Я сказал – нет… и не вспоминай о нём больше!

– Ты простишь меня?

– Конечно… и ты меня, прости… я хотел уйти из жизни, не думал о тебе, а ведь я – твоя опора.

– А… может?

– Не может.

– А что, если я сделаю так, чтобы он простил тебя? – спросил Роман.

– Даже, не появляясь в его доме?

– Я – нет.

– А… кто?

– Не важно. Просто дай мне шанс всё исправить, искупить вину перед тобой, ведь, если бы не я, то… вы бы, возможно, встретились при других обстоятельствах…

– Смеёшься? Такой, как Софио – золотой мальчик, никогда бы не обратил на меня внимания!

– На тебя сложно не обратить внимание.

Роман вспомнил, с чего всё началось…

В дом к семье Стефана пришёл очень богатый господин…

– Пощадите! У меня семья, ребёнок, я итак отдал вам всё, но не выгоняйте нас, пока мы не найдем, где нам жить! – молил Роман.

Новый владелец дома кивнул в ответ… и бросил свой взгляд на Стефана.

– Ух, ты…

Роман, распознав назначение странных взглядов, направленных на его сына, сразу же засуетился:

– Что ты тут делаешь? Марш к себе! Говорил же, не выходи из своей комнаты! – кричал он на Стефана…

– А… что, – задумчиво произнёс новый хозяин, – это твой сын?

– Да, господин.

– Знаешь, а ведь он может помочь уладить все твои проблемы…

Выслушав предложения нового хозяина, Роман запаниковал:

– Да ни за что! Лучше я умру, чем позволю, чтобы мой сын пошёл на такое!

– Отчего же?

– Да, отец, почему бы и не попробовать? Терять нам не чего, как я понял…

– Да, как ты… не понимаешь?! И вообще… я тебе велел у себя сидеть и не выходить!

– А что вы, в самом деле, мальчик согласен…

– Да много он понимает!

– Не бойся, отец, я знаю этого выскочку Софио, он меня не тронет; такие, как он, только в себя влюблены и привыкли, чтобы на них «вешались», сами они – никогда, да и снисходят редко…

– Детка, а ты, я вижу, не меньше меня хочешь отомстить этому богатею?

– Но, что сделал он тебе плохого? – не отступал отец Стефана.

– Ничего, – ответил Стефан.

– Да, сынок, не всем удалось родиться на свет в богатой семье… но Софио не виноват в твоём положении… а тут ещё и я, проиграл все деньги, что были отложены тебе на учёбу!

– Образование для таких, как Софио, а я, всегда буду знать своё место… даже, если и забуду, – мне напомнят!

– Какой смышленый у тебя сынишка, – заметил новый хозяин дома, – ты только пойми, Роман, если у него всё получится, а я в этом ни грамма не сомневаюсь, то к тебе вернётся и дом и деньги…

– Но… – сказал Стефан.

– Сынок, ты, опомнился?

– Нет, отец, но Софио, так просто не раскусить; он не из радужных моментов нашей жизни; так легко к нему не приблизиться – пройдёт мимо…

– Тут ты прав, детка, – согласился нежданный гость, – но, что, же делать?

– А вот что… – всё придумал Стефан… и нападение на Софио и драку, и вызов «неотложки», и, якобы случайный диалог медсестры с лечащим врачом…

– Если бы не этот паренёк, он бы и не жил уже…

– Да.

На самом деле, доктора сильно драматизировали ситуацию, чтобы раззадорить своего пациента…

Конечно же, Софио выведал, что это за паренёк – его спаситель, а новый герой, оказался хладнокровным, завистливым, циничным, мстительным и расчетливым убийцей…

Возможно, у тех, кто читает сейчас эти строки, возник естественных вопрос: как так могло получиться, что Стефан Софио знал, а сам Софио, увидел его только после той ночи, когда на него напали?

