Сказка про мечту осеннего Листа

Сказывают, будто было такое время, когда зима наступала лишь тогда, когда приглашал её Зимаосенец — волшебный зверёк, похожий на зайчика, но отличающийся от него и раскраской, и размером. Говорят, он словно солнечный лучик спускался на землю, проверял, чтобы всё было к зиме готово, а потом исчезал и вслед за этим наступала зима…

Впрочем, что это я? Расскажу-ка я лучше одну сказочную историю, которая случилась с одним осенним Листочком, мечтавшем увидеть снег…

Осень догорала золотом берёзовых листьев, пунцовым коктейлем рябин и ржавым одеянием дубов-исполинов, что растут на горе — вверх по тропинке. Утренние туманы стали густыми и жутко кусачими. Их жгучие слёзы, брошенные ночью на тощие спины сухих травинок, к утру превращались в меленькие кристаллики льда так, что вся земля казалась покрытой иссиня-белым покрывалом. И только днём, когда ленивое солнышко роняло свои лучики на землю, росинки живыми бусинками прятались под шкурой опавшей листвы, обнажая многоцветье осеннего пожара.

Дни становились всё короче, а ночи — всё длиннее и суровее. Как-то совсем незаметно деревья сделались абсолютно нагие, сиротливо простирая тонкие свои веточки к хмурому небу, где пряталось солнце. Была почти зима.Не хватало лишь льда на реке, что внизу, и снега…

Однажды ранним заиндевелым утром, на узенькой серой тропинке, что тонкой ленточкой вьётся сверху, откуда-то с гор, появился зайчик. Правда, он был совсем необычный — крошечный как цыплёнок. Да и по правде сказать, рыжий, как заходящее солнышко, Лист старой липы, что тёплым сердечком колыхался на древесной ветке, так и подумал, что по тропинке бежит цыплёнок. И только когда заяц подбежал вплотную к дереву, на ветви которого одиноко колыхался последний осенний Листочек, стало понятно, что цыплёнок вовсе никакой не цыплёнок:

-Не порядок! — Очутился вдруг жёлтый как солнышко и пушистый как тополиный пух зайчик на липовой ветке, за которую держался рыжий Листочек, — Ох, не порядок! — Повторил он, свесив ушастую свою головку с ветки так, чтобы видеть сердечко липового Листа целиком, — Ну, — пощекотал заяц правым ухом плоское личико последнего осеннего Листочка, — и что ты тут делаешь?

-Висю, — побагровел в середине Лист, ещё сильнее тоненькой своей ножкой ухватившись за ветку, — то есть вишу…

-Так-так-так… — Поднял свою маленькую круглую головку золотистый крохотный зайчишка и принялся крохотным своим носиком обнюхивать ветку, что-то при этом бубня.

-А ты, что ли, правда заяц? — Осмелился-таки спросить зайчишку липовый Листок.

-Заяц, заяц… — Снова свесил свою солнечную головку необычный зайчик к Листу, — Я-то… Заяц — не заяц, не важно! А вот ты… — Стукнул он жёлтой пушистой своей лапкой Лист, — Ты… Ты какой-то не нормальный Листочек! Совсем ненормальный… Неправильный ты!

-Это почему? — Ещё сильнее побагровел Лист, — Я как раз-таки самый настоящий Лист липы, а вот ты, хоть и заяц, а больше на цыплёнка похож…

-Эх, ты! — Недовольно скривил жёлтую свою мордашку солнечный зайчонок, глядя на Лист, — Лист липовый! Я ж не простой заяц, а волшебный — Зимаосенец я…

-Кто-кто? — Протянул недоуменно Лист.

-Эх, липовая твоя душа! — Снова покачал головой золотой заяц, — Зимаосенец… Живу я на солнце, а когда время зиме прийти наступает, я схожу с солнца на землю да проверяю, всё ли готово к её приходу? Все ли травы пожелтев, уснули? Все ли листья, сбросив цветные свои одеяния, упорхнули?.. Все ли деревья готовы надеть шубы и вся ли земля готова быть накрытой снежным покрывалом?

-Ну и как? — Вздрогнул Листочек, — Всё ли готово к зиме?

-Всё да не всё! — Протараторил Зимаосенец, растирая золотистыми своими лапками блестящий свой нос, — Ты не порядок создаёшь… Висишь тут, понимаешь, не порядок! Вот что ты висишь, а? Чего одёжу свою не скинешь? Чего ветку свою не отпустишь как другие?

-Да я, — совсем сделался багровым липовый Листик, — на снег хотел поглядеть…

-Вот чудак! — Тихонечко засмеялся Зимаосенец, а потом, вдруг, посерьёзнел и спросил:

-А зачем тебе?

