Младший научный сотрудник (Введение)

(Введение к проекту)

Давным-давно (гораздо раньше прошлой пятницы), в некотором царстве, в большом советском государстве, жило было… Стоп!… А кто, собственно, жило-было то? А! Ну так оно и жило-то! Это самое – Большое Советское Государство. И между прочим, очень даже неплохо там было. Нет, конечно, не всё было идеально и совершенно. Далеко не все реки там были молочными. Да и у тех – не все берега были кисельными. Но, в общем и целом, жизнь была вполне приятна и хороша. А могла бы быть и ещё лучше. Ежели бы не соседи… Всё дело в том, что жило-то это наше государство не само по себе, а в окружении других, таких же государств. Конечно, далеко не все они были такими же большими, а тем более – советскими. Но быть-то они всё-таки были. И жили они все вместе, как в одной большой коммунальной квартире. А жизнь в коммуналке – это скажу я вам, ещё то удовольствие. Нет, ну жилплощадь, она конечно, у каждого своя. Но ведь есть ещё и места общественного использования, и кухня опять же. А там, в этих самых общеупотребимых местах, самое большое зло и таится. Не говоря уже о кухне. Из-за них, мест этих самых, все склоки и распри как раз и происходят (про кухню я вообще молчу). А дальше – больше. Склоки разрастаются, распри множатся и перерастают уже в личную неприязнь. А там, глядишь, и в территориальные притязания выливаются.

«Нет, ну вы только посмотрите на энто безобразие!» – Вопят одни. «Энти вот в семи комнатах развалились. Да ещё со столовой и кабинетом. У них же места там невостребованного вона скока. У них же там, в прятки играть можно. Там же спрячешься – три дня никто найти не сможет. Они ж там из комнаты в комнату верхом на тракторах ездить могут, и даже вальс-бостон танцевать или там польку-бабочку, какую-нибудь (даже с тракторов не слезаючи). Безобразие енто. Несправедливость сплошная. А вот вы на нас гляньте. Нас же тут семьдесят и ещё семеро по лавкам, понимаешь! Да к следующей весне ещё приплоду ожидаем. А полезная кубатура у нас – сами видите. Не то, что столовой – спаленки даже приличной нету. Мы ж спим в три смены. Чтобы отобедать, в очередь за два часа становимся. А потом эту несчастную миску рису на собственных коленях потребляем, где-нибудь в уголке примостившись. Младшенькому нашему места вообще нету. Вон он, несчастный, под потолком пристроился, на гвоздике от карниза. Вона висит ребёнок, рис втихаря трескает, с подливкой. Спёр уже где-то, зараза. Так, что сами видите, граждане хорошие, надо с ентим делом что-то решать».

«Правильно неширокоглазые гутарят!» — Тут же вступают другие. – «Нам, оно конечно, сваво места – выше крыши. Но справедливость должна быть. Нам бы их сараюшка тож не помешала б. И чтоб непременно с дровишками, да с угольком. А то у нас с этим делом проблемы».

И так далее и всё в том же духе. А дальше – ещё больше. От словесных препирательств соседи начинают переходить к прямым конфликтам физического свойства. Нет, двери в комнаты, покамест, никто не поджигает. И дымовые шашки в форточку швырять не торопиться. Но начинаются всякие невообразимые пакости на кухне (как же без неё родимой). То, понимаешь, в борщ кто-то плюнет, то из того же борща мосол коровий вытащит. А на маслах-то тех мяса до полу фунта бывает. Или же, к примеру, станет наше БСГ картоху жарить, захочет на сковородку маслица постного плеснуть, потянется за бутылью… А туда уже какая-то гнида вместо постного масла машинное налила. Ты его на сковородку, а оно столбом огня да дыму аж до потолка как высверкнет. Ну, сами понимаете, после такого картоху уже есть не станешь. То есть, на лицо прямой перевод продукта и прочие моральные убытки. Или же вот продукты из холодильника пропадать начинают. То шмат сала утянут, то четверть свежеприготовленного напитка слямзят (того самого, который вот тем самым салом закусывать полагается). А это вам уже не абы што. Это уже, понимаешь ли, посягательство на национальные интересы получается. И подобные выходки терпеть уж никак не возможно. Тут уже ответные меры принимать необходимо. Да такие, чтоб энтим супостатам, значит, неповадно было. Они нам в борщ плюют, а мы им продукта вторичного в кашу наложим. Они сало у нас таскать, а мы у них ихнюю горячую собачатину (или хотдожину, как они сами её называют) потырим. И пошло – поехало. Тут уже настоящее территориально – кухонное противостояние выходит. А уж тут смотри не зевай. Тут ведь, что важно? Не только соседу пакость сотворить, но и самому от ответной пакости уберечься. Сами посудите – оно, конечно, приятно осознавать, что у соседа яичница вперемешку с трехдюймовыми гвоздями жарится, но ведь из своего стюдня гайки выковыривать удовольствие тоже не из приятных. И начинает тут народная смекалка включаться. Раз они там круговую оборону вокруг плиты выставили, так мы значит, на карнизе затихаримся и с помощью удочки курочку-то из кастрюльки и выудим. А к своей сковородке, на которой потом эту самую курочку, значит, жарить будем, крышечку-то болтами и прикрутим. Да затянем посильнее, чтоб эти желтопузики хиловатые отвинтить не смогли. И всё так далее, и в том же духе. Но подобный процесс на самотёк пускать никак нельзя. И создаёт наше государство при себе кухонно – оборонительное Министерство. И теперь наше противостояние идёт уже не просто так, само по себе, а под бдительным руководством и неусыпным контролем.

