Прогулка

Вполне резонно желание домовладельца как-то увековечить себя в архитектуре (желание славы само по себе не преступно, вопрос в методах). При этом увековечивание должно примерно соответствовать статусу – далеко не каждый мог себе позволить дом на Кузнецком мосту (район занимаемый преимущественно банкирами).

Итак, приглашаются художник, специалист по мозаичным работам, кто-нибудь еще и над фасадом, практи-чески на крыше появляется полу- грузинский пейзаж с распластанной над ним птицей, похожей скорее на кондора, чем на сокола (впрочем, я не различаю где перед, где зад – возможно и вправду сокол).
Ну ладно, речь не об этом, панно на «Метрополе» гораздо больше и красивее (Врубель, «принцесса Грёза») – много ли проходящих мимо людей знают о существовании этого панно? Лишь мы с Некрасовым ходим задирая головы на верхние этажи, большинство смотрят просто перед собой, а то и хмуро разглядывают грязный асфальт под ногами.
Все спешат по своим делам, все заняты и это понятно – день хоть и летний, но будний. Но разве в этом дело? В выходной день люди если не занимаются какими-то побочными делами, то проводят досуг у телевизора с кружечкой пенной, по музеям шляются одни туристы. Ну ладно, а что у нас в Ульяновске много можно встретить людей просто гуляющих, любующихся красотами города (которых с каждым днем все меньше)? Тоже не очень, суета заедает независимо от места проживания, просто в мегаполисе это более ярко выражено.
Дела. Но не забываем ли мы за делами чего-то более главного, может подобно паровозику из Ромашково нам надо не опоздать к рассвету или успеть насладиться цветением ландышей? Понятно, что есть твои обязанности, которые кроме тебя делать просто некому, но ведь суета берет за горло и не отпускает не то, что в выходные, но даже в отпуске! Невероятный кайф просто встать у Кремлевской набережной (именно что не на тротуаре, а у ограды) и просто стоять – смотреть как мимо тебя бегут люди, а ты не бежишь вместе с ними. Душа человека, живущего от работы до дивана, постепенно умирает, превращается в Башмачкина, практически не способного к взлету. И ведь мы знаем, что это не есть хорошо, где-то в подкорке осознаем, что с этим надо как-то бороться, ничего при этом не предпринимая. Так что же, мы не знаем методов борьбы? Ведь для этого не обязательно лезть в горы, сплавляться по реке, и иным образом нервировать близких людей, ждущих вернешься ты сам, или ящик вернет твои останки. Для этого достаточно просто выйти (ну ладно, не в обеденный перерыв, в выходной, хоть на недолго) и просто без цели и направления побродить по улицам, подышать угаром автобана, полюбоваться куполами церквей в свете вечернего солнца, немножко выпить (винца в кафе или квасу в киоске – это уж каждому свое). Просто вытряхнуть не проблемы из себя, а себя из будничных забот. Посильно? Вполне. Выполнимо? Нет! Мы слишком привыкли к ритмам нашей жизни, чтобы что-то изменилось по нашей воле нужен какой-то экстраординарный стимул (безвредная катастрофа) или наличие живой души, способной ходить не наталкиваясь на встречных прохожих и при этом глазеть по сторонам, подмечая примечательное, как вот это панно на крыше доходного дома.
Мы не замечаем их и они умирают. Многие шедевры, подобные этому мы уже никогда не увидим, некоторые я застал в плачевном состоянии.

Конечно, мы не можем позаботиться о себе — уж куда нам до каких-то декоров! Однако — о себе мы еще можем позаботиться сами, а вот о них кроме нас заботиться некому. Есть в этом какая-то доля предательства — Мастер, создавая произведение, передал его нам, потомкам, в общем безвозмездно, с расчетом на долгую и добрую память его имени. Мы не только лишаем его памяти, но и последующие поколения, которым достанутся в лучшем случае только фотографии…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)