-Да я и сам не знаю, — пролепетал Лист и добавил, — но очень хочу увидеть, какой он? Этот белый-белый снег? По весне, когда я только родился, надо мною плыли белые-белые облака и кто-то из пернатых сказал, что они похожи на снег… Вот тогда-то мне и захотелось увидеть снег… Вот поэтому-то я и держусь за свою ветку… Уж очень мне хочется посмотреть, как белое пушистое облако спускается на землю, делаясь воздушным снегом, — Мечтательно шелестел липовый Листочек, сьёживаясь от холода и усиливающегося ветра.

-А что будет, — поинтересовался у Листа Зимаосеновец, — когда ты увидишь снег? Что изменится?

-Наверное, — улыбнувшись, прошелестел Листочек, — ничего не изменится… Просто я увижу снег и пойму, что он — или такой, каким я его себе представлял; или совсем-совсем другой… Такой, каким я его себе и представить даже не мог…

-Фи, — фыркнул тут солнечный зайчишка, почесав задней лапкой своё пушистое длинное ухо, — какая глупость! И стоило этого ради так упорно висеть на своей ветке и терпеть столько неудобств?

-Ну конечно! — Восторженно просвистел липовый Лист, выгнувшись как маленький парус, — Это же мечта! Мечта всей моей жизни!

-Глупости! — Снова скинул свою жёлтенькую головку Зимаосенец к осеннему Листу, — Глупости да и только! Ты же просто — Лист. А листья должны думать только про весну, про лето, про осень и про всё, что с ними связано! М-да! А снег — это зима и потому ты не должен думать про него.

-Но я думаю… — чуть побледнев, прошептал Листок.

-Так и я про то же! — Замаячил жёлтым пушистым пятном перед Листочком солнечный заяц, — Я ведь и говорю, что ты — неправильный лист… Совсем неправильный!

-Но что же делать? — Как-то обречённо прошептал Лист, сжавшись.

-Отцепляться от ветки, конечно же! — Вцепился заяц передними лапами в ножку липового Листа, пытаясь скинуть его вниз.

Однако Листок держался ещё крепче, словно дрозня и без того сердитого Зимаосенца:

-Ну что… — Пыхтел он, — Ну что ты делаешь?! Сейчас же отпусти ветку!

-Я… — Шелестел Лист, — Я не могу…

-Почему не можешь? — Устал жёлтый заяц колыхать Листик.

-Потому что я ещё не увидел снег… Потому что нельзя уйти из этого мира, не соприкоснувшись с самой сокровенной мечтой…

-То есть как это нельзя? — Возмущался Зимаосенец, — Почему нельзя?

-Потому что это неправильно, — Послышалось в ответ, — Потому что каждый должен знать, — продолжал багровый Лист, — что будет после него… Каждый должен думать не только про то, чем он живёт, но и о том он должен ещё помышлять, что будет после… Я видел плывущие по голубому небесному морю белые облака и слышал от ветров, что облака и есть снег… Приближаясь к земле, они становятся большими-пребольшими, так что накрывают своей белизною всю землю и всё, что на ней… И это, должно быть, прекрасно!

-Ну хватит, мечтатель! — Не на шутку рассердился Зимаосенец, — Лети, уже…

-Ни за что! — Вдруг твёрдо, неожиданно для самого себя, сказал Лист.

-Хорошо! — В тот же час как-то по обмяк солнечный зайчишка, — Будь по твоему! Кажется, я говорил тебе, что я не простой зайчик, но волшебный… Говорил?

-Говорил, — согласился Лист, вновь расправив свой багровый животик в форме сердечка.

-Так вот, — продолжал Зимаосенец, — а раз я — волшебный, значит и чудеса творить могу… Но для этого мне нужно, чтобы рядом был кто-то, кто верит в чудо… Ты вот скажи-ка мне, Лист… Ты в чудо веришь?

-Верю… — кратко прошелестел Лист.

-Тогда смотри туда, куда я побегу! — И Зимаосенец резво поскакал по обнажённым липовым веточкам наверх — к самой макушке, а оттуда к облакам да так, словно был он не заяц, а солнечный лучик. Солнечным лучиком Зимаосенец и пропал где-то за облаками и тщетно липовый Лист пытался его отыскать в небесах, которые сплошь были затянуты хмурыми тучками…

Так липовый Лист смотрел и смотрел наверх, пока вдруг не увидел как оттуда, сверху, полетели белые пушистые хлопья:

-Снег…  — Радостно подумал Лист, всем своим существом впитывая в себя свежесть первых снежинок, их мягкость и ослепительную белизну.

Наблюдая за нежным танцем первых снежинок, липовый Листочек задремал, ножка его оторвалась от веточки и он полетел… Полетел в страну вечной весны, сбросив с себя багровый свой наряд, который долго ещё лежал в серебре пушистых снежинок, пахнущих прохладой и зимней свежестью…

С тех пор, говорят, бывает, что первый снег выпадает не зимой, а осенью, когда ещё не все листья оставляют ветви своих деревьев…

08.11.2010г., г.наро-Фоминск, СаЮНи

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)