Но вскорости наше государство вместе со своим министерством оборонительным, начинает смекать, что дедовскими методами много не наобороняешься. Значит необходимо чегой-то этакого удумывать и изобретать, дабы супостатам соседским неповадно было. Но надо понимать, что время разных там кулибиных доморощенных (впрочем, как и всех прочих народных умельцев – кустарей одиночек) давно кануло в лету. И пора всю эту военно-кухонную машинерию на научно — практическую базу ставить. Тем более что соседи до этого уже давно додумались. И создаёт оно (государство, значит, наше) при министерстве своём оборонительном Институт Научно – Изыскательский. И собирает в этот ИНИ самых умных и головастых своих сожителей, чтобы те, там (в ИНИ энтом самом) сидючи, изобретали всякие примочки новомодные для врагов устрашения, и собственного престижу упрочения. И всем супостатам разным сразу ясным становится, что мы тут все тож не лыком шиты, а «шиком» бриты. И на всякие там ихние противотефтельные зонтики, своими скороварками с вертикальным взлётом тоже ответить могём. А ежели они, к примеру, вздумают применить какой-нибудь новомодный спиннинг фиброгласовый, да с системой лазерной наводки, для того, чтобы наши котлетки со сковородки тырить, так у нас на ентот случай тож бронеупорные крышки с программным управлением найдутся. Да и вообще!..

Так, а к чему же это всё я?… А к тому, что вот именно в этот самый институт изыскательский, в один не самый прекрасный день, и был направлен наш герой. Один молодой, но зато уже весьма Младший Научный Сотрудник. И как всякий молодой МНС, был наш герой рьян и ретив. Ну, а как известно, всякий ретивый да рьяный сотрудник, попавший в Науку, старается в этой самой Науке свой след оставить (ну или, по крайней мере, наследить в ней). Наш герой тоже не был исключением, в этом отношении. И трудился он на ниве научно – изыскательской не щадя ни своих сил, ни живота своего, ни печени. Не могу точно сказать, на сколько он в этом деле преуспел, но кой-какое наследие он по себе, всё-таки, оставил.

Давно уже почило в бозе наше Государство Большое Советское. Нет, уже и института того Научно – Изыскательского. Но копаясь в его анналах, удалось нам отрыть наследие вот того самого молодого сотрудника, младшего да научного. Нет, ну для науки оборонительной оно (наследие это самое), никакой ценности, конечно же, не представляет. Ну, аж никак. Но в общечеловеческом, глобальном, так сказать, смысле, что-то в нём всё-таки есть. И не мало. Ведь наследие это включает в себя наработки и проработки из самых разных областей знаний (но только не военно-оборонительных). Это и философические трактаты, и переработка тысячелетней народной мудрости, и квинтенсенция различных систем взглядов на сущность нашего с вами бытия, и прочая, прочая, прочая… Думается нам, что всяк грамотный человек, ныне живущий на нынешних территориях постсоветских, сможет найти для себя там много интересного, а главное, нужного, а возможно, даже и полезного. Ежели захочет, конечно, к наследию, этому самому, прикоснуться.

Так вот, мы и начинаем публиковать некоторые выдержки из многогранного и многотомного наследия Бывшего Младшего Научного сотрудника бывшего 4-го НИИ бывшего Министерства Обороны бывшего Советского Союза. В надежде, что сможем хоть чем-то порадовать, а возможно и просветить, многоуважаемую публику.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)