И грянул свет…

Пролог

Давным-давно – много миллионов лет назад, когда не было на земле еще Адама и Евы, когда Бог еще не сотворил небо и землю, на землях Аатхема царил хаос. Только что закончилась инопланетная война между жителями этой мирной планеты и воинственного Эйдха – закончилась после всего лишь нескольких локальных ударов нанесенных планете мощнейшим биологическим оружием. Всего лишь за сутки Аатхем потерял большую часть своего населения.

Многие века прошедшие с этих событий так и не ответили на вопрос: был ли результат нападения заранее спланирован? Или нападающие просто испытывали новое оружие? Ответа на этот вопрос не существовало, ибо пришедшие на помощь Аатхему войска ВАГРРа в пух, и прах разнесли Эйдх, оставив на месте планеты лишь пепелище.

Многие века прошедшие с этих событий не излечили планету, потерявшую более половину своих жителей – да и не могли излечить, ведь в злосчастный день погибло все женское население Аатхема. Что за биологическое оружие было испытано тогда на мирных жителях маленького цветущего рая? Этого так никто и не узнал – ведь когда пришедшие на помощь планете защитники из ВАГРРа взяли под контроль свой гнев — все те жители Эйдха, которые могли ответить на этот вопрос были уничтожены.

Очень долго боролись мужчины Аатхема за свое выживание. За выживание – и за сохранение как вида своей расы.

Казалось, выход был найден – ведь благодаря своему достаточно высокому уровню развития аатхемцы знали, что такое клонирование. Вначале этот вид размножения был применен как единственно возможный, однако большинство людей не оставляла надежда что они встретят в бескрайних просторах Вселенной еще одну гуманоидную расу подобную той, представителями которой они являлись.

Самым странным в происшедших событиях было то, что очень немногие люди нашли единственный правильный выход из сложившегося положения: покинуть Аатхем. Они понимали, что радиация убившая женскую половину населения еще очень долго не позволит находиться им на этих землях …Поэтому та часть мужчин, понимающая эту простую истину покинула свою родную планету взяв с собой образцы женского генетического материала и заселила пустынный, жаркий но вполне пригодный для жизни Эйдх. Те же, кто остался на Аатхеме возненавидели населивших планету своего поверженного но от этого не ставшего менее ненавистным врага, сочтя их предателями. Однако не смотря на это, очень скоро население ещё недавно пустынного Эйдха начало резко расти благодаря появлению там женщин. Так, враждующие планеты поменялись ролями: цветущий, густонаселенный Аатхем уступил место горячему находящемуся вблизи от солнца Эйдху, на который устремилась большая часть оставшихся в живых мужчин. На планете зараженной радиацией остались жить лишь единицы – идеалисты и фанатики, уверенные в правильности выбранного ими курса на все сто процентов.

Шло время, и таяли надежды мужчин отказавшихся покинуть родную планету. Напрасно они сто раз облетели всю Вселенную в поисках неведомой, но родственной им расы. Напрасно они неоднократно воровали женщин со вновь возрожденного Эйдха…Ни одна из них не смогла прожить более суток на покалеченном Аатхеме.

За это время благодаря генетикам, организмы людей претерпели множество полезных мутаций – значительно удлинился срок жизни человека благодаря ускоренной регенерации клеточной ткани, появилось такое понятие как «генетическая память».

Однако никакое вмешательство извне не проходит бесследно для человеческого организма и некоторые непроизвольные реакции на постороннее вмешательство, явились причиной побочных мутаций. Одной из них было — значительное увеличение роста людей и резкое увеличение длины их рук – по отношению к телу. Увеличение волосяного покрова, полное отмирание некоторых органов – в частности уменьшение количества пальцев рук и ног…И это еще не все! Самой большой катастрофой являлось превращение мужских половых органов в небольшой рудиментарный отросток.

Впрочем…катастрофой – это громко сказано, ведь за прошедшие века большинство обитателей Аатхема крайне отрицательно относящиеся к смешению видов знали о предназначении этой части своего тела только теоретически – благодаря генетической памяти. Так Аатхем стал планетой мужчин. Планетой ученых, философов и монахов. Планетой, на которую, не смотря на всю её красоту и богатство, не покусилась бы ни одна, даже самая воинственная нация…

1

— Чем занимаешься? – гостю наконец-то надоело стоять у стены, наблюдая за суетливо-хаотичными движениями ученого, и он решил напомнить о своем присутствии, — кажется у тебя проблемы?

— Ты важному вопросу, Луу? — Боохс даже не подумал оторваться от своих пробирок. Говоря откровенно, он испытывал к своему посетителю легкое недоверие, и даже неприязнь, ведь Луутсфир был родом с Эйдха. Внутренне, наедине с собой, профессор охотно признавал, что подобные мысли являются изжившим себя предрассудком, ведь его гость не был потомком тех жителей Эйдха, благодаря которым Аатхем в своё время потерпел глобальную катастрофу, однако…однако ничего не мог с собой поделать. Казалось бы – в чем разногласия? Ведь Боохс и Луутсфир – потомки одной расы. Вся разница между ними была только в том, что в свое время предки одного из них оказались мудрее, чем предки другого…Так, положа руку на сердце, ученый признавал, что причиной его неприязни является самая обычная зависть…Зависть, за которую он презирал сам себя и всячески старался изжить – правда, к сожалению не всегда удачно…

-Я на пороге гениального открытия, — сообщил Луутсфир, наблюдая за сменой эмоций на выразительном лице своего коллеги,- и пришел поделиться им с тобой, ведь, прежде всего мое открытие касается главной проблемы твоей планеты – отсутствию женского населения. Кроме того я узнал что ты проводишь очень интересный эксперимент целью которого является увеличение возможностей мозга. Может, поделишься?

Боохс переборов свою подозрительность к коллеге, рухнул на пластиковый стульчик как подкошенный дуб и произнес:

-Да, я работаю сейчас над веществом с лабораторным названием БЭСМ – биоэнергетический стимулятор мозга… Эта вещь призвана помочь людям полностью использовать возможности своего мозга, ведь известно, что большинство даже самых развитых гуманоидных рас используют свой мозг максимум на пятьдесят процентов. БЭСМ призван не нарушать процессов в организме, а только придавать мозгу дополнительные возможности или функции…Мой стимулятор просто будит «спящие» зоны… Собственно говоря, основная цепь экспериментов уже завершена – самыми удачными из них оказались эксперименты на серых мышах и дельфинах. Правда у мышей присутствует два побочных эффекта – такие как значительное увеличение роста у потомков и повышение агрессии…

Ученый оборвал речь на полуслове. «Странно, — подумал Луутсфир,- его расстроенный вид никак не вяжется с совершенным изобретением».

