Картина Репина (рассказ)

Я смотрел на медленно наливавшегося зелёной краской Кувалду и, вроде бы за двадцать лет работы в розыске отвыкший удивляться абсолютно всему, тем не менее удивился: неужели сидящий передо мной человеческий организм воспринимает этот мой трёп и абсолютно чистый лист с «заявлением ударно коммунистической гражданки Свистоплясовой» на полном серьёзе? Нет, трёп лишь предисловие, он лишь спровоцировал Кувалду на разговор, а вот упоминание о его лучшем дружке и старинно знакомце действительно попало в точку.
-С кем Фаберже у тебя на хате встречался? – наклонившись к нему, тихо спросил я. А вот это был чистейшей воды авантюризм: я понятия не имел, что была какая-то встреча, и поэтому бил совершенно наугад. Как ни странно, но такие вот абсолютно «слепые» удары очень нередко приносят ошеломляющие результаты. И мой тоже лёг точно в цель!
— А вы чего, под столом, что ли, сидели? – криво усмехнулся он, но усмешка вышла жалкой, а потому разоблачительной.
— На абажуре, — возразил я. – Ну?
И вот тут уже Петруха, доселе скромно молчавший и даже пытавшийся зевать, выкинул фокус: он полез в свой стол и, достав из одной из папок какую-то фотографию, показал её Кувалде. Тот, посмотрел на снимок и отшатнулся.
— Ну да, он…
Мой напарник повернул карточку мне. Со снимка смотрел спортивного вида мужчина лет сорока пяти с восточным типом лица и опасно расслабленным взглядом. Гражданин Бакиров, кличка- Чингисхан. Осуждён пять лет назад за убийство, умер два года назад в колонии строго режима под Салехардом. Очень приятно. Вот только «зомбей» нам здесь как раз и не хватало.
-И чего тёрли?
У Кувалды вытянулась морда лица.
— Не, ну ты, начальник, ваще в натуре…
— Да нет, Витя, я-то в одежде, а вот ты действительно в натуре, — ответил я ему ласково. – То есть, голый, и прикрыться тебе абсолютно нечем. Потому что сам факт твоего появления в этих стенах уже равен приговору. Кругом враги. Витя, и они не дремлют.
— Это чёй-та?
— Ты же знаешь Чингисхана. Чуть какое самое малейшее подозрение — и он тут же рубит концы. Тем более, что он сейчас уже два года как должен спокойно в тундре лежать в виде трупа, а не шататься здесь, у нас, в виде живого организма. Он же не просто так в наш город заявился. Ведь не просто?
— Он меня на ленты порежет… — поёжился Кувалда.
— Непременно, — согласился я. – Поэтому у тебя, как у всякого честного законопослушного грузчика продовольственного магазина номер тридцать, только один выход: из этих стен не выходить, — и увидев вскинутый на меня тоскливый взгляд, пояснил. – Мы тебя на время в камеру спрячем. Заметь – для твоего же спокойствия. Мы, можно сказать, жизнь тебе, Витя, спасаем, а ты нам этого упыря поймать не хочешь помочь. Это разве по-джентльменски, Витя? Его же сами уроки боятся! Это ведь такой волчара, который грызёт и своих, и чужих! Ну, да чего мне это тебе объяснять…
-Ладно, менты, — после долгого молчания, сказал Кувалда. – Мне и так, и этак клин. Слушайте…
— Только с самого начала, Витя! – сказал я, присаживаясь. – С самого, можно сказать, зачатия…
Витя хмыкнул и раскрыл рот…

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)