(Почитай отца и мать) О чём шумели листья на ветру

    Под прозрачной синью небес, в большом лиственном лесу, что пахучей зелёной шерстью покрыл сопки, среди прочих деревьев проживала свою тихую и безмятежную жизнь стройная Берёза. Как и у других деревьев хрупкие ветви той красавицы сплошь были увешаны зелёной листвою. И сказать ещё должно, что каждый листочек, что легко трепетал в кроне своего древа-матери, был ей бесконечно дорог и мил так, как дитя любо и дорого родителю своему.

    Конечно же белая та Берёзка, из недр чьих ветвей произрастали чудные её листики, преисполненные радостным ароматом жизни, узнавала говор каждого из них, как бы насквозь проникая самую глубину существа каждого своего листочка, вполне разделяя его мысли и переживания. Словом Берёзке той ведомо было каждое шевеление листвы… И так было всегда, с самого начала…

    Однажды, обращаясь всем своим естеством к шелесту своей листвы, белая Берёзка та услыхала беседу двух своих совсем ещё юных листиков, только-только явившихся на свет Божий из древесных её ветвей:

    -Вот вообрази, — трепетал на ветру один другому, — чтобы делала без нас Берёза? Молчишь? А я отвечу тебе… Она околела бы! Да-да! Именно и непременно околела бы!!! Околела бы от одиночества, холода да и вообще, без нас она была бы лысой, морщинистой и невзрачной! — Заключил он, повернув плоский свой жилистый животик к солнечному лучу, упавшему на их хрупкую ветвь. — Вот и получается, что не мы должны трепетать перед нею, как думаешь ты, но она перед нами, потому как не стань нас и она сделается обыкновенною палкой… М-да, — вытянулся гордый этот Лист перед другим, — именно палка она без нас! Сухая и никому не угодная!

    -Да нет же, — шелестел в ответ первому другой Листочек, — всё не так! Мы все лишь венец её трудов и всей её жизни, если желаешь… А потому, — Листочек тоже подставил свой живот солнцу, — мы должны если не любить, то хотя бы уважать нашу Берёзку… — Сказал он благоговейно так, как говорят о чём-то дорогом и сокровенном, — Уважать за то, что она носит нас на ветвях своих… За то, что соки свои отдаёт нам без остатка… За то, что удерживает нас в себе, когда ветра и дожди пытаются нас отлучить от неё, унеся прочь …

    -Фи, — чуть подвернулся первый дубовый Лист, — невидаль какая! Кормит, видите ли она нас! А может это мы её кормим?! Да мне, если хочешь знать, — и он весь напряжённо вытянулся на ветру, как бы отторгая себя от берёзовой ветви, — вообще эта скучная Берёза мне лично не нужна! Я, если хочешь знать, и без неё обойдусь!..

    Не успел ещё Лист, охваченный горделивой своей страстью, вымолвить последние слова, как порыв буйного ветра сорвал его и потащил за собою, в пыль земных дорог. Заплакала тогда стройная та Берёзка о юном сгубленном Листе и боль её передалась каждому из листочков, что ещё мгновение назад трепетно перешёптывались между собою о светлом и радостном луче солнца, о трелях птиц и о жизни, которая текла в них. Все они, как одно целое, печально зашумели, не смея поднять своих существ к солнцу, оплакивая преждевременное падение брата своего…

    -Что же… — Робко прошелестел на вечерней заре Листочек, обращая мысли свои к самому сердцу Родительницы своей, — Неужто и мы все бесславно так падём? Неужто разница только во времени?..

    -Живи, юный мой Листочек, — печально промолвила тогда ему белая Берёзка, — и зри, что будет… Об одном прошу тебя, не отнимай стебелька своего от ветви и тогда ты поймёшь, что утратил Лист, сам себя исторгнувший от ветви моей… — сказав это, Берёза замолчала вслушиваясь в тихий говор листвы своей.

    Пролетела весна звонкими трелями птиц. Миновало красное лето ароматами полевых цветов, уступив дорогу осени. Зелёные листья белой Берёзы, что всю свою недолгую жизнь безропотно держались хрупкими стебельками своими за ветви родительницы своей стали вдруг золотыми. Золотым стал и тот из листочков, с которым по весне шептался другой Лист, оторвавшийся от ветви ещё зелёным. Он, почувствовав в себе лёгкость, снова устремил к Берёзке мысли свои, а она, провожая его в последний путь, ничего ему не ответила. Не ответила, потому что он, этот золотой Листочек, прежде её слов понял, что суть его краткой жизни была в том, чтобы стать достойным золотых этих одеяний и в них отправится в последний путь — с лёгкой и очищенной душой!

    01.10.2010г., г.Наро-Фоминск СаЮНи

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)