— Проблема в том,- выпалил, наконец, Боохс, — что я не знаю на ком из людей можно опробовать пробный экземпляр стимулятора мозга! Никто не хочет принять участие в моем эксперименте! Вот в чем беда…

— Странно! — в глазах собеседника заплясали смешинки, — почему бы это?!

В самом деле, о потрясающих, рискованных и очень часто роковых экспериментах профессора Боохса знали не только на его родном Аатхеме, но и на территории всего ВАГРРа*. Знали как о человеке, который изобрел реактивное топливо РР-215ЗУ, благодаря которому гигантская радиоуправляемая ракета смогла развить сверхскорость и располагающийся в самом центре галактики мертвый мегагигант Биистцна, прекратил свое существование, дав жизнь новой планетарной системе. Собственно сама система огромной ценности собой не представляла, хотя уже сейчас на заре её существования трое из десяти её планет были пригодны для жизни. Главным же было то, что разбив Биисцну на множество сравнительно небольших частей, Боохс дал возможность свободного перемещения тысячам космических кораблей в любой угол вселенной, что раньше было невозможно.

Однако, говоря откровенно, не все опыты ученого были столь удачны. Во-первых, надо учесть, что спектр интересов профессора Боохса был очень широк – его стезей были эксперименты с человеческими генами, целью которых было усиление возможностей организма за счет замещения некоторых звеньев в цепочке ДНК на звенья, выполняющие подобные же функции — только принадлежащие ДНК животных. Увы! Ни один из его опытов этой серии не окончился стопроцентным успехом – то ли идеи были чересчур смелыми, то ли…Не стоило Боохсу лезть в генетику и баста! Занимался бы лучше реактивными двигателями – в этой отрасли он действительно был богом! Ну, посудите сами: экспериментируя с генами человека и гепарда – с целью придать человечеству, возможность передвигаться с такой же скоростью, как и эта быстрая кошка, Боохс создал кошкообразного монстра с головой, когтями и подвижностью гепарда. И – с разумом человека, и – с маниакальной самовлюбленностью кошки и как следствие – с крайней жестокостью. Подобных опытов ученый провел не мало, наплодив мутантов, столько, что в итоге их пришлось отлавливать и переправлять на одну из планет, которая образовалась в результате разрушения Биистцны. Да-да, ведь большинство монстров — благодаря разуму человека и инстинкту животных, было очень тяжело держать под контролем. Конечно, истребить уродов было бы проще, но законы Аатхема гласили, что, ни один человек, даже будучи тысячу раз убийцей не заслуживает смерти. Кроме того – на планете не было тюрем, и она являлась единственным членом всеобщей ассоциации, которая ссылала своих преступников на дикие, необжитые планеты – где они жили по тем законам, по которым хотели жить. Да, аатхемцы гордились своими свободолюбивыми и гуманными законами. Но — в то же время, они не были столь альтруистичны чтобы кормить и содержать за свой счет негодяев покусившихся на общественную мораль… Поэтому, когда жители планеты пришли к выводу о необходимости изолировать плоды генетических опытов созданных великим ученым, ни у кого даже не возникло мысли сделать это наиболее коротким путем – убить их. Еще бы! Ведь профессор Боохс работал с живым генетическим материалом и чисто теоретически, существа продолжали оставаться людьми…

Честно говоря, не единожды представители самых разных гуманоидных рас требовали предать правосудию самого незадачливого профессора, но правда заключалась в том, что никаких законов ученый не нарушал! Ведь по конституции Аатхема, справедливо гордящегося своим законодательством, Боохс имел право проводить любые опыты – если у него было добровольное согласие их участников. А по конституции ВАГРР представитель любой гуманоидной цивилизации заключающий любой договор на чужеродной для него планете, автоматически выражает согласие с её законами,…Таким образом, не смотря на то, что очень часто опыты проводимые профессором Боохсом противоречили природе и сущности человека, его свободе и жизни ничто не угрожало. Правда, в последнее время его эксцентричным опытам пришел конец: общество больше не доверяло ученому…

— Почему бы это?- повторил Луутсфир и расхохотался.- Хочешь, объясню?

— Не вижу ничего смешного! — буркнул Боохс, приглаживая рукой свои стоящие дыбом рыжевато-седые волосы, — чем смеяться, посоветовал бы что-нибудь! А заодно – рассказал бы о своем «гениальном» открытии…

— Расскажу, — прищурив свои по-кошачьи желтые глаза, протянул Луутсфир,- тем более что, мое открытие способно помочь довести до конца твой эксперимент…

Наступила небольшая пауза, во время которой Боохс начал напряженно выстукивать по столу барабанную дробь, а Луутсфир погрузился в себя, подыскивая слова, чтобы как можно короче и понятнее сформулировать мысль.

— Не так давно я провел опыты, — наконец начал он, — благодаря которым совершил свое открытие, говорящее о родстве Y и X хромосом…

Боохс сделал нетерпеливый жест рукой и перебил:

— И всего-то! Мне уже давно известно, что Y-хромосома определяющая принадлежность существа к мужскому полу появилась в результате распада Х-хромосомы! Иными словами – своим существованием мужской род обязан мутации происшедшей в свое время в геноме женщины!

— Нет, — коротко возразил Луутсфир, терпеливо выслушав Боохса,- Конечно я не знаю, какие процессы происходили в организме человека принадлежащего к нашей расе миллионы лет назад. Однако в наше время Y-хромосома более склонна к накоплению генов, чем к их потере. Что из этого следует, как ты думаешь?

-И что же?- нетерпеливо спросил ученый, не испытывая никакого желания решать эту шараду.

— То, что если искусственным способом ускорить накопление генов у Y-хромосомы, можно лабораторным путем получить геном женщины полностью идентичный обычному! – победоносно заключил Луутсфир.