Однажды Стефан решил пойти на карусели, вместо занятий. К ним в город приехал «Луна – Парк»… и наш герой не смог устоять перед таким соблазном…

Учился юноша достойно, вот и решил, что ничего не станется, если он один день не осчастливит школу своим присутствием. Конечно же, о его прогуле узнал Роман…

Как назло, именно в это момент, тоже находившийся неподалёку от парка…

Он подошёл к сыну:

– Прогуливаем? – на растерянное молчание сына, он ничего не сказал, а дома только произнёс:

– Сынок, не нужно погуливать, вдруг, что-то важное…

– Контрольная, а я, как-то неуверенно себя чувствую… – оправдывался Стефан…

– Отвечал бы, как знаешь…

– Понимаешь, там карусели… они – всего два дня…

– Понимаю, пошёл бы после уроков!

– Тогда, придут все наши.

– А ты, хочешь ещё сходить?

– Да… только деньги у меня закончились.

– Ох, сынок… – Роман дал Стефану ещё денег на развлечения…

– Ты меня удивляешь…

– Я и сам был маленьким…

– Я – не маленький!

– Да ну… не похоже… – так, обойдясь без нравоучений, Роман дал понять Стефану, что не воспринимает его, как взрослого человека и поэтому проявляет особенную снисходительность…

Стефану было не по себе, но Роман убедил его:

– Сходи, погуляй, сынок, всё равно ведь, школу пропустил…

– А… как же… если меня там недосчитались?

– Будет тебе справка в школу…

– Ты меня балуешь…

– Я тебя люблю… – Стефан обнял отца. – Иди, детка, развлекайся, пока есть возможность…

Роман уже тогда знал, что если он в ближайшее время не отыграется… возможность исчезнет навсегда, он даже хотел свести счёты с жизнью и поэтому и был бескрайне любезен со Стефаном, чтобы его сын вспоминал о нём только со светом в душе… но вскоре Роман отказался от этого шага… передумал; а на кого тогда сможет рассчитывать его сын? Мать Стефана погибла во время родов… и ребёнка, тоже спасти не удалось…

Стефан не знал всех подробностей гибели матери, но Роман планировал всё ему рассказать, когда тот подрастёт…

Но всё откладывал этот разговор, считая, что Стефану не обязательно пока знать эту, травмирующую его психику информацию; только переживать станет из-за того, что ничего не в силах изменить…

Да и опасался Роман, что если его не станет, – Стефана превратят в должника и доведут до такого же отчаянного состояния… как и его самого…

Стефан, обновив свои карманы желаемым денежным содержимым, направился в парк, где встретил своих одноклассников…

– Привет, Стеф, ты такое пропустил!

– Что… контрольную отменили? Неужели?

– Это ещё не всё! У нас сегодня лекцию вёл такой душка…

– В смысле?

– Практикант… хорошенький, молоденький, как раз в твоём вкусе…

– Красивее меня – никого нет, – ершился Стефан.

– Ой… ты так говоришь, так как, тебе его не видать!

О странных предпочтениях Стефана знал только его школьный приятель Мартин… и ещё – отец.

Мартин не разделял его наклонности…

Просто был рядом и молчал о необычных особенностях своего друга… хранил тайну Стефана… даже один раз выгораживал его, убеждая завистников в том, что у Стефа есть девушка, но они на данный момент с ней в ссоре…

А Роман, когда Стеф поделился с ним своей загадочностью, – смирился и решил, во что бы то ни стало найти достойную партию для своего сына. Софио он считал неплохим вариантом; открытым, доброжелательным и в то же время – строгим, требовательным и самодостаточным, он мог бы хорошо влиять на Стефана своим примером… но Роман не был уверен во взаимности Софио…

– Он хоть, отмечал? – беспокоился Стефан.

– Не – а… никто сегодня не отмечал.

– Значит, они не заметили, что меня не было?

– Нет.

– Как хорошо!

– Кстати тот, красавчик, который вёл сегодня урок у нас… вон идёт, по соседней аллее, – сказал друг Стефана.

– Где?

– Да вон же! – Мартин показал рукой на молодого человека, который отходил от бара с мороженым и напитками. Софио не заметил того, что у него появились тайные поклонники, которые следят за ним…

– Рассматривай пока… уже моя очередь подошла… ты идёшь?

