Канареечка жалобно поет.

Старый сад тихо шелестел чуть пожелтевшей листвой; дорожка, посыпанная гравием и обсаженная с обеих сторон кустами вела к небольшой деревянной беседке пред которой цвели хризантемы. Здесь было тихо и печально, как и в душе Петра Андреевича, медленными шагами подходившего к этому своему любимому месту в парке. Старая беседка напоминала ему родительский дом , а хризантемы он посадил сам в память о своей жене, любившей их горьковатый аромат. Только здесь Петр Андреевич чувствовал себя счастливым; он садился на круглую лавочку, закрывал глаза и, опираясь о свою палку, мог сидеть так часами, мысленно прокручивая перед глазами свою жизнь. В такие минуты лицо его добрело; легкая улыбка стирала черты суровости и жесткости; легкий ветерок перебирал седые волосы, и Петру Андреевичу казалось, что это его Люсенька незримо стоит рядом и ласково треплет его все еще густую шевелюру. Вот уже много лет как нет рядом той, которая вместе с ним делила радость и горе; мыкалась по казенным квартирам военных городков, не теряя надежды обрести свой угол. И, когда уже казалось, что все скитания позади, старый привычный мир рухнул. Петр Андреевич, успевший выйти в отставку и ждущий обещанной квартиры, остался ни с чем, а тут еще и националисты подняли головы, и пришлось им с Люсей, собрав чемоданы, уезжать из ставших родными земель с их лесами и холодным, но до боли знакомым и родным морем. Но, как оказалось, и на своей, родной земле они были никому не нужны, хотя не только они: в те годы таких, как Петр Андреевич, было тысячи. Вот когда Петр Андреевич поблагодарил Бога за то, что не дал он им с Люсей детей. Куда бы они с детьми делись?

Со временем Петр Андреевич нашел себе работу: стал то ли сторожем, то ли охранником в загородном доме одного из новоявленных нуворишей. Там же и жили в небольшой комнатушке в пристройке, там же и работали: он при воротах, а Люся по хозяйству хлопотала. Лет через восемь, простудившись, Люся слегла и больше не поднялась. Петр Андреевич окаменел. Душа его умерла вместе с женой, хотя внешне это никак не отражалось: он также честно и с достоинством делал свою работу, но полюбил одиночество и старался поскорее уйти от шума и разговоров в свою комнатку. Еще через два года хозяин, взяв на его место молодого, накачанного парня с холодными стальными глазами, указал Петру Андреевичу на дверь. И снова Петр Андреевич с чемоданами оказался на улице, проклиная судьбу и не зная, как жить дальше. Помог случай. Петр Андреевич решил обратиться в Совет ветеранов. Там он встретил сослуживца, который не только сделал ему прописку, но и помог с оформлением пенсии. Только вот фактического жилья у Петра Андреевича так и стало. Некоторое время он прожил на даче старого товарища, но злоупотреблять гостеприимством хозяев не хотел и все чаще задумывался о том, чтоб заиметь пусть крохотную, но свою крышу над головой.

Канареечка жалобно поет.: 5 комментариев

  1. Ваше произведение очень искренне и проникновенно. Как жаль, что в жизни есть место равнодушию и чёрствости. Быть может гибель героев научит многих других человеческой доброте? Спасибо за прекрасный рассказ. Удачи! С уважением. bratchanka.

  2. Спасибо, bratchanka, за отзыв. Самое страшное то, что в наше время равнодушие стало почти нормой жизни, даже в отношении близких.

  3. @ irina korotkova:

    Печальная история. Грустно что найдя тут же теряешь… Грустно от безразличия…
    Проникновенно написано. С уважением. И.

  4. Добрый день, Ирина!
    Читала ваше произведение и слезы невольно катились из моих глаз. Насколько правдиво написано. Ведь все истории берутся из нашей жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)