Наступило долгое молчание, во время которого профессор метался о лаборатории как тигр в клетке, а его гость наблюдал за ним, насмешливо сощурив глаза.

— Но это невозможно! – наконец выкрикнул Боохс,- ты сам прекрасно знаешь, Луутсфир, что многие из тех теорий, которые хорошо звучат на бумаге, несбыточны на практике!

— Все положения моей теории, — произнес посетитель, наслаждаясь произведенным эффектом,- уже доказаны на практике…

Эти слова прозвучали в мозгу профессора как удар грома.

— Но…как?- пролепетал он, неужели ты смог клонировать женщину, взяв за основу мужской геном?..

Луутсфир засмеялся низким рокочущим смехом:

— О да!

-Но…если ты говоришь правду,- прошептал потрясенный Боохс, то взяв за образец геном любого обитателя Аатхема можно создать женщину,…организм которой будет устойчив к влиянию радиационного фона нашей планеты!

— Вот именно, — подтвердил гость,- поэтому я здесь. И привез для тебя все раскладки своих опытов.

Профессор недоверчиво покачал головой, не сводя глаз с Луутсфира:

— И чего же ты хочешь взамен?

-Ничего особенного, — развел руками эйдховец,- на моей планете это открытие не произведет особой сенсации. Если честно оно явилось лишь побочным результатом моих исследований…Кроме того, тебе придется несколько углубить ход исследований – ведь наша с тобой физиология различна. Поэтому все, чего я хочу от тебя – это упоминание моего имени в числе авторов этой работы и, кроме того – участие в исследованиях твоего нового препарата.

Боохс покачал головой, не сводя проницательного взгляда со своего коллеги. Нет, нет и нет – хотел выкрикнуть он, но промолчал. В сущности, что такого невозможного просит Луутсфир за своё гениальное открытие?! Упоминание его авторства, – которое принесет наконец-таки признание для его планеты и возможное членство Эйдха – этой планеты-изгоя в ВАГРР? Ну что в этом такого? Почему вся его сущность восстает против этой сделки?

— Я согласен, — наконец через силу выдавил ученый. На кону стояло слишком многое. — Однако каким образом ты примешь участия в моих исследованиях? Ты что, найдешь мне участников эксперимента на Эйдхе?.. Но я бы хотел задействовать в опытах человека своей расы – ты же знаешь, что действие одного и того же препарата на представителей различных планет часто бывает очень разным. И хотя наши с тобой расы имеют общих предков, я вовсе не уверен…

— Конечно же я не собираюсь привлекать к опыту представителей своей планеты,- прервал разглагольствования Боохса Луутсфир, — у меня совершенно другая идея, которая появилась когда ты рассказывал о своем стимуляторе.

— И в чем же заключается твоя…идея, — осторожно, словно пробуя на вкус неизвестное блюдо, спросил ученый.

— Все очень просто,- заявил гость,- даже более чем. Для начала мы с тобой проведем эксперимент по созданию женщины. На основе моего опыта, только используя геном коренного аатхемца. Затем, на получившихся двух существах – мужчине и женщине опробуем твой стимулятор. Что скажешь?

Боохс рассмеялся, слушая дерзкий план коллеги, и отрицательно покачал головой:

— Это невозможно. Почему? Да потому, что законы наших планет диаметрально противоположны. В чем-то законы Эйдха, разумеется, строже – но зато законы Аатхема соблюдаются неукоснительно. Причем всегда.

Поучительно воздев вверх указательный палец, Боохс протянул вторую руку к столу и взял с него стакан воды.

— Ну и причем здесь это?- нетерпеливо спросил Луутсфир, дожидаясь пока хозяин кабинета утолит жажду.

— Объясню,- сделав заключительный глоток, ученый поставил пустой стакан на место,- Законы Аатхема таковы, что ни один опыт я не могу провести без согласия подопытного. Зря ухмыляешься, коллега. Ни одному человеку моей планеты еще не удалось преступить закон, и при этом уйти от ответственности. Возможно, конечно на это повлияла наша малочисленность. Не буду посвящать тебя в методы нашей системы правоохранительных органов, скажу только, что ни одна инстанция, относящаяся к этой структуре, не имеет над собой вышестоящей организации. Именно пойдя путем подобной разрозненности, мы добились неукоснительного соблюдения законов и отсутствия коррупции. Так вот – если я даже использую свой собственный генетический материал и сделаю все для того, чтобы никто не узнал о моих подопытных, на ежегодном отчете я сам расскажу о своих планах .Как бы я не хотел солгать, мне помешает это сделать сыворотка правды…

Луутсфир покачал головой, не сводя насмешливого взгляда со своего коллеги:

— Сыворотка правды?.. Не знал что на твоей планете, Боохс пользуются такими варварскими методами…

— Лучше попасть в пыточную камеру, как на Эйдхе?! — окрысился профессор.- За все надо платить. И за ту свободу, которой пользуются жители Аатхема это самое малое! В любом случае, твой план никуда не годиться, ведь самое меньшее, сколько пройдет времени к моменту, когда можно будет использовать стимулятор – двадцать лет. Ведь я не смогу использовать реагент на детях. Реакция может быть непредсказуемой…

Говоря последние слова, Боохс сделал резкое движение рукой, словно приказывая себе замолчать:

-В любом случае, все это не важно! Ведь для того, чтобы провести подобный опыт мне придется покинуть Аатхем. А этого не будет. Никогда!

Склонившись в ироническом поклоне, Луутсфир зааплодировал Боохсу вновь воздевшему палец долу. Эта насмешка смутила профессора и несколько охладила его пыл, заставив ворчливо добавить:

— Но у тебя дорогой коллега, разумеется, есть, что мне возразить?

