Картина Репина (рассказ)

А вот это было уже действительно интересно. Опять мне вспомнился этот надоевший чирей — пожилая девица Кругляшова со своим украденным красноармейским фраерманом. Вот уж никогда бы не подумал, что в нашем относительно тихом городе этих запортретированных красных комиссаров – как грязи, плюнуть некуда. Опять же эти сегодняшние буржуинские квартиры! Нет, это не просто квартиры. Это какие-то персональные Третьяковские галереи! Лувры на дому! Музеи Прадо личного пользования! Да, стремительно растёт благосостояние бывшего советского народа! Картины, гады, покупают, хулиев веласкесев, а картошка в магазин уже пятнадцать рублей за килограмм, и то наполовину гнилая. Нет, куда идём, куда идём! Или уже пришли?
— А что это за тургеневская девушка?
— Катька Му-Му, в девичестве Герасимова. Пухленькая такая. С сиськами. Под мальцевскими ходит.
Я вспомнил недавнюю сцену в «Трёх поросёнках». Не этой ли самой Катьке Блейк мял там вкусную коленку?
Ты её, может, и не знал, — продолжал Петруха. – Она от соседей. А сейчас чего-то у нас объявилась. Нет, очень способная девушка! Колька Кинг-Конг из экспертного отдела как-то рассказывал – мастерица международного класса по минету. Говорят, что даже какого-то московского телевизионного туза в койку затащила.
— Конечно! У нас своих-то блядунов не хватает, давай московских потрошить!
— А по Фаберже надо Николашина потрясти, — предложил мой энергичный напарник. — Это врач-венеролог. Фаберже у него свой застарелый триппер лечил, вот тогда они и подружились. Кстати, доктор тоже картины собирает. Говорят, что у него очень нехилая коллекция.
— А ещё нам пора в это картинное дело какого-нибудь искусствоведа подпрячь, – сказал я.
— Да Судзиловского! Кого же ещё?
Казимир Аркадьевич Судзиловский, или Каська-Карандаш, как он сам с гордостью утверждал – последний потомок древнего шляхетского рода Судзиловских, бледная личность с вкрадчивым голосом и суетливыми глазами, внешне похожая на гражданина Паниковского из киноэкранизации «Золотого телёнка» (его там Гердт играет), слыл среди городских любителей живописи доносчиком и предателем. Но стучал элегантно и обязательно с вдохновением, поэтому до сих пор и был вхож в их круг. Насчёт стукачества было всё верно: несколько раз Карандаш действительно оказывал нам, скажем так, весьма специфические услуги, но умудрялся при этом не назвать ни одной конкретной фамилии. Козёл, конечно, первостатейный – но это наш козёл! Родной и неповторимый!

Николашина застать дома не удалось: укатил с семьёй в отпуск на благословенные берега Красного моря. А вот Судзиловского Петруха выловил в тот же день: наш знаток и ценитель прекрасного осчатливливал своим присутствием выставку молодых художественных талантов, которая торжественно открылась в городском Художественном Центре при достаточно большом количестве самих спонсоров и устроителей-«открывателей», и практически нулевом – посетителей. Сегодняшний обыватель почему-то совсем не торопится трепетать от высокого искусства. Обыватель предпочитает, в крайнем случае, ходить в кинотеатры и, обжираясь там поп-корном, наблюдать тошнотно однообразные отечественные кино-«фэнтези» или очень наивную или просто глупо-пошлую, но с большими претензиями на интеллектуальность голливудщину. Впрочем, о чем это я? Какое высокое искусство? Рейтинг, господа! У кого он длиньше, толще и могучей, тот сегодня и ездит на коне.
— Месье Судзиловский! – торжественно объявил Петруха тоном известного эстрадного исполнителя-юмориста, одно упоминание имени которого в культурных кругах считается сегодня очень дурным тоном. – Заходь, Карандаш!
— С вашего разрешения, Казимир Аркадьевич! – поправил его Карандаш, интеллигентно оглядываясь в бесполезных поисках вешалки, на которую он мог бы повесить свою безупречно чистую шляпу.
— С моего разрешения ты бы уже пару лет ёлки пилил в солнечном Коми, — моментально окрысился на такое едкое поправление Петруха.
— Это вряд ли, — услышал он ещё более дерзкий ответ.

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)