Выбор. Философские размышления на заданную тему.

Время быстротечно! Прошло с рождения Фёдора Достоевского ни много, ни мало — 190 лет. Его имя у меня до определённого момента ассоциировалось, как у многих, со школой. Вспомнилось, как учительница хорошо поставленным, но усталым от многочисленных повторений, голосом пересказывала классу обзорную информацию об этом писателе из учебника. Мы, школяры, сидели и старательно строчили в свои тетрадки, едва успевая за ней… Скука смертельная! Но впереди нас ждали экзамены, и поэтому приходилось терпеть.

Перечитывать нашу отечественную классику стала, будучи достаточно взрослой, устав от написанных, словно, под копирку зарубежных детективных историй и любовных романов. Наверно, я просто уже доросла до осмысленного прочтения этих произведений. Первой моей «серьёзной» книгой стало » Преступление и наказание». Прочитала поначалу наспех, не особенно вникая в содержание, но что — то зацепило меня, заставив вернуться к его началу и перечитать вновь.

Его главный герой, как ни странно, напомнил моё поколение — людей, воспитанных без страха и Бога в душе, «колоссов» на глиняных ногах, а внутри «дрожащих тварей». Картина, нарисовавшаяся передо мной, оказалась очень похожей на нашу действительность. Знакома и понятна озлобленность молодого человека, доведённого до крайности вечным безденежьем: «злоба накипала в нём все сильнее и сильнее…», который ищет средства, как выбраться из безвыходного положения. И не находит ничего лучшего, как решиться на убийство человека: «глупая, бессмысленная, ничтожная, злая, больная старушонка, никому не нужная…» Подобному решению способствуют и болезненное состояние его нервов, и ряд, как ему кажется, значимых совпадений. Только после совершённого преступления ему не становится легче. И тут перед ним, как перед любым другим человеком, встаёт выбор. Бог даёт ему шанс: либо пойти и покаяться, либо жить дальше, вновь и вновь преступая все законы: и божьи, и человеческие. К счастью, Родион — не закоренелый преступник. Он способен любить и сострадать другим. И оглянувшись вокруг себя, он видит, что вовсе не одинок в этом мире, что любим родными и друзьями, которые готовы пожертвовать ради него многим. Родион окружён неравнодушными людьми, подобными Порфирию Петровичу: «Эй, жизнью не брезгайте!… много её впереди ещё будет. Как не надо сбавки, как не надо! Нетерпеливый вы человек!» Возрождение героя происходит с приобщением его к вере: «Под подушкой его лежало Евангелие. Он взял его машинально. Эта книга принадлежала ей, была та самая, из которой она читала ему о воскресении Лазаря.» Подобно Лазарю Раскольников также воскресает духовно, чему способствует и любовь, возникшая между ним и Сонечкой Мармеладовой: «Они хотели было говорить, но не могли. Слёзы стояли в их глазах. Они оба были бледны и худы, но в этих больных и бледных лицах уж сияла заря обновлённого будущего, полного воскресения в новой жизни.»

И я, как и Достоевский, верю в то, что вера и любовь спасёт наш мир. «И да будет благоволение Господа Бога нашего на нас, и в деле рук наших споспешествуй нам.» Псалом 89.

Автор: bratchanka

Родилась, живу и работаю в сибирском городе с тёплым названием - Братск, что расположился на берегу реки Ангара.Есть небольшие изменения в жизни - переехала на ПМЖ в Москву.

Выбор. Философские размышления на заданную тему.: 4 комментария

  1. Ещё раз убедилась в своём выводе, который был сделан очень и очень давно: школьную программу по литературе составляли идеалисты! Достоевский, как и множество других писателей и поэтов, и правда, — не понимаем и недосягаем основной массой школьников, изучение его произведений лишь усиливает негативное отношение ко всей классической литературе в целом.

  2. Интересные размышления!!! Я с Вами полностью согласен!!! Я думаю Достоевский и закладывал этот смысл в свое произвидение!!! Хотя читать его тяжело!!!

  3. @ ulanova:
    Не согласен. Есть три произведения, к которым школьная программа не привела у меня отвращение, а наоборот, они были тогда мной прочитаны с удовольствием. Удивляюсь сам себе, но это Война и мир, Обломов и Преступление и наказание.

  4. @ ulanova:
    Вы правильно поняли мои чувства, хотя не всё зависит от заданной программы. Оглядываясь назад, я сочувствую своим педагогам, я была слишком «сложным» ребёнком. С уважением.

    @ Максим Веремейчик:
    Спасибо Вам большое за Ваш отзыв. Но после Достоевского мне уже легко было читать моего любимого Булгакова. С уважением.

    @ А. Б. Бурый:
    У меня не вызывало отвращения, мне это было безразлично в тот момент. Я училась в физико — математическом классе. Вы можете представить мои приоритеты в то время? С уважением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)