— Разумеется,- поклонившись, произнес Луутсфир – на этот раз без малейшей иронии.- Как я понял тебя, очень пугает срок в двадцать лет, на который возможно придется отложить эксперимент. Но зачем его откладывать, если можно воспользоваться Ор2**? И через год в нашем распоряжении будут люди с требуемым физическим потенциалом…

— Нет! Это невозможно, Луутсфир!- покачал головой Боохс, — Во-первых если выращу их за год, благодаря Ор2 – это будут растения. Не люди, а…Не знаю кто! Конечно, в этом нет ничего противозаконного, но данный оптимизатор используют только на тех планетах всеобщей ассоциации, где идут войны – из-за необходимости пушечного мяса. Кроме того, ты опять же упускаешь из вида еще и тот факт, что если они будут умственно отсталые, мне тем более не разрешат использовать их в опыте. Мне просто-напросто никто не поверит, что я не оказывал на них психологического давления…Оставим этот разговор, Луутсфир! Я же говорю –это бесполезно!.. — Боохс удрученно вздохнул, словно признавая свою несостоятельность.

Однако Луутсфир совсем не собирался сдаваться:

— Всегда есть способы обойти закон, не нарушая его. Совсем необязательно давить на психику подопытных клонов, чтобы добиться намеченного результата…К примеру – ты можешь запретить прикасаться клонам именно к нужному нам с тобой реактиву… И разве ты Боохс будешь виноват в том, что они тебя ослушались?..

Сделав паузу, Луутсфир с полуулыбкой наблюдал за тем как меняется выражение лица ученого – от выражения безнадежности до задумчивости и, почти сразу — до восхищенного потрясения.

— И разве так уж важно,- наконец продолжил искуситель,- чтобы подопытные клоны были умственно зрелыми созданиями? Насколько мне известно, на результат опыта может повлиять только физическая зрелость, так какая разница, что они при этом будут умны как маленькие дети?

— Никакой…- потрясенно прошептал Боохс ,в мыслях уже почивающий на лаврах своего вдвойне удавшегося опыта. Никакой!- радостно взвизгнул он и счастливо обнял — теперь уже лучшего друга.

А Луутсфир, полуприкрыв глаза, прошептал, радуясь своей победе:

— Ты создашь их по своему образу и подобию…

2

Спустя два года.

Луутсфир медлительно и гордо вышагивал по дорожке, любуясь окружающим его садом. Нет, он не относился к ярым ценителям прекрасного, но иногда, встречая что-либо из ряда вон выходящее, его внутренний циник надолго замолкал, не смея подать голос. Сад Боохса потрясал своим великолепием, ведь помимо того, что на его территории были собраны, кажется, все существующие виды растений — любого человека посетившего сад покоряла та кажущаяся стихийность, подчиняясь которой росли здесь цветы, деревья и кустарники. Традиционные клумбы с цветочными узорами, кустарниковые лабиринты и претензии на естественность – с их неестественными водопадами и дорожками из дикого камня не омрачали разум гостя своей кричащей красотой. В этом саду – принадлежащему одному из известнейших ученых галактики, не было ничего из того, что так любимо большинством среднестатистических обывателей. В этом саду все было по-другому. Да, здесь был небольшой водопад – около трех метров высотой служащий одним из порогов небольшой каменистой речушки. Да, здесь был большой пруд, сплошь покрытый ряской и кувшинками, на листьях которых отдыхали золотистые лягушата. Однако вся площадь сада имела абсолютно естественный рельеф, рельеф к которому не прикасалась рука человека. И не смотря на то, что растения, росшие в саду, были посажены все-таки человеческими руками, Луутсфир любуясь пейзажем, не мог отделаться от мысли, что это был сад, задуманный самой природой. Но…нет. Наметанный глаз человека сведущего в садоводстве, сразу же отмечал что, несмотря на обманчивую вольность, растения посажены так, что находящиеся рядом – образуют симбиоз, и ниодин из видов не паразитирует за счет другого.

Продвигаясь, таким образом, по тропинке ведущей к лаборатории, Луутсфир ломал голову – как же Боохсу удалось заставить одновременно цвести на своем участке растения тропических джунглей и растения крайнего севера. Как он сделал, что цветы, распускающие свои бутоны только в определенное время года, в этом саду цветут постоянно?!

Размышления ученого прервало появление странной парочки – парня и девушки. Абсолютно голые, рыжеволосые и очень похожие внешне они выбежали навстречу ему на тропинку и, увидев гостя, резко остановились, тараща огромные голубые глаза.

— Плливет!- наконец сказала девушка, протягивая навстречу гостю свои миниатюрные ладошки и беря Луутсфира за руки, — обесали!- и рванулась бежать, увлекая за собой гостя.

Обескураженный Луутсфир с силой оттолкнул незнакомку вырывая свои руки – девушка упала на спину посреди тропинки. Ее огромные наивные голубые глаза потрясенно смотрели на незнакомца, не понимая – почему, за что он её обидел? Казалась еще чуть-чуть, и она разрыдается. Парень, все это время стоящий в стороне, увидев как упала его спутница, подскочил к Луутсфиру грозно хмуря брови и размахивая кулаком перед носом у незваного гостя, выкрикнул:

— Ты! Ты! Совсем дулак сто ли? Нися бить Еву!!!- подняв с земли девушку, он схватил её за руку, и они вместе побежали в густые заросли.

Луутсфир некоторое время стоял столбом, пытаясь прийти в себя от легкого только что испытанного им шока.

— Да…Боохс говорил что это будут растения…Но чтоб настолько!..- он сдавленно фыркнул, но тут же, услышав кустах тихий шепот не выдержал и расхохотался в голос.

В кустах – напротив, раздался трагичный шёпот:

— Ля, дулак!..

— Не. Не дулак! хихикнул мужской бас и, понизив тон, прошептал громким шёпотом:- Пидал!..

И по-дурацки хихикая, странные создания исчезли. Луутсфир же, отдышавшись, вытер слезы выступившие от смеха на глазах и продолжил свой путь – время от времени прерывисто вздыхая и пытаясь успокоиться окончательно. Таким образом, когда тропинка привела его наконец к дверям лаборатории, душевное равновесие ученого пришло наконец в норму.

Уверенно двигаясь по коридору небольшого стеклянного здания, ученый c помощью своего безошибочного нюха нашел профессора Боохса в маленьком зоопарке, наблюдающего за тем, как самец рыжеусой макаки изо всех сил пытается склонить к спариванию самку домашней кошки. Погруженный в созерцание этой сцены, ученый не заметил появления друга, и только насмешливое покашливание вывело Боохса из задумчивости.

-А! Луу!- профессор широким жестом хлопнул гостя по плечу,- Наконец-то!

