Первые учителя

— Ладно, в гимназию Катюша не поступила. Будем искать другую школу, — говорила Лиля мужу, протирая вымытые тарелки.

Игорь отложил газету.

— Ты точно не пропустила её в списках?

— Ну что ж я, совсем уже, что ли? Раза три просмотрела — нет нашей дочери там.

Лиля была расстроена. Они недавно переехали в этот район. Торопились побыстрее провернуть обмен, ведь в этом году дочка пойдёт в первый класс. Там, где они жили раньше, Катюша ходила в престижный сад-школу, после которого дети автоматом продолжали учиться, изучая два языка: английский voxmate.ru и корейский. Но обстоятельства заставили заняться квартирным вопросом, и в старом районе найти подходящий вариант квартиры не удалось.

Все надежды были на эту гимназию. Лиле там очень понравилось. Недавно отстроенное здание выглядело современно и красиво. Там тоже дети будут изучать сразу два языка.

На собрании в актовом зале родителям раздали анкеты. Особняком стоял пункт о доходах родителей и размере спонсорской помощи гимназии. Лиля написала всё, как есть, и обозначила не очень крупную, но и не маленькую, сумму материальной помощи. Всё-таки денег сейчас, после переезда, не хватало, ещё и в долги влезли.

Было объявлено, когда прийти на тестирование, и Лиля в назначенное время привела Катю. Девочка была хорошо подготовлена к школе. Тестирование проходило в присутствии родителей, и они переводили своих детей из кабинета в кабинет, где учителя проверяли знания.

— Умница! Молодец! — хвалили педагоги Катюшу. Та отвечала на все вопросы, рисовала, писала, в общем, на взгляд матери, прошла испытания успешно. И вот, в списках принятых её дочери не оказалось…

На следующий день была пятница. Игорь в выходные собирался доделывать ремонт в квартире, а Лиля должна была отвезти Катю к бабушке. Отпросившись с работы пораньше, Лиля быстро собрала Катюшку, и они отправились в дорогу. И тут её как будто что-то подтолкнуло зайти по пути в обычную неказистую школу, расположенную не так далеко от их дома.

В коридоре школы толпились родители с детьми. Оказывается, в этот день здесь проходило тестирование. Учительница отбирала будущих первоклассников в свой гимназический класс. Лиля с Катюшей заняли очередь.

Рядом с ними сидели две мамаши.

— Ну как тебе нравится, мой не поступил в гимназию. Вроде мальчишка умненький…

— Да знаю я твоего Антошку! Уже по-английски во всю шпарит.

К ним присоединилась ещё одна мамочка.

— Так не по уму туда набирают, а по кошельку, — сказала она. — Вон, наш сосед навороченный им компьютер подарил, так его шалопай в списки попал. Говорят, кто-то ковровые дорожки подарил, кто-то пылесос моющий…

-Да ладно, слушайте! — перебила её другая мамаша, — я узнавала у директора, этой школе статус французской школы дали, и в гимназический класс этот очень даже здорово попасть. Очень сильных деток отбирают…

Лиля больше не слушала их разговор, она вспоминала своё детство. Как весной к ним домой пришла её первая учительница и записала Лилю в первый класс. Учительница поговорила с её мамой, посмотрела, как они живут…

Потом был отдых на даче детского сада, в Комарово. Лиля вспомнила, как она ждала маму в «родительский день», как на машине они уезжали на Щучье озеро купаться, и она там искала крупные перламутровые ракушки. День быстро проходил, и Лиля не хотела, чтобы мама уезжала. Она горько плакала, а мама , пытаясь её развеселить, срывала кисточки травы двумя пальцами, чтобы получился хвостик, и спрашивала :

— Петушок или курочка?

И Лиля отгадывала. Если получался короткий хвостик, то — курочка, а если из пучка торчали длинные колоски, то — петушок…

Потом в памяти всплыла огромная поляна, на которой они резвились с детьми. Лиле казалось, что трава вокруг такая высокая! Она ведь была совсем маленькой девочкой. Лиля любила найти в поле вытоптанную проплешину и подолгу оставалась там одна, где её почти не было видно из-за травы. Девочке казалось, что она находится в комнатке, окаймлённой ромашками, колокольчиками, алыми капельками гвоздичек, которые с наступлением вечера закрывали свои звёздочки-цветки. И вокруг порхали бабочки. Они тоже казались тогда большими маленькой Лиле. Их было на удивление много, больше никогда в жизни Лиля не видела столько красивых и разнообразных бабочек…

