Отчаяние.


Солнце с каждым днём пригревало всё теплее и теплее. Зима долго сопротивлялась, но всё-таки сдалась и уступила дорогу весне. Её владения перешли к новой молодой хозяйке.

Весна, со свойственной молодости силой и энтузиазмом, приступила к преобразованию природы: растопила снег, распустила молоденькие свежие листочки. С юга потянулись косяки журавлей, возвращающихся домой с дальних стран. Соловьи начали давать сольные концерты. Их заливистое пение радовало всех, кто, забыв обо всём, хоть на минутку останавливался и заслушивался этой замечательной природной музыкой.

Всё вокруг дышало свежестью, и было наполнено энергией зарождения. На крутом берегу, под молоденькой цветущей вербой, расстелив на земле солдатскую куртку и подставив лицо тёплым лучам, отдыхал Андрей Веселов.

Многое он успел пережить в свои девятнадцать лет. Ещё в детстве он остался без отца. Мама, так и не выйдя второй раз замуж, одна воспитывала сына.

Когда началась война, она мужественно провожала Андрея на фронт, даже не пытаясь уговорить его остаться дома.

И вот сейчас, отдыхая под тёплым весенним солнцем и заслушавшись соловьиными трелями, Андрей на какое-то мгновение забыл, что его страна переживает лихое время, что где-то взрываются мины, свистят пули, погибают такие же, как и он, молодые ребята и девчата.

Не смотря ни на что, в его голове начали складываться красивые поэтические строки, ведь он ещё в школе начал писать стихи. Он их почти никому не показывал, а если и показывал, то слушатель восхищённо хвалил его, мол, надо же, а мы и не знали, что рядом с нами живёт такой одарённый поэт!

Вот и вчера Андрей прочитал несколько своих стихотворений Маше, шестнадцатилетней санитарке. Как и большинство своих сверстников, уходя на фронт, она прибавила себе два года. Восхищению Маши не было границ.

— Ничего себе! – воскликнула она, — впервые вижу живого поэта! Дай я хоть пощупаю тебя, — и она шутливо потрепала Андрея за плечо.

Воспоминания о Маше пробуждали у Андрея необъяснимое волнение. Он ещё никогда такого не испытывал.

— Андрей! Веселов! – вырвал его из приятной задумчивости Петькин голос. – Ты чего здесь спрятался? Тебя уже полчаса комбат ищет, а ты тут на солнышке валяешься!

Схватив куртку, Андрей быстро подскочил на ноги.

— Эх, Петька, Петька! Принесла тебя нелёгкая… — проворчал он и мечтательно добавил, — такие мысли распугал!

Вместе с другом Андрей направился в штаб.

— Веселов, ты куда запропастился? – не дал опомниться ему Сергей Иванович. – Значит так, слушай меня. Завтра вечером нам предстоит бой, мы должны занять противоположный берег реки. Сейчас, как ты знаешь, там немцы. Вслепую лесть в драку, сам понимаешь, просто глупо. Так что ты и Пётр Зацепин завтра на рассвете пойдёте в разведку. Ваша задача – определить расположение и количество вражеских орудий. По возможности, узнать, где находится их штаб. Зря не рисковать и головой в пекло не лезть! У нас на счету каждый боец. Задача ясна?

— Так точно, товарищ командир!

— Всё, Веселов, ступай. Скажи Петьке, что сегодня можете отдохнуть. А завтра на рассвете, — повторил он, — вы выступаете. Удачи вам!

Как только рассвело, Андрей и Петька были в пути. Они уже не раз ходили в разведку вместе, по малейшим жестам и с полуслова понимали друг друга. Заметив у них такую слаженность и взаимопонимание, командир старался не разбивать их пару и отправлял на задания вместе. Ведь только искренняя дружба может помочь в тяжёлый и напряжённый момент.

Выполнив поставленную перед ними задачу, разведчики возвращались в лагерь. Андрей шёл первым, и вдруг он неподвижно замер.

— Чёрт, — прошептал он, — что это?

И тут раздался сильный взрыв. Андрея на несколько метров откинуло в сторону.

— Андрюха! – кинулся Петька к неподвижно лежачему другу. Он увидел, что у Андрея всё лицо залито кровью, его правая нога была раздробленна и разворочена взрывом.

— Да что же это такое… — шептал Петька, нащупывая пульс у Веселова. – Жив, живой, сорванец! – воскликнул он, услышав слабое сердцебиение.

— Потерпи немного, потерпи, — приговаривал