Мадонна

Домик старого Рустама находился километрах в пятидесяти от близлежащего села недалеко от ручья; окруженный лесами, он был почти недоступен праздным любителям экстремальных походов по тайге, и лишь бывалые охотники могли отыскать к нему еле приметные тропы. Рустам был нелюдим, но редких гостей встречал с почетом: накормит, даст отдохнуть, поможет, чем может, с расспросами не лезет. В селе поговаривали, что Рустам не так уж и стар: когда он появился в этих краях лет пятнадцать назад, было ему на вид сорок-сорок пять. Мрачный, с густой черной бородой, в которой поблескивали серебряные нити, он сразу же отгородился от сельчан, снял себе угол в доме деда Лехи, на вопросы отвечал коротко, о себе ничего почти не рассказывал. Сказал только, что издалека и жизнь заново начать хочет. У деда Лехи он прожил зиму, а весной ушел в тайгу, сколотил себе избушку да и поселился там один. Завел себе огород, купил в селе козу, несколько кур- вот и все хозяйство. Поговаривали, что Рустам незаконно охотой промышляет: белок да лис бьет, но все честь-честью, меру знает, три-четыре шкурки на продажу, чтоб деньги были- вот и вся его охота. Дед Леха- частый гость нелюдимого отшельника- научил его разбираться в грибах, травах и ягодах. Так и жил Рустам в одиночестве. Несколько раз в год приходил в село, делал закупки, узнавал новости- этим и заканчивалось его общение с сельчанами. Рустам сам сколотил стол, несколько табуретов, полки для посуды, купил в сельском магазинчике раскладушку и достал где-то старую железную печку-буржуйку. Украшала его хибару старая выцветшая открытка с изображением женщины, крепко прижавшей к себе толстенького кудрявого малыша. Красная рубаха женщины, зеленый с такими же ярко-красными полосами платок на плечах и желтая рубашонка малыша ярким пятном выделялись на темном фоне стен; ее глаза, полные любви и настороженности, притягивали взгляд, а руки, крепко обхватившие малыша,как будто старались защитить его от бед. Рустам сам не знал, кто изображен на открытке, но хранил ее давно, и, если кто-нибудь из редких гостей спрашивал его о женщине, отвечал коротко:

— Это единственное, что осталось от жены. Она собирала открытки… Какая разница, кто это! Это Мать!..

Как-то осенним вечером дед Леха привел к Рустаму гостей.

— Слышь, паря,- сказал он, хитро поблескивая глазами,- геологов тебе привел. Пусть поживут у тебя денька два, а потом дальше пойдут. Ванька их к Черному Камню отвести взялся, да только в отключке он. Протрезвеет и придет за ними. А я вот решил тебя навестить да и взял их с собой. Не прогонишь? Они с собой беленькую прихватили! Ты ж знаешь мою старуху… при ней ни-ни… А у тебя- благодать: красота кругом, тишина, только птицы да зверье! Так пустишь?

— Что спрашиваешь зря? Располагайтесь! Я всегда рад гостям, только знаешь ведь, непьющий я. Так что вы уж сами хозяйничайте.

Рустам провел гостей в избушку и захлопотал у стола, готовя немудреный ужин. Умывшись с дороги, гости подсели к столу. Один из них остановился у стены, вглядываясь при тусклом свете керосиновой лампы в изображение Матери.

— Мадонна делла Седия,- мечтательно произнес он. — Надо же! Здесь…

— Дона чего?- переспросил старый Леха прикладываясь к очередному стакану,- Смотри-ка, Рустам, он картинку твою знает! Как говоришь ее зовут, бабу эту?

Гость улыбнулся.

— Это не баба. Это мадонна, одна из картин великого Рафаэля! Мадонна делла Седия! Помню, в детстве я часто рассматривал мамины книги. Она у меня искусствоведом была. А эта картина была одной из моих любимых. Вы посмотрите на ее лицо! А глаза! Сколько в них любви, доброты и страдания одновременно! Рустам, Вы тоже интересуетесь живописью?

— Нет.- отрезал хозяин,- Вы к столу вот присаживайтесь. Поешьте! А рассматривать завтра будете. Темно уже, мы тут рано спать ложимся.

Темный лес шелестел листвой. Гости, уставшие за день, давно уже видели сны в своих спальниках; дед Леха сладко похрапывал на хозяйской раскладушке. Рустаму не спалось. Он сидел недалеко от избушки у небольшого костра и тихо тянул заунывный мотив, когда за его спиной послышались шаги. Гость опустился на старое поваленное дерево рядом с Рустамом.

— Не спится?- спросил он, протягивая к костру руки.- Рустам, Вы ведь не местный, издалека приехали? Я знаю немного кавказские языки, поете Вы по — чеченски.

Рустам замолчал. Гость больше ни о чем не спрашивал, как будто ждал, пока хозяин не заговорит сам.

— Как ты говоришь, картина называется?- наконец спросил Рустам,- Ну та, которая у меня на стенке висит.

— Мадонна делла Седия.- тихо ответил гость, внимательно глядя на Рустама. — Она , наверное, для вас многое значит?

Рустам кивнул.