Потом мама забирала Лилю, и они приезжали в Ленинград. Она до сих пор помнит, как вдруг попадала в городской шум. Тогда ещё без конца бибикали машины, грохотали трамваи. Гул города проникал и в окна их квартиры. Лиля подбегала к старинному дубовому комоду с резными дверцами и с трудом выдвигала тяжёлый ящик. В нём находились настоящие сокровища — карандаши, ручки, краски, тетради, линейки, блокноты, ластики — всё новенькое, приготовленное мамой к школе. В детстве Лиля обожала рисовать и особенно любила точить карандаши. Она просила маму непременно разбудить её ночью, чтобы поточить карандаши. Как это сейчас смешно вспоминать! А тогда, когда мама её, конечно же, не будила, для маленькой Лили это была настоящая трагедия…

Лиля отвлеклась от своих воспоминаний. Катюша уже познакомилась с какой-то девочкой, и они в сторонке что-то громко обсуждали.

Наконец, настала их очередь войти в класс. За столом сидела молодая учительница.

— Меня зовут Татьяна Борисовна, — представилась она и пригласила мать с дочерью сесть перед ней.

— Как тебя зовут?

— Меня зовут Катя.

— Вот, Катюша, возьми бумагу и ручку. Сейчас я буду задавать тебе вопросы…

Чёткая, спокойная и правильная речь. Учительницу хотелось слушать.

— Пожалуйста, нарисуй дом, дорожку к дому, так… Вокруг что ты можешь нарисовать?

Грядки, яблони, так, молодец… Забор, калитка. Покажи, как ты подойдёшь к дому, какой дорожкой? Так, эта тропинка ведёт прямо к двери дома. Хорошо… — Татьяна Борисовна что-то пометила в своей тетради. — Катя, а писать ты уже умеешь?

— Да, умею.

— Молодец! На вопросы ты хорошо отвечаешь. Где тебя учили давать развёрнутый ответ, а не просто говорить «да» или «нет»?

— В детском саду.

— Хорошо. Вот я тебе сейчас покажу геометрические фигуры, а ты мне напиши под каждой из них, что это за фигура — круг, квадрат или треугольник… Умничка! Всё правильно. Катя, а считать ты умеешь?

— Да, я умею считать до ста.

— Можешь мне сосчитать от десяти до двадцати?

Катюша, не сбиваясь, сосчитала.

Хорошо. Катя, а ты уже изучала иностранный язык? — спросила учительница.

— Да. Мы в детском саду изучали английский язык.

— Ну, скажи мне, как тебя зовут, по-английски.

— Май нэйм из Кэт.

— Хау олд а ю?

-Ай эм сикс…

Пройдя ещё несколько тестов, Татьяна Борисовна сказала Лиле:

— Что ж, девочка хорошо подготовлена. Я беру её в свой класс. Мы будем учиться по экспериментальной программе. С первого класса у нас будет французский язык, а со второго класса добавится английский. В дальнейшем мы планируем разделить класс на две части: одни ученики будут заниматься с экономическим уклоном, другие — с гуманитарным. Я всё подробно Вам расскажу на родительском собрании…

К бабушке они приехали в приподнятом настроении и сразу уселись за стол пить чай с пирожными.

— Ой, мама! — воскликнула Лиля, — хоть одной заботой меньше! Определились, где Катюшка учиться будет. Случайно зашли во французскую школу, а там как раз набор деток проводят. Катя с ходу все тесты прошла, чем очень меня порадовала. — Лиля ласково погладила дочку по голове. — Да! Мне так её учительница понравилась! Кажется, это действительно хороший педагог.

— Ну, слава Богу!- обрадовалась бабушка. — Лиля, а ты помнишь свою первую учительницу?

— А как же! Валентину Игнатьевну я помню всю жизнь. Первый учитель, как и первая любовь, не забывается… Моя первая школьная форма — хорошенькое коричневое платье и кружевной белый передник. Помнишь, мама, как я сама отпарывала белый воротничок и пришивала другой, свежий. Платье было чистошерстяное, и в нём было не жарко в тёплую погоду и не холодно зимой. Мой первый портфель — из натуральной кожи, с удобными лямками, который можно было носить, как ранец. Мои первые школьные туфли, на среднем каблуке, почти как у взрослых. С двумя большими белыми бантами на голове я вхожу в тяжёлые старинные двери школы имени А. С. Пушкина. Что это была за школа! Я тогда ещё не понимала, куда попала.