– Позже…

– Ну-ну… тебя укачает от одного его вида! Он, кажется, Софи… или – Софио… да, точно, Софио… мудрый, наверное… но рассказывал он интересно, даже я слушал… а я, редко снисхожу, ты же знаешь…

– И списываешь у меня, – ворчал Стеф.

– Тебе же – не жалко!

– А если бы была контрольная, у кого бы ты подсматривал?

– Видишь, ты в любом случае, лучше меня всё знаешь!

– И тебе, нужно заниматься!

– Да, ладно! – Мартин убежал на «цепочную» карусель… – После, с тобой прокатимся!

Стефан взглядом нашёл Софио… присмотрелся:

– И правда… хорош… – вздохнул он… – Мартин прав, Софио мне никогда не улыбнётся; у него наверняка есть девушка, деньги, успех, слава, а у меня… только какие-то идиотские мысли…

Софио нужно было провести урок в школе, чтобы у него появился уникальный материал для защиты курсовой; необходим был личный опыт: выводы, основанные на индивидуальных исследованиях…

Так он и оказался в учебном заведении, где учился и Стефан…

– Он ещё и завтра придёт… так, что у тебя будет возможность построить ему глазки, – смеялся приятель Стефана, наблюдая за тем, как тот любуется на недосягаемый алмаз…

– Зачем… бесполезно всё, – вдохнул Стефан, – есть вещи, которые за деньги не купить, – например, расположение этого незнакомца… и зачем мне было вообще знать о его существовании… это мне плата за прогул… Так, быть может, я и внимания на него не обратил, а всё – услужливый Мартин… «хорошенький»… ну, как же о нём забыть? – не видеть!

Он выпросил у отца… и тот достал ему справку ещё на один день…

– Вот поймают тебя, смотри, будь осторожен, – ворчал Роман.

– Я итак, уж…

– Что? Тебя кто-то обидел?

– Нет, всё в порядке, – буркнул Стефан, но Роман-то знал, что означают эти вздохи…

– А… с кем-то на каруселях познакомился… не бери в голову; люди не могут нам принадлежать… они жаждут нашего общества, когда мы недосягаемы или утеряны для них навсегда….

– Но, как, же быть недосягаемым для того, с кем даже не знаком?

– Вот увидишь, сынок, всё образуется! Ты у меня – самый лучший!

Вскоре Стефан убедился в том, что его отец оказался прав; у него образовался повод сблизиться с тем, кто ему так нравился, только Стефан, конечно же, хотел всё иначе, но и варианта другого не видел…

Когда же планировалось нападение на Софио, отец Стефана забрал документы из школы, чтобы Софио не нашёл никаких следов и не раскусил Стефана…

– Он не простит меня, – вздыхал Стефан.

– Не переживай, детка, всё уладим, – ответил Роман. – Да и мстил ты Софио, не потому, что у него денег больше, чем у тебя, а потому что понимал, что тебе рассчитывать не на что… Ведь принц Соф, по твоему нению, тебя бы никогда не заметил? Но ведь Софио много работает и над собой, а так же, над ростом своей индивидуальности, он не просто богат, он инвестирует в свою личность, в своё совершенствование… он не транжирит деньги и способности «направо и налево», а грамотно вкладывает себя в стабильное будущее…

– Ты прав…

– Я всё сделаю ради тебя…

Он решил прибегнуть к помощи своей знакомой…

Нам она известна под именем Ольга…

Софио снова не спал всю ночь… его единственной верной спутницей, как и раньше, являлась бессонница…

– Вот уж, кто не предаст – всегда рядом и со скалы не прыгнет… снова он достал… нет его рядом, а всё равно – не даёт покоя! Соф открыл глаза, раскалывалась голова, – нужно хоть аспирин принять… сегодня встреча, напутаю чего, а всё из-за этого критина. – Он еле открыл глаза… свет слепил его… – Нужно сказать, чтобы повесили шторы потемнее, – он взглянул на часы, – ну, просил же разбудить… хорошо, что ещё есть время…

– Для меня? – с ним рядом, как и прежде, был Стефан… Софио обнял его…

– Эй, ты же сам говорил – нельзя! Сам ругал меня, когда я приставал к тебе с подобными поползновениями?!

