Картина Репина (рассказ)

Скромный трёхэтажный коттедж господина эМ Ха Поникаева был крайним к реке, и, наверно, поэтому, здесь явственно ощущалась приятная освежающая прохлада. Домик ничего выдающегося из себя не представлял, обычный евро-модерн, стилизированный то ли под Южную Германию, то ли под Северную Швейцарию, а огромный стеклянный купол по форме был удивительно похож на крышу фашистского рейхстага из кинофильмов про Великую Отечественную. Плюс к тому черепица по бокам, пара башенок по углам, огромные витражные стеклопакеты и широкая терраса. Участочек стандартный – полтора гектара, плюс прикупленный лесок гектара в три. Нет, очень мило. Можно спокойно собирать специально высаженные грибы, зная что никакая падла, кроме тебя, любимого, на них не покусится.
В дверях нас встретила супруга господина Поникаева — высокая и полная дама с круглым, румяным лицом. Внешне очень приятная женщина, несмотря на приближающийся к «полтиннику» возраст, всё ещё красивая, и красивая именно своей непоказушной женственностью. Такой тип представительниц слабого пола сейчас редко встретишь. Если только в музеях и всё на тех же художественных полотнах, но только без комиссаров.
— Здравствуйте, — сказала она. – Это я вас вызвала. Мечислав Христофорович в отъезде.
Это мы знали: господин Поникаев уже три дня как пребывал в городе Санкт-Петербурге на каком-то жутко важном экономическом форуме, и то, что его жена сказала просто — «в отъезде», располагало к ней ещё больше.
Вообще, это была, как бы это поточнее сказать, странно-закономерная пара. Сам г-н Поникаев, как и я, был уроженцем нашего города, и его биографию я знал более-менее конкретно, а с другой стороны – только в общих чертах. Я знал, что он с младых лет терпеть не мог свою мать, потомственную дворянку, работавшую учительницей французского языка, и с самого детства, свирепо и тайно ненавидевшую Советскую власть. Зато он обожал отца – потомственного пролетария, выбившегося своим потом и кровью в директоры местного машиностроительного завода и любившего в редкие минуты отдыха оттянуться обыкновенной пьянкой с обыкновенной водкой и нехитрой пролетарской закуской. Кроме того, господин Поникаев был беззаветно предан нашей социалистической Родине, и преданность эта была естественной благодарностью за счастливое октябрятско-пионерское детство, комсомольскую юность и бесплатное образование, полученное на экономическом факультете Московского государственного университета, куда Мечислав Христофорович поступил без всякого блата (такое ещё было возможно в славные «застойные» годы). Был он человеком крайностей (или преданно любить — или люто ненавидеть), и поэтому с само молодости стремительно поднимался по комсомольско-партийной карьерной лестнице. Он и первую, гражданскую жену выбрал себе под стать. Не из тех, которые «тихие-ласковые-матери своих детей», а у которых в голове вместо мозгов была буденовка, вместо сердца победно ревел пламенный мотор, а в трусах наблюдалось полное отсутствие менструального цикла. Кроме того, его первая была убеждённой феминисткой и начисто отрицала законодательное оформление близких отношений между мужчиной и женщиной, что, впрочем, его и спасло от нудного и стыдного тогдашнего оформления их расставания. После трёх лет знакомства они расстались по идеологическим соображениям, потому что Мечисав Христофорович в вопросах семьи и брака всё-таки придерживался точки зрения господина Энгельса, как известно, утверждавшего, что семья — это, как ни крути, а ячейка общества, а потому, если не соответствуешь, то «партбилет – на стол!».

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)