— Да, Лиленька, — задумчиво проговорила мама, — это самое старое здание на Каменноостровском проспекте, построенное в 1834 году по проекту архитектора Шарлеманя в стиле позднего классицизма. С 1843 в нём размещался Александровский, бывший Царскосельский лицей. Курсы лицея окончил писатель Салтыков-Щедрин. В разные годы там учились Лобанов-Ростовский, писатель Аксаков, будущий литератор-меценат Кушелев-Безбородко, издавший журнал «Русское слово»…

Лилина мама раньше работала историком, и у неё была превосходная память.

— В лицее был открыт первый музей Пушкина, — подхватывает Лиля. В него были переданы реликвии поэта, в том числе медальон с локоном волос Пушкина с запиской, написанной Тургеневым: « Клочок волос Пушкина был срезан при мне с головы покойника его камердинером 30-го января 1837 года на другой день после кончины. Я заплатил камердинеру золотой. — Иван Тургенев. Париж. Август 1880.» Я ещё в школе выучила эту записку наизусть. Подумать только, реальная частичка Пушкина находилась в стенах здания, где я потом училась…

— Да, лицей был закрыт в 1918 году, — продолжила мама. — Материалы Пушкинского музея были переданы Пушкинскому дому. А позже в здании была открыта твоя средняя школа…

Катя всё это время внимательно слушала разговор взрослых.

— Мамочка, а что с тобой было дальше?

— Дальше, в огромном вестибюле нас встречал Александр Сергеевич Пушкин.

— Как это? — удивилась Катюша.

— Мама шутит, — улыбнулась бабушка. — Там стоял двухметровый бронзовый бюст Пушкина работы Шредера.

— Великолепная кудрявая голова, одухотворённое лицо. Все последующие годы мы пробегали мимо него со своими проблемами, историями, как мимо своего привычного друга, который был свидетелем нашей жизни… Дальше наверх вела широкая двухмаршевая лестница, вдоль которой на стенах были развешаны портреты Пушкина и его великих современников, а также стенды со стихами поэта. Крупными вензельными буквами отпечатались навсегда в моей памяти строки: « …Здравствуй, племя младое, незнакомое!…» Мама, вот я подумала, что больше воспитывает ребёнка — школа, как место, или школа, как коллектив учителей? Получается, в идеале и то, и другое вместе. Ведь нельзя сбрасывать со счетов ту атмосферу зданий, в которых находятся учебные заведения…

— Да, Лиля, ты права. Недаром самые сильные школы до сих пор — это старейшие школы, имеющие свою историю и традиции. Петришуле, например.

— Или физико-математический лицей на Васильевском…. Жаль, что наша школа вскоре была закрыта, и я отучилась в ней всего несколько лет…

— Мама, дальше, дальше рассказывай! — торопила Катя.

— Я вхожу в громадный актовый зал. Там шумно и многолюдно. Меня встречает Валентина Игнатьевна и подводит к ребятам из 1 «А» класса. Нас построили в шеренгу, потом поздравили с началом учебного года. И вдруг ко мне подходит мальчик из 10-ого класса и вручает классный журнал. Он мне показался таким взрослым дяденькой. Потом парень поднял меня на руки, и кто-то сунул мне в руку колокольчик. « Ну давай, звони!» — сказал десятиклассник. И я сильно-сильно зазвонила колокольчиком…

Быстро пролетело лето. Наступило первое сентября. Катюша в красивом платье, с ярким рюкзаком с изображёнными на нём Белоснежкой и гномами, с огромным букетом осенних астр отправилась в школу. На улице громко играла музыка. Дети собирались под табличками своих классов. Родители беспрерывно фотографировали и снимали на видео своих чад. Время от времени хлопали дверцы подъезжающих автомобилей. Даже поблизости живущие родители считали своим долгом с шиком подвезти ребёнка к школе.