– Как это… и вообще, что ты здесь делаешь? Я же тебя отправил домой, пока ты не образумишься!

– Меня… да ты вообще мне, что говоришь? У меня нет дома, я сбежал, ты, что… нельзя же столько пить…

– Я не пью… мне и тебя – хватает!

– Я так одурманивающе на тебя действую…

– Что происходит… и какой-то ты, не такой…

– Как это?

– Сколько тебе лет?

– Пятнадцать…

– Сколько???

– Пятнадцать…

– Но… как, же… тебе недавно исполнилось восемнадцать… и ты сдавал первую сессию в колледже…

– Ты, что-то путаешь, Соф, я ещё в школе учусь…

– Но… как, же это… что мне, всё приснилось?

– Что… всё?

– Что тебя подослали мне, чтобы засадить, якобы… я с малолеткой живу и совратил тебя, требуя благодарности за то, что выкупил тебя из барделя…

– Нет… что ты такое говоришь? Да… я сбежал из дома… ты выкупил меня в благодарность… живу у тебя, но ты никогда не допускал подобных действий… сам всегда был против…

– Приснилось мне, что ли… как хорошо…

– А ты бы простил меня, если бы твой сон оказался явью?

– Не знаю, а ты бы, что сделал, окажись на моём месте?

Вопрос Софио завис в воздухе, поскольку того, кто должен был на него ответить, не было рядом…

– Ведение, что ли… тот самый мальчик… невинный, юный, наивный… и что я от него хотел тогда? Перепуганное дитя… дикий, озлобленный зверёк, кусающий всех без разбору… он кидался прежде всего на тех, кто приносил ему еду в клетку… а выпустишь на волю – расшибёт себе голову… как муха о стекло… обожжёт крылья, словно бабочка, летящая на свет… безрассудная бестолковость… утопающая в своей бесполезной агрессии… Сказать ему спасибо за то, что он вообще нашёл в себе мужество и открыл мне правду до начала следствия… его отец – взрослый человек и то побоялся сказать, а этот мальчик – нет! – он решил положить конец страданиям своего возлюбленного… – о, нет… неужели я это сказал? Возлюбленный…

– Скажи и мне… – перед ним предстал Стефан.

– Снова, глюк?

– Нет, это я привёл его… – перед ним появился и отец Стефана.

– Понимаешь, – произнёс Роман, – нужно уехать мне… а, как его без присмотра оставить? Сам знаешь, – никак…

– Я согласен, – ответил Софио. – Хорошо, что вы пришли…

Софио рассказал таким важным гостям о своём последнем выводе, а Стефан по-прежнему не смел, поднять глаз на него…

– Но вы, – Софио обратился к Роману, – вы же – отец?! Как вы могли отдать своего ребёнка… свою кровиночку в бардель?

– С ним бы ничего не случилось… хозяин притона – мой кузен…

– Ну и семейка, – подумал Софио, – один сутенёр, другой – игрок зависимый… конченый…

– Да и берут туда не каждого, – продолжил Роман, – только истинных мастеров любви… и сотрудники купаются в роскоши…

– Они бы меня не тронули, – пробормотал Стефан, наконец, осмелившись, подать голос, – разве что… какую горячую дамочку ублажить… так что, как ты понял, мне не светило туда попасть, кто меня учить-то будет…

– А ты, только поэтому… – Роман сжал руку в кулак…

Стефан не дождался от Софио реакции, демонстрирующей ревность…

– Но почему, же ваш брат, не помог вам?

– Как же, мы всё выплатили… но к этому времени набежали проценты… разумеется, я всё бы уладил, но тут на глаза новому хозяину дома, попался мой разумный сын…

– Да что ты его выгораживаешь, – возмущался Стеф, – твой брат согласился помочь тебе, взамен…

– Молчи, Стеф…

– О чём это вы? – Софио заметил, что Роману есть, что скрывать… и, хотя уже ничего не имело значения, он продолжал любопытствовать…

– В общем, мой кузен дал часть суммы, а за вторую часть…

– Я – хорошенький, – вставил свою реплику Стеф, – но…

– Для обслуживания прекрасных леди? – Софио подыграл Стефану.

