НОСТАЛЬГИЯ ПО АХРЕНЕЕ

НОСТАЛЬГИЯ ПО АХРЕНЕЕ

«Здравствуйте, дорогой мой мистер Смит! Пишет Вам ВАШ птенчик Софа. Я никогда не забуду ВАШИХ жарких объятий, мистер Смит, Ваших страстных поцелуев. У меня были мужчины до ВАС, но такой возвышенной страсти, которую я испытала, общаясь с ВАМИ, я не испытывала ни с кем…»

Степан Петрович прервал чтение и, зажмурив глаза, предался сладостным воспоминаниям: он представлял трепетную грудь Софьи Михайловны, ее крутые и гладкие колени, ее белую лебединую шею. От этих воспоминаний его охватила истома, тепло разлилось по всему телу. Он глубоко вздохнул и продолжал читать:

«…Мистер Смит, я живу надеждой на скорую встречу. Я не представляю, как «Без тебя, любимый мой, лететь с одним крылом …».

— Полюбила стерва, — подумал Степан Петрович и продолжил чтение:

«… Также рада сообщить, тебе, любовь всей моей жизни, что я беременна, и, надеюсь, что ты не оставишь меня с ребенком и мы в ближайшее время узаконим наши отношения. Люблю!!! Тысячу раз покрываю твое лицо жаркими поцелуями. Твоя Соня.

Пы. Сы. Жду ответа, как соловей лета».

Ни хрена себе, — забегал по кабинету Снегирев, — «узаконить отношения» Да если узнает жена, будут мне «отношения» Тоже мне «соловей». Может врет? Как это я так неаккуратно. Надо звонить организатору этого бардака. Нет, надо вызывать его сюда.

* * *

Вызванного срочно в ЦК партии директора механического завода Онуфриева Ермолая Карповича встретили прямо у трапа самолета, и через полчаса он предстал перед инструктором ЦК Степаном Петровичем Снегиревым

После продолжительной паузы, Снегирев обратился к Онуфриеву:

— Понимаешь, Ермолай Карпович, тут такое дело, — Снегирев замялся, — помнишь твою, как вы там выражались, дикую дивизию. Ну, когда я у вас был с проверкой завода? Там была Софья Михайловна. Она меня еще за короткую стрижку мистер Смит называла.

— Помню, конечно, — заулыбался Онуфриев

— Ну, так вот, письмо от нее получил. Пишет, что беременна. Еще и отношения узаконить желает. Можешь взять ее на себя? Утрясти это дело. Если нужны там деньги, или еще что…сам понимаешь…

— Нет вопросов, — пожал плечами Онуфриев — только будем действовать на паритетных началах.

— Давай. Что надо от меня?

— Я думаю, пришло время мне в Москву перебираться. Вы мне помогаете, я – решаю ваши вопросы. Мы к ней применим инсектициды.

— Что применим? – вытянул шею Снегирев

— Это я образно,- заулыбался Онуфриев. – Инсектициды – это химическое вещество, применяемое для уничтожений вредных насекомых.

* * *

— Ну что, довела тебя ваханалия до зачатия? – обратился Ермолай Карпович к Софье, вернувшись из столицы и прямо из аэропорта, заехав к ней домой.

— Откуда знаете? – повела тревожным взглядом Соня. – А, поняла — мистер Смит колонулся.

— Давай так, — попытался взять быка за рога Онуфриев — я тебе гайдроп даю, за него попытаюсь тебя вытащить, а ты беременность прерываешь? Я же тебе обеспечиваю квартиру и очень приличные отступные. Согласна? Иначе, понимаешь, кто ты и кто Снегирев. Кроме меня тебя никто не вытащит,

Согласна, в принципе. Только зачем мне гайдроп? Да я и не знаю, что это такое.

— Гайдроп, — начал пояснятьОнуфриев, — это веревочный конец, служащий для облегчения посадки дирижабля или сферического аэростата.

— Да мне — то аэростат, вроде, тоже ни к чему.

— Да не аэростат, а конец, — пытался пояснить Онуфриев

— Мне и конец ни к чему, — Соня встала, давая понять, что разговор окончен.

— Вот дура, — возмутился Онуфриев, — я тебе не веревку – гайдроп предлагаю, а выгодное предложение делаю, а условно называю его гайдроп. Неужели не понятно? Ну и габитус у тебя, Соня, вроде я у тебя из носу козу вытащил.

Софья Михайловна озабоченно смотрела на Онуфриева: во – первых она не знала, что такое габитус, а во – вторых предложение получить гайдроп ввиде нового жилья ее заинтересовало.

— Я могу подумать? – спросила она после короткой паузы.

— Думай, только побыстрей – надавил Онуфриев.

— А зачем вам коза из моего носа? – полюбопытствовала Соня. И габитус какой – то.

— Габитус, Соня, – назидательно произнес Ермолай Карпович, — это по латыни, внешний вид, наружность. В твои годы пора бы это знать. А коза – это так, для антуражу.

* * *

Вдруг в школу, где преподавала географию Софья Михайловна, нагрянула комиссия по профосмотру женщин. Комиссия нагрянула без предупреждения, нежданно – негаданно. Руководил «техосмотром», как он его называл, Борис Соломонович – главный врач женской консультации, личный друг Онуфриева. Как только уяснили, что Софья Михайловна не беременна, Борис Соломонович бросил на произвол судьбы «техосмотр» и побежал с радостной вестью к своему другу.

Друг давай названивать в Москву, порадовать хотел большого начальника, но во – время передумал. И начал его огорчать, сообщив печальным голосом, что худшие предположения подтвердились – беременна – таки.