Наконец, отзвучали поздравительные речи директора, завуча и муниципальных депутатов, и ребята под песенку «Первоклассник» и звон колокольчика вошли в здание школы…

Первый класс — это не просто очередная ступень жизни ребёнка. Это уже осознанный этап его становления, как личности, этап раскрытия человека навстречу знаниям и миру. И Катюша, также как и Лиля, и многие-многие люди, всегда будет помнить именно свою первую учительницу. Потом будут и любимые, и нелюбимые, и чересчур строгие, и не очень справедливые, и не пользующиеся авторитетом, и, наоборот, с непререкаемым авторитетом, очень компетентные, самые разные учителя. Всем им низкий поклон. Всех их во взрослой жизни мы вспоминаем с благодарностью. Но первый учитель, он особенный, он символизирует собой прекрасную страну детства, если можно так сказать, «умного детства» — начальную школу.

— — — — —

Музей Александра Грина — Сюда приходят и приезжают многочисленные поклонники творчества писателя, а затем приводят своих детей и внуков, чтобы вновь пережить пленительные минуты своей юности.

Первые учителя: 12 комментариев

  1. Спасибо Елизавета за столь добрый и светлый рассказ… Эх, окунулся и я в школьные воспоминания…
    И, как Вы правы насчёт первых учителей, никогда не забуду свою первую учительницу, прекрасный педагог и понимающий человек. С уважением. Иван.

  2. Ваня! Молодец, что осилил такой большой рассказ. Спасибо, что оценил. Рада, что понравилось.
    Ел.

  3. И мне спасибо. И я прочел. Знаете, моей дочке не повезло с первой учительницей. я отказался от дополнительных уроков, продленки. Меня и дочь учительница просто возненавидела. Дочь поступила в университет, уже все забыто, но какое было удивление мое и дочери, когда учительница стала заявлять во всеуслышание, что моя дочь будто бы сделала аборт!!! Ни гнев, ни злость — жалость — самый лучший урок, который преодала дочке ее первая учительница! Но вторую — класную руководительницу, очень строгую и неподкупную — она полюбила и нечаяла в ней души. А когда был выпускной и все ученики пошли на мост встречать рассвет (моей дочери там не было), уставшие ученики стали разьежаться на машинах, я бегал от машины к машине, но никто ее не взял. Пришлось мне вызывать такси. Тяжела доля учителя, страшно тяжела…

  4. Елизавета, отличный рассказ! Хорошо, что у нас школа практически «двор в двор» располагается возле нашей пятиэтажки. Вопрос, куда отдавать детей даже не стоял. Я всегда считала, что абсолютно безразлично, в какой школе учиться, лишь бы это было рядом. Подруга возила ребенка в элитную школу. Вставали на полтора часа раньше, и по гололеду, и в мороз, и в метель ехали черт знает куда… А разницы нет. После школы и её ребенок и мой поступили в один и тот же ВУЗ. (Уже окончили и работают). С теплом. Алена.

  5. @ rekruter:Согласна с Вами. В последнее время из-за непрестижности профессии учителя туда идут не по зову сердца, а просто , чтобы считалось, что будешь иметь высшее образование. А потом, когда они вынуждены будут всё же пойти работать в школу, дети получают злобных, не любящих ни свою работу, ни учеников, учителей.
    @ wf0005:
    Я тоже думаю, что ребёнок должен учиться как можно ближе к дому. Дорога забирает много сил, а дети итак в школе очень загружены.

    Спасибо! С приветом, Елизавета.

  6. Seliza! Вы так жизненно описали нынешнее положение современных школ, просто нет слов! Образы у Вас получились действенные и интересные, и тонко прослеживается сравнение относительно обучения детей в двух школах. Понравилось очень. Желаю Вам удачи в конкурсе. С уважением. bratchanka.

  7. Вообще-то это не рассказ, а так — слабенький очерк. Странно, что он стал победителем какого-то конкурса или лауреатом. Нет интриги, нет «вкусностей» — красоты изложения или анализа ситуации. В общем, слабенькое сочинение десятиклассницы. В произведении произвести бы чистку от длиннот, не связанных с текстом воспоминаний о лагере и пр, пр. в общем, за количество страниц троечку поставить можно, но не более. Творческих удач!
    Сайт, видимо, не популярный, потому и произведения так себе…

  8. @ Татьяна:
    Спасибо, что учите уму-разуму.
    Сайт у нас абсолютно не популярный. Куда уж ему тягаться с другими. Да ведь, всё уже давно сказано и написано. Вон сколько библиотек переполненных нетленными произведениями классиков. Так что, давайте, все дружненько замолчим в тряпочку и не будем раздражать знающих про всё и вся…
    С уважением и с прекрасным праздником 8 Марта!.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)