– Точно, – согласился Стеф, безмолвно радуясь тому, что возлюбленный уже понимает его с полуслова…

– Но это же, не так страшно…

– Да… как вы смеете! – кричал Роман…

– Я только говорить смею, а вы… где гарантии, что со Стефаном ничего бы не случилось? Сегодня девочки, завтра – мальчики…

– А ты, после кого-то его брать, не стал бы?

– Да… как вы можете?!

– Да пойми, ничего не было! – оправдывался Роман и в то же время, опасаясь наговорить лишнего, старался не распыляться… – я не был согласен, но не уберёг Стефана и дома…

– Судьба, – вздохнул Софио и решил больше не ворошить прошлое семьи Стефана… хотя и подозревал, что брат Романа решил заполучить Стефана к себе в «бизнес»… а тут и повод представился: разорение Романа. – Как всё удачно сошлось, – ухмыльнулся Софио, но он знал, что случайностей не бывает…

– Так что, Стефан, нам всем ещё нужно поучиться у тебя мужеству… чего я вообще от тебя хотел, от ребёнка? Но учёбой – займись! Я договорился о повторной пересдаче, на ту ведь, ты не явился, негодный мальчишка… а тебе так нужна «пятёрка»? Да… и скажу тебе по секрету, – он демонстративно понизил тон, – твоё дело – прийти… там у тебя, вроде как «автоматом» выходит, только я тебе ничего не говорил… – Стефан обнял его… и слаще объятий Софио ещё не ощущал…

Радостнее момента в жизни у него ещё не было…

Он прекрасно знал, что это только начало…

Именно… ведь они ещё не были настолько близки…

Стефан, вернувшись в дом Софио, пытался не вспоминать обо всём и держался от Софио подальше, смущаясь его присутствия…

Он знал, что Софио его никогда не простит… поэтому и не смел его более беспокоить, а лишь упивался воспоминаниями…

Софио, тоже не делал попыток к сближению…

Он надеялся, что Стефан опомнится…

Но эта его надежда полностью растворилась в тайне страстной ночи, которую они провели вместе… впервые…

Проснувшись, Софио вспоминал то, что случилось между ними…

Я зажгу миллион свечей,

Ты до этого был – ничей,

Не боясь вызвать зависть зеркал,

В эту ночь, ты меня ласкал,

Окунаясь в любви бесконечность,

Ты дарил мне себя,

Свою нежность,

О любви, ты меня молил,

Нарушая всю безмятежность…

Глубиною своей покорил…

Покрывалом твоим я стал,

Плетью страсти тебя хлестал,

И не верил твоим словам,

Крики боли едва сдержал…

Повеленья судьбы немой,

Исполнять буду только с тобой,

Нас в себе утомил прибой,

Был я в радости, только твой…

И… как жажду твою утолить,

Наполняя тебя – «заводя»…

И вернулся смысл снова жить:

Лишь любя и себя и тебя,

Бесконечностью изводя,

Проникая в прикрасы судьбы…

Муки рая познали мы…

Заплутав, в лабиринтах тьмы,

Мы стали с тобою,

Друг другу нужны,

Ты мне снова себя открой…

В мир мечты уведи за собой…

Он не помнил, когда уснул… но этой ночью он спал… таким крепким и безмятежным сном, который ему давно не доводилось ощущать… рядом был любимый человек и кошмары его больше не мучили, ведь именно когда-то его возлюбленный остановил проникновение кошмара из сна в реальность…

Софио смутился… он был абсолютно раздет… и только тепло любви согревало его… и становилось жарко… он и опомниться не успел, как Стефан уже дарил ему новую бесконечность страсти…

Софио прикасался к его родинке на ягодице бережно, как к самому дорогому в жизни… и казалось, ему больше ничего не нужно…

По своей воле и без принуждения,

Он снова явился заложником вожделения…

Автор: assenatas

Горячие новинки... Ресурс для моих читателей, где можно найти все мои книги...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)