Начальство на той стороне провода вспотело и стало, молча, тяжело дышать в трубку. Учуяв это дыхание, Ермолай Карпович, засопел так, вроде сам рожать собрался и попросил подтвердить, что их договоренность, достигнутая при личной встрече, будет выполнена.

— О чем ты говоришь?! – обиженно пробасила трубка.

Через три дня Онуфриев позвонил в Москву и сообщил, что под его давлением Соня от плода освободилась, а он, Онуфриев, ждет нового назначения.

— Вы, Степан Петрович, теперь мой акцептант радостно прокричал в трубку Онуфриев

— Кто – кто? – переспросил Снегирев.

— Кто, кто? Акцептант – лицо, обязанное произвести оплату по векселю.

По голосу было понятно, что не обрадовался Снегирев, став ацептантом, но дал обещание выполнить все, о чем договорились.

Вечером, как обычно, в кабинет директора заглянули секретарь парткома и председатель профкома.

Достав бутылку коньяка, Ермолай Карпович объявил коллегам:

— Мы с вами, ребята, скоро станем эфорами и нам надо крепко держать в руках шамберьер. Я понятно говорю?

Никто ничего не понял, но оба общественных деятеля согласно закивали головами.

Разлив по стаканам коньяк, Онуфриев продолжал свою речь:

— В недалеком будущем отбываю в столицу нашей Родины город Москву. Навсегда. Соответственно вы подниметесь по ирахической лестнице на ступеньку.

— По какой лестнице? – переспросил секретарь парткома.

— По ирахической, — с чувством собственного превосходства повторил Онуфриев. – Ты станешь директором, — кивнул он в сторону секретаря парткома, — а тебя он поднимет, — пообещал профсоюзному деятелю.

— А я ничего не понял, — закусывая лимоном, произнес председатель профсоюзов, — какие – то эфоры, шам…шам…

— Шамберьер, — подсказал Ермолай Карпович, — это кнут для дрессировки диких зверей в цирке, а эфоры – это мужики, которые в древней Спарте выбирались для наблюдения над остальными. Так – то.

— Вот это образование, — восхитился секретарь парткома, — и откуда ты столько знаешь?

— Я вам открою секрет, — Онуфриев разлил остатки коньяка, — у меня за плечами техникум, мукомольный. Всего-навсего. Я и решил заняться самообразованием: взял словарь иностранных слов и давай по пять слов каждый день заучивать. Начал меняться на глазах. Все таращатся. Ничего не понимают, а я шпарю. Слушают, да поддакивают. Начальство зауважало Прислушиваться стало . То — то же.

— Молодец, шеф, — похвалил председатель профкома, А у меня есть радостное сообщение: нашему заводу через месяц сто лет.

О ТОМ, КАК ОТМЕЧАЛИ СТОЛЕТИЕ ЗАВОДА В ПРОДОЛЖЕНИИ.

Автор: Иванов Игорь

Публикация моих произведений в прозе

НОСТАЛЬГИЯ ПО АХРЕНЕЕ: 18 комментариев

  1. Игорь! Не перестаю восхищаться вашим талантом! Вы пишете так актуально, так жизненно! Ваши рассказы не оторваны от действительности, вы раскрываете темы, которые встречаются на каждом шагу в реальной жизни…. без помпезности, без лишнего пафоса… пускай горько местами, но объективно. Вы случайно не журналист по профессии? Заинтриговала почему-то философия вашего бытия…

  2. Марина! По профессии я чистый технарь. За плечами мехфак Политехнического. Вам спасибо за внимание к моему творчеству. Ваши отзывы гальванизируют мой интеллект. Спасибо!

  3. Игорь, я сюда редко забегаю, но каждый раз возвращаюсь к вашим произведениям. Поражает просто правдивость сюжетной линии, красота написания, мудрость высказываний. Не думала, что вы технарь. Судя по произведениям, на чистого гуманитария смахиваете, что-то в стиле журналиста, филолога… в таком случае двойной респект за такой талант!

  4. Игорь!
    Старые знакомые ярко напоминают о прошлом.
    Точно подметили..ахренея господствовала.
    Ирония Ваша, яркий юмор позволяют хорошо посмеяться.
    Спасибо.
    С уважением,
    Дина.

  5. Игорь, Вам удаётся писать так, что невольно становишься участником событий, описанных Вами. Завораживает лёгкость построения предложений и Ваша искренняя любовь ко всем героям. Успехов Вам и творчества.

  6. Спасибо! Очень жизненно и талантливо об обыденном. Жду продолжения. С уважением. bratchanka.

  7. Отлично! Замечательно!
    Так писать может только очень талантливый человек. Я в этом убеждаюсь каждый раз, когда читаю произведения Игоря.
    Когда будут книги и собрания сочинений? Жду и надеюсь.

  8. Роскошно!!!))) Смешно невероятно, не перестаю изумляться полёту Вашего почерка, Игорь! «Самообразование» героя просто потрясло!!! Он не просто слова выучил. он их применяет по назначению с необыкновенно точным попаданием! Совершенно уморительно!!!
    Конечно, — отлично!
    Яна

  9. Дорогой Игорь Александрович,читать Ваши произведения-это одно удовольствие!
    Спасибо Вам огромное за потрясающий рассказ!Прекрасный стиль и юмор!
    С уважением.Майя

  10. Наконец-то добралась до Ваших рассказов! Очень интересно!!! Пошла посмотрю, есть ли продолжение. С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)