— Соскучился? — иронически блестя глазами, спросил Луутсфир

— Ещё бы!- Боохс длинно протяжно вздохнул и уселся на подоконник. Черты его выразительного лица будто бы исказились в судороге. Наконец, сделав усилие над собой, он заговорил:

— Если бы ты только знал, как мне не хватает твоего вечного оптимизма!…С тех пор, как мы закончили опыт по изменению генома коренного аатхемца и ты улетел на Эйдх…Черт подери, как же они мне надоели!-бессвязно закончил профессор.

Наступила долгая пауза, которую никто из собеседников не пытался прервать, словно давая возможность сказать слово своему собеседнику. Первым не выдержал Боохс:

— Может быть, ты их видел в саду?..

Луутсфир не стал делать вид, что не понимает вопроса и кивнул:

— Да, видел. Занятная парочка. Парень и девушка, похожие друг на друга, словно однояйцевые близнецы. Различны только половые органы,- он рассмеялся,- по-моему, первая часть нашего с тобой эксперимента завершилась удачно! Не понимаю твоего пессимизма, Боохс.

— Пессимизм?!- с неожиданной яростью вскинул профессор свою голову, покрытую густой седоватой шевелюрой,- я говорил, что все твои затеи бесполезны! Мало того, что из-за того что я использовал Ор2 для их ускоренного физического развития эти создания едва ли обладают разумом пятилетнего ребенка. Плюс к этому из за чересчур быстрого роста костей деформировался их речевой аппарат и их речь навсегда останется на том же уровне что и сейчас. А самое главное – что уже почти полгода как их умственное развитие остановилось, а все мои попытки привить им желание учиться терпят полный крах!

— Не кипятись, Боохс!-примирительно произнес Луутсфир,- в конце концов какое значение в нашем опыте имеет их разум?!Никакого! Кроме того, что страшного в деформации речевого аппарата? Это лишь небольшой дефект, один из тех, которыми обладают многие люди!..

— И который может оказать влияние на результат наших опытов!- очень невежливо перебил Боохс оппонента.

— Но не значительно,- возразил тот, — если честно, услышав их речь, я просто подумал, что они говорят как маленькие дети…

— Я тоже так вначале думал, — примирительно кивнул Боохс, — однако позже экспериментально убедился, что все не так просто. Клинические исследования показали искривление эпиглоуэса. Ты знаешь, как они произносят свои имена? – ученый болезненно скривился, всем свои видом демонстрируя своё отвращение к созданным ими существам:

— Ева и Адам!- почти выплюнул он.

— Интересно было бы услышать, как называют тебя,- расхохотался Луутсфир.

— Смешно?- с досадой вздохнул ученый,- Ты хоть понимаешь, кого мы создали?! Ну конечно нет. Откуда.

— Так объясни,- пожал плечами гость, — объясни нормально, Боохс!

Ученый нервно прошелся вдоль периметра помещения, вызвав визгливый гвалт в обезьяньих клетках:

— Они – я имею в виду Йефву и Эйдхаама — это я понимаешь Луу? Ну, практически я. В детстве, я был очень послушным мальчиком, Луутсфир. Так и они. Они послушные, Луутсфир!!! Послушные, как и я был в детстве!!!- почти кричал Боохс.

— Я строго-настрого запретил им приближаться к яблоне, находящейся перед входом в лабораторию. Причем почти каждый вечер, как ты и советовал, я повторяю им свой наказ. Ты думаешь, они сделали хоть одну попытку подойти к ней?! Нет! Хотя я так надоел им своим требованием, что любой другой на их месте давно бы проверил, в чем дело!..

— Подожди,- нетерпеливо прервав друга, спросил Луутсфир, — я не пойму о какой яблоне идет речь?

— Но я, же не мог допустить, чтобы эти двое шлялись по моей лаборатории, — удивился Боохс непониманию коллеги, — поэтому закачал стимулятор в плоды яблони…Ты хоть понимаешь, чего мне это стоит?!

— Нам стоит,- сделав ударение на «нам» произнес Луутсфир, — не волнуйся Боохс, я займусь этим вопросом. Разбужу их любопытство. Все будет, как мы и намечали…

— Что ты собираешься делать?-встревожился Боохс, — я не хочу становиться пособником преступника!

— И не станешь, — заверил его коллега, — законы своей планеты я не нарушу…Законы твоей – не нарушишь ты… Я все устрою. Они примут необходимую порцию стимулятора. Сами…

Утром следующего дня Луутсфир прогуливался по огромному саду, разыскивая куда-то пропавшую парочку. В тот момент, когда он уже был готов бросить это занятие и подождать обеда который Йевфа и Эйдхаам никогда не пропускали, его внимание привлек странный стон. Прислушавшись, ученый определил, что звук доносится со стороны небольшой лужайки, на которой он еще не был. Заинтересовавшись, Луутсфир решил вернуться.

Зрелище, представшее перед глазами, приковало все его внимание. В самом центре лужайки – не под кроной дерева, не под сенью многочисленных кустов, а именно на самом видном месте резвились Эйдхаам и Йевфа. Впрочем, «резвились» было конечно не совсем точное название того занятия которому самозабвенно предавалась парочка. Луутсфир остановился, с усмешкой наблюдая за тем, как два «неполноценных» по определению Боохса существа вполне осмысленно познавали радость сношения. Хотя, нет. Наверное, Боохс прав, и если бы у этой пары были вполне полноценные мозги, они, конечно, постеснялись бы заниматься любовью на столь открытом месте. Но наблюдающий за совокупляющейся парой Луутсфир не был таким ханжой как его товарищ и подумал что в беспечности, с которой Эйдхаам и Йевфа предавались своему занятию, было что-то такое, что заставляло испытывать его острую зависть.

В этот момент, испустив заключительный двухголосый стон, парочка умиротворенно застыла, не выпуская друг друга из объятий. Луутсфир решивший, что его время пришло, осторожно покашлял, заявляя о своем присутствии. Две пары голубых глаз, до этого смотревших друг на друга повернулись в его сторону. Йевфа, просияв, освободилась из объятий любовника и направилась навстречу нежданному зрителю.

«Все-таки, несмотря ни на что, она прекрасна», — подумал мужчина, любуясь ею. Стройные длинные ноги Йевфы грациозно порхали по траве, придавая обнаженной красавице сходство с созданием из воздуха. Соски…венчающие высокую полную грудь девы призывно напряглись, требуя настойчивых прикосновений. Роскошные, солнечно-рыжие волосы развевались от легкого ветерка, ласково гладившего её по голове, а капельки росы и пота мерцали на теле красавицы, придавая загадочное сияние…Безропотно, словно подчиняясь гипнозу, Луутсфир отдал свои руки в ладошки прекрасного, бесстыдного создания чувствуя, как волна вожделения охватывает все его нутро. Где-то на задворках сознания мелькнула похабная мыслишка: «Ну что ж, одно другому не мешает…» и он побежал увлекая за собой звонко смеющуюся Йевфу…

Спустя несколько часов, доведенный до изнеможения страстной и пылкой самкой, Луутсфир лежал ласково ероша волосы золотистые волосы девушки, она же в свою очередь накручивала на пальчики черные кудри сплошь и рядом растущие на могучей груди своего любовника.

«Обязательно сделаю себе такую же «Еву»- снисходительно подумал мужчина любуясь своей партнершей.Ведь как это удобно – ни какой ревности, ни глупых придирок, ни претензий…Всегда готовая к страсти, довольная малым…Наверняка она бы не была против, если бы мы с «Адамом» имели её вместе…» — эти мысли витающие в голове у мужчины заставили его неожиданно произнести слова:

— Эйдхаам, наверное, обиделся на тебя? Из-за того что мы убежали?

-А-адам?- произнесла девушка, странно растягивая гласные, видимо, пытаясь правильно произнести имя друга. Глаза её моментально стали испуганными,- обесали к А-адаму!- она вскочила на ноги.

— Нет, не побежали, возразил Луутсфир, крепко сжимая руку Йевфы,- а пошли!.. Я покажу тебе что-то…

Так, негромко разговаривая, они подошли к высокой яблоне, глядя на которую мужчина сразу понял, почему именно её Боохс выбрал на роль «запретного древа»…Огромное – толщиной в два человеческих обхвата дерево возвышалось как монумент, пряча в своей тени небольшое здание лаборатории. «Хорошо, что оно находиться с тыльной стороны здания, — опасливо косясь на окна, подумал совратитель,- не нужно, чтобы Боохс нас сейчас видел…»

Увидев дерево, к которому целенаправленно вел её Луутсфир, девушка тихо вскрикнула и побледнела. Затем, пятясь назад, она попыталась вырваться из цепких рук своего недавнего любовника:

— Нет!- выкрикнула Йевфа, трепеща как осиновый лист,- Бог нися!

— Нельзя? — четко выговаривая каждый слог, удивленно произнес Луутсфир,- Почему нельзя?..

— Сметь! Умем!

Луутсфир отрицательно покачал головой и произнес ласковым голосом:

— Нет, не умрете. Боохс знает, что в тот день, когда ты и Эйдхаам попробуете плоды этой яблони, откроются ваши глаза, и вы будете как он – знающие добро и зло.

— Павда?- голубые наивные глаза Йевфы засветились в предвкушении чуда, и её изящная белая ручка потянулась, вверх пытаясь достать фрукт.

С усмешкой глядя за её неудачными попытками, Луутсфир подумал: «Он бы еще на десяти метровую пальму, в кокосы закачал свой стимулятор!» И, отодвинув в сторону уже почти разочаровавшуюся девушку, мужчина подпрыгнул, вытянув руки. Уцепившись за ветку, увешанную спелыми румяными плодами, он, удерживая одной рукой дерево, второй — сорвал два яблока.

— Тебе,- протянул Луутсфир с изящным поклоном первый плод девушке, — А этот Эйдхааму.

И, разрумянившаяся Йевфа, бросив последний пылкий взгляд на своего кратковременного поклонника, убежала — постоянно оборачиваясь…

Дождавшись пока девушка скроется из виду. Луутсфир припустил за нею – стараясь держаться ближе к деревьям. Он должен был убедиться…Убедиться в том, что все пройдет так как надо…

3

— Где ты пропадал, Луутсфир?!- таким нетерпеливым возгласом встретил Боохс своего товарища, не замечая его вальяжной походки и победоносной улыбки.

— Я все сделал, — сообщил тот, довольно щурясь. Точь-в -точь как довольный кот.

— Что сделал? — недовольно буркнул Боохс, сверля глазами собеседника. Тут же его осенило:-Т-ты!

От возбуждения ученый даже начал заикаться и брызгать слюной:

-Н-но кк-как? Н-но ч-что?..

— Рассказываю, — бросив снисходительный взгляд на перевозбужденного профессора,- я никого не бил, не принуждал и не умолял. Я думаю тебе самому нужно пойти пообщаться с ними. Когда я видел их в последний раз, они прятались возле смоковницы, растущей на берегу пруда…

— Прятались? — удивленно спросил Боохс,- а впрочем, неважно. Я сейчас пойду и сам на них посмотрю,- и ученый решительным шагом покинул лабораторию.

Немного обождав, Луутсфир пошел следом – стараясь держаться чуть в стороне. Не стоит Эйдхааму и Йевфе видеть его, ох не стоит…Кто знает, на что они способны сейчас…

Боохс нашел своих клонов – как и говорил Луутсфир прячущимися за раскидистыми ветвями смоковницы. Однако, в отличие от своего коллеги, ученый обладающий претензиями на врожденную деликатность, не стал тут же разоблачать их. Вместо этого, он сделал вид, что окидывает взглядом простирающиеся вокруг пруда лужайки и произнес:

— Эйдхаам, где ты?

В ответ раздался шорох ветвей и оправдывающийся голос Эйдхаама:

— Я сысу тея Бог. Но я бюсь, ветть я наг…

— Кто сказал тебе, что ты наг,- старательно добавляя в голос металлические нотки, грозно спросил ученый,- Неужели ты ел плоды дерева, с которого я запретил тебе есть?!

Эйдхаам ответил, вылезая из-под скрывавших его веток:

— Ева, дала мне…

-Йевфа! воскликнул Боохс, — что ты сделала?! Как посмела?..

