Выдернутый из песни

Когда раньше взрослые произносили это слово, оно ничего не значило. Просто птичья трель. Птицы пели, правда, приятнее. Непонятно о чем, но красиво.

Абиг любил петь. И ему нравилось, что в его песнях жили люди, паслись овцы, цвели цветы, светило солнце или лил дождь, стояли горы.

Он пел очень хорошо. Даже дедушка хвалил его. В его звонких песнях все было понятно, не было птичьих слов, которые так часто произносили взрослые.

Его песня оборвалась громким звуком. Абиг вздрогнул.

— Это гром? – спросил Абиг дедушку. — И откуда гром, если светит солнце?

— Быстрей, быстрей, это взрыв, — торопил дедушка, они бежали прятаться.

Снова раздался взрыв и дедушка упал.

Абиг не понимал, почему не встает дедушка, и откуда взялось столько красной краски.

«Что уже не надо прятаться?» — спрашивал Абиг.

Потом мама сказала, что дедушку убили, и что началась война. Абиг понял, что «война» – страшное слово. Оно представлялось громом, плачем мамы, едким дымом, страхом.

А потом Абиг с мамой уезжали. Абиг плакал. Они уезжали от всего родного, что он знал. Было страшно, что он никогда не увидит этого луга за домом, в котором столько цветов, что кажется можно задохнуться от запахов. Не увидит и гор белыми зубцами кусающих небо.

Было страшно, что ТАМ этого не будет. С этого момента он все плохое называл «война». Если поезд сильно дергал – война, если мама отошла – тоже война.

Мама говорила, что они едут в другую страну. Страну, где все будет по-другому, но обязательно хорошо. Потому что там нет войны. Они приедут в огромный город, и будут там жить. И там ци-ви-ли-за-ция. Но они ехали долго – война. И люди вокруг все больше говорили на незнакомом языке – тоже война. Язык этих людей не был птичьим, просто непонятным…

ТАМ, куда они приехали, не было того, к чему он привык. Были дома, похожие на квадратные горы, только без снега на вершинах. Было много больших людей, говорящих непонятно. Не было запаха цветов и свежего воздуха, был запах гари. Не было ясного неба, только серое марево. И не было мамы. Мама потерялась.

Война.

Он сел у платформы и не двигался с места. Ждал, когда придет мама. Он боялся, что в такой толпе она никогда его не найдет. Мимо шли люди. Он спрашивал у всех, где его мама, но его, похоже, не понимали, улыбались в ответ. Это было больно: видеть чужие улыбки. Некоторые бросали ему денежки. Бабушка дала кусок хлеба. Абиг съел половину. Скоро перестал говорить. Незачем.

Вдруг над ним навис парень.

— Ты чего здесь? – парень оглянулся по сторонам.

Абиг молчал. Он впитывал парня огромными черными глазами и думал: «Война? Или не война?»

Парень еще что-то спрашивал, потом взял за руку и повел.

Автор: Андрей Демьяненко

Родился в Ленинграде, живу в Санкт-Петербурге. Стихи пишу с 14, прозу с 19. Печатался много где.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)