— Моя жена собирала открытки. Она погибла… давно… еще в Грозном. Знаешь, наверное, что творилось в 95-ом в городе! Я пришел- дома нет, одни развалины, а на земле ее альбом… У меня ведь даже фотографий ее не осталось. Открытку вот только вытащил из альбома. Жене она очень нравилась. Говорила, что самая красивая из всех. С тех пор с собой и ношу.

— А как Вы здесь оказались?

— Сбежал… И от ваших, и от наших… ,- Рустам поднял голову и посмотрел в глаза гостю.- Я , как вы там говорите, террорист. Ну что так смотришь? Испугался? Да ладно, чего бояться! Сам боюсь. Видишь же, сколько лет здесь живу… не знаю, как ваши, а наши, если найдут, живым не оставят.

— Чем же Вы своим не угодили?

— Задание не выполнил… не взорвал!

Рустам тяжело вздохнул и снова опустил голову.

— Благодаря этой твоей Мадонне не взорвал. Я ведь после гибели жены себя не помнил. Очень я ее любил, ребенка мы ждали! Я и от войны этой проклятой старался подальше быть, но не получилось. Одним словом, ушел я в это, как вы там говорите, бандподполье. Сначала подготовка в лагерях, потом всякие акции, сначала небольшие, потом покрупнее. И вот должен был я взрыв организовать в метро. Спрятал я устройство, все подготовил. Тогда еще так часто не взрывали, поэтому и устроить все было проще, никто ведь не следил. Машина меня ждала недалеко от выхода… Оставалось только выйти и кнопку нажать. И вот иду я к выходу, а на лестнице этой движущейся мне навстречу женщина… Красивая… Вот как эта Мадонна… В чем-то красном, на плечах зеленоватый платок и ребенок на руках… Положил головку маме на плечо и внимательно так на меня смотрит… А глаза такие, что… Они вниз- я наверх! Не смог я… Из метро вышел, руки трясутся. Смотрю, а недалеко братья мои стоят, меня ждут. Я обратно в метро. В поезд какой-то заскочил, через несколько станций вышел. Позвонил в милицию, сказал о бомбе, пульт потом в реку выбросил, а сам сначала у знакомых своих отсиживался, потом сюда, в тайгу, подался, от людей подальше. Тихо здесь, спокойно. Дед Леха говорит-благодать. Не пойму я этого вашего слова. Просто красиво, хорошо! И думается легче. Многое я передумал… И знаешь, душа моя не плачет больше, успокоилась. Боль утихла… Наверное, всем нам надо хотя бы ненадолго уезжать подальше от суеты и вражды, чтобы стать самими собой и понять, что все мы братья и все хотим жить.

Рустам замолчал.

Где-то в темноте ветвей ухал филин; на далеком небе холодно мерцали звезды; в костре трещал хворост, и яркий свет оранжево-красного огня отбрасывал на землю причудливые тени, освещая сгорбленную фигуру того, кто нашел в себе силы, потерявшись, вновь обрести себя в этом мире.

Мадонна: 8 комментариев

  1. Очень тронуло за сердце. Наверно, сам Господь спас душу Вашего героя в последний момент от сотворения зла. Спасибо за трогательный рассказ. С уважением. bratchanka.

  2. bratchanka, спасибо за отзыв. В самый последний и ответственный момент у каждого еще остается выбор. Главное- сделать его правильно.

  3. @ irina korotkova:
    Просто психологически потрясающий рассказ. Раздать бы его для прочтения тем, кто не нашел свою открытку и тем, кто пытается довлеть над людьми и загоняет их на базы, дурманит головы, порой совсем молоденьким и неокрепшим душам или вот таким уже имеющим свой багаж жизни. Выбор — как правильно. Каждый может сделать свой выбор, при условии, что найдет тот талисман, который в эту самую минуту напомнит ему о том, что он ЧЕЛОВЕК.
    Отличный рассказ.

  4. Надежда, спасибо за теплые слова. Оставаться Человеком, независимо от ситуации, всегда сложно. И главное, не надо забывать о том, что все мы Люди.

  5. Произведение сильное… И горе, и надежда, и любовь, и ненависть — всё переплелось в нём. Но самое главное, что побеждает всё ж таки -любовь и надежда! А выбор… Господь ли, Аллах ли — выбор всегда предлагает человеку, и один ангел, Добра, сидит на правом плече, а другой, чёрный, ангел зла — на левом… Который победит, которого выберет себе человек в советчики? В данной ситуации ангел добра нашёл прекрасный способ достучаться до сознания преступника (в нашем понимании), остановил его. Теперь бы не бросил он своего подопечного — ситуация так и остаётся во взвешенном состоянии… 5.

  6. Люда, я думаю, что выбрав что-то определенное, каждый идет до конца. Тем более, когда от выбора зависит и твоя судьба.

  7. Ирина, мне всегда приятно читать вашу прозу. Не все люди сволочи и подонки. Вот и здесь ЛГ нашел в себе силы и мужество не сделать подлость. А природа, действительно, нас иногда и лечит, и очищает от всего негативного. Я сама, когда приезжаю в родные места стараюсь побыть на едине с природой, прогуляться босиком по земле…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)