Девушка, выбравшаяся из-за скрывавших её ветвей, вид имела жалкий. Если Эйдхаам был просто забавен в опоясывающей его бедра юбочке из листьев смоковницы, то Йевфа, из-за нелепой и безуспешной попытки прикрыть свою роскошную грудь двумя листьями соединенными длинной травинкой, выглядела глупо. Листья рвались под напором молодой и упругой груди, и единственное что не давало им упасть, это легкий ветерок — дующий в лицо девушке.

«Так кажется даже лучше», — подумал Луутсфир, наблюдая в стороне за тем, как нервно дернулся кадык у Боохса.

— Это Лу-цыфр! — запричитала Йевфа, — это он! Змей!

Луутсфир, слушающий в стороне эти вопли, поморщился: «Ты еще расскажи им как я тебя… Но нет! Этого она конечно не расскажет!..»

Спустя несколько часов, Боохс и Луутсфир радостно суетились возле погруженных в сомнамбулическое состояние тел Эйдхаама и Йевфы, головы которых сплошь и рядом были усеяны датчиками.

— И все-таки тебе нужно было действовать аккуратнее,-с укоризной произнес профессор,-как видишь стимулятор значительно увеличил их интеллект .Боюсь как бы у нас не появились проблемы.

— Ты боишься за меня или за себя?- с едкой иронией спросил Луутсфир,-а Боохс?

Ученый недоуменно передернул плечами и спросил:

— А разве тебе что-нибудь грозит кроме депортации на Эйдх без права возврата?

-Вот именно, — запальчиво воскликнул собеседник, — а тебе-то чем грозит вся эта ситуация?! Ты же до сих пор не в курсе, что на самом деле произошло, каким образом я достиг желаемого результата!

— И не желаю знать! – категорично заявил Боохс демонстративно глядя на светящийся дисплей где отображалось изображение мозга подопытных.- что бы то не было, но я против той грязи в которую ты превратил этот научный эксперимент!

— Грязь?- гневно сощурив глаза, подозрительно спокойным голосом спросил Луутсфир,- Покажи мне ее! По-моему ты как всегда пахнешь розами! Всю черную работу опять сделал я! Что же ты жалуешься?

— Луу, пойми,- залепетал пристыженный ученый, — тебе нужно было поставить меня в известность о тех шагах, которые ты собираешься предпринять. Мы бы обсудили…все последствия, которые необходимо избежать. Может быть, ты со своим изворотливым умом придумал бы какой-нибудь иной выход, более законный. Поверь, ты очень ошибаешься, недооценивая наши законы …Ведь тот факт что я догадывался о возможной попытке воздействия на слабоумных клонов, уже говорит отнюдь не в мою пользу. Тем более – что это мои клоны.

— Я не пойму, к чему это ты клонишь, Боохс? — подозрительно ласковым голосом произнес он.

— Да ни к чему я не клоню!- взорвался ученый кляня себя за малодушие,- ты пойми ж наконец, если наш опыт не будет на сто процентов удачным, то свои века мы окончим на какой-нибудь захудалой планетке!

— К чему опять этот пессимизм, коллега?-насмешливо спросил Луутсфир,- насколько я заметил по поведению наших подопытных, повода для разочарования нет. А ведь победителей не судят, не так ли?

— Судя по поведению – да, согласился Боохс, поворачиваясь к светящемуся экрану на котором яркими пятнами высвечивались области мозга Эйдхаама и Йевфы,- однако глядя на этом монитор – у меня появились опасения…

— Какого рода?- Луутсфир придвинулся к экрану, пытаясь что-нибудь разглядеть,-хочу честно признаться, что знаток мозга я слабый. Что значат все эти светящиеся зеленые точки в определенных местах? А красные?

— Зеленые точки означают активную работу мозга,- Боохс наклонился к тумбочке и вытащил из нее тоненькую папку.- Смотри. Это распечатки предыдущего обследования. Как видишь, активных зон стало значительно больше.

— Ну и?- нетерпеливо перебил собеседник.

— Ну и! Посмотри, красных точек не было совсем! Воообще, понимаешь?

— Нет, не понимаю!-взорвался Луутсфир, откуда по-твоему я знаю что означают эти твои красные точки?!

Профессор бросил на коллегу задумчивый взгляд и, помолчав, ответил:

— Если честно, на практике – среди жителей Аатхема, я такого еще не встречал ни разу. Однако с уверенностью могу сказать, что красные точки в правом полушарии мозга, — не что иное как места, работа которых подверглась блокаде со стороны БЭСМ-АР1.

— Не возможно! — недоверчиво покачал головой Луутсфир,- по их поведению видно улучшение их мышления, а никак не наоборот. Если же верить этому монитору практически все правое полушарие прекратило свою полноценную работу. Если бы это было так, они стали бы инвалидами!

— А откуда ты знаешь, что они уже не инвалиды?- покачал головой Боохс,- не физические конечно. Но такое огромное количество неактивных районов в правом полушарии мозга говорит скорее об упрощении многих его функций – например возможности мысленного общения, образного восприятия и непонимания интуитивных рефлексов. Ведь хотя мы с тобой и общаемся с помощью речевого аппарата, но при желании нам бы ничто не помешало делать это мысленно не так ли?

— Помешало,- ехидно возразил собеседник, — наше с тобой недоверие друг к другу. Ведь в свою голову можно пустить только того кому доверяешь на все сто процентов!..

— Луу!- стараясь казаться возмущенным, всплеснул руками ученый, — что ты говоришь!

— Чистую правду,- не моргнув глазом, сообщил «друг»,- я не люблю лицемерия. Знаешь что, давай-ка лучше вернемся к нашей беседе. Как я понимаю, убедиться в справедливости твоих подозрений мы сможем только тогда, когда они придут в сознание?

— Совершенно верно, — кивнул ученый.

Спустя несколько дней ученые убедились в справедливости догадок Боохса. Эйдхаам и Йевфа увеличили способность к логике рассуждению, но казалось напрочь утратили все элементы интуитивного восприятия действительности. Кроме того, у них ухудшилась память. Если раньше парень и девушка обладая умственным развитием ребенка все же показывали признаки владения генетической памятью, то теперь они утратили его вовсе. Еле заметная трещина между Луутсфиром и Боохсом заметно расширилась, взаимное недоверие возросло в несколько раз. Правда если подозрительный Боохс с самого начала испытывал нелюбовь к коллеге, то Луутсфир с его самоуверенностью и самомнением до самого последнего момента видел в профессоре только обычную трусоватость, присущую большинству среднестатистических граждан…Жаль, но он забыл народную мудрость, гласящую что нет никого более опасного и жестокого, чем трус готовящийся к нападению…

Первый эпилог

Окончание этой истории не заставило себя ждать: Луутсфир был арестован и осужден по обвинению в нарушении свободы личности с отягчающими обстоятельствами – такими как помешательство потерпевших. Только вмешательства правительственной делегации Эйдха позволило изменить его приговор, по которому он ссылался на постоянное место жительства – одну из планет мусорщиков находящуюся на отшибе Вселенной.

Вместо этого, ученого депортировали на родную планету, категорически запретив появляться в пределах ВАГРР. Столь мягкое наказание было следствием психологического воздействия со стороны правительственной делегации Эйдха: корабль который будет перевозить осужденного вполне может подвергнется массовой атаке. И в силу отдаленности Аатхема от других планет ВАГРР помощь ассоциации будет невозможной…

Боохс был откровенно недоволен таким поворотом дела – ведь он надеялся на более суровое наказание. За то время, что Луутсфир находился в следственном изоляторе, ученый провел череду опытов на Эйдхааме и Йевфе, которые оказались крайне неудачными. Суть опытов, заключалась в оценке воздействия нескольких модификаций препарата БЭСМ: АР2,АР3,АР5.После серии проведенных экспериментов улучшения в умственном развитии подопытных более не наблюдалось, как и разблокировки правого полушария мозга. Напротив, в поступках клонов появилась жестокость, которой не было прежде и большая постоянно прогрессирующая склонность к шизофрении. Чтобы уничтожить все следы своих преступных опытов, ученый воздействовал на свой мозг посредством использования компьютерной программы «Очистка мозга» которая была не только способна полностью удалять ненужные воспоминания, но замещать их необходимыми. Эту программу в свое время написал один из его талантливых прародителей-клонов в те времена, когда законы Аатхема были совершенно другими, поэтому предку удалось избежать огласки о своем новом изобретении. Каждый раз, испробовав на себе действие программы, Боохс оставался уверенным, что не прибегал к её помощи никогда. Будучи обладателем искусственного интеллекта, «Очистка мозга» обладала способностью не только стирать из памяти человека определенные события, но и наблюдать за происходящим, принимать решения. Чувствуя по настроению своего хозяина, что её помощь необходима она периодически напоминала о своем существовании…

Ни один человек из находящихся в зале судебного заседания не усомнился в искренности профессора Боохса,- ведь с такой непоколебимой уверенностью, с какой говорил он, мог говорить только человек с чисто совестью. Его искренний гнев, направленный на бывшего компаньона потряс даже циничного Луутсфира. Слезы, которые выступили на глазах Боохса, когда он рассказывал о своих загубленных, невинных детях тронули даже самые черствые сердца. Однако эти слезы все же не спасли клонов – ведь проведенное обследование доказало их опасность для человеческого общества. Поэтому, как и все опасные элементы Эйдхаам и Йевфа были отвезены на одну из полудиких планет галактики …

Последний эпилог

Где-то далеко-далеко, в глубоком космосе, за сотни миллионов миль от Аатхема, вокруг небольшой, но лучистой звезды вращалась маленькая голубая планета. Осколок Биистцны. Соперник Аатхема по количеству деревьев и цветов…

На этой планете, на берегу широкого и бурного ручья сидела Ева со своим маленьким черноволосым Каином на руках…

*ВАГРР – всеобщая ассоциация галактических разумных рас

**ОР2 – оптимизатор развития роста

И грянул свет…: 16 комментариев

  1. Очень красивы, но почти не читаемы и вообще не произносимы, Имена, но буду читать, думаю со временем прочту.

  2. Читаю, Valkiria, расчитался очень убедительно и захватило. 2-ой абзац первой главы, по-моему пропущен предлог «по»: «Ты важному вопросу…». С уважением.

  3. @ rekruter:
    Спасибо!Если б вы знали сколько голову ломала придумывая названия.Может стоит их в транскрипции писать чтоб люди понимали как их читать?

  4. @ Valkiriya:
    У нас тут на сайте есть один роман Михеева Алексея: «Стучи по клавишам», так вот у него там имена тоже ну прямо хоть режь не могла произносить и читать. Распечатала и раз пять начинала читать. Все с ним ругалась, что он черт — ногу сломит, а я язык пока выговаривать имена буду. Смеялись. Потом я начала читать снова просто пропуская имена этих, которые у него на каркасиках и проволочках. Потом озвучились и имена и после третьей главы с пятого раза все пошло с таким захватывающим азартом, не останавливаясь проглотила, Ну а вот за прошлый год еще пару раз читала уже просто в удовольствие, смакуя и наслаждаясь. И не убираю эту книгу далеко, столько там смысла и философии и истории.
    Так, что наверное надо иметь настрой и понять автора, его задумку и почему он так загадал и назвал. А мне показалось, что имена нормально адаптированы и к месту. В этом и есть пожалуй изюминка этого рассказа и интрига..

  5. А я немного споткнулся :»пришедшие на помощь Аатхему войска ВАГРРа в пух, и прах разнесли Эйдх» это как бы три планеты с первого чтения. Имена меня не смутили, а когда я понял в чем дело? читал аж бегом. Очень интересно! С уважением, Nubiru.

  6. @ Nibiru:
    Спасибо.Только — ВАГРР — это всеобщая ассоциация галактических разумных рас,а не планета.Я вроде внизу давала пояснения.

  7. @ Valkiriya:
    Пишите ответы каждому автору, кому хотите ответить по очередности делая сноски, но все в одном посте. Два комментария и более отдельными постами давать запрещено. Система может заблокировать, как спам. На первой странице в правилах есть.
    С уважением.

  8. @ zautok:
    Спасибо,буду знать.Кстати еще вопрос в таком случае.Некоторые ники отображаются синим,другие черным.В чем разница?

  9. Я понял в дальнейшем, мой комент почему-то пропал об этом, там я говорил, что на бумаге будет сноска понятней, а здесь она на другой странице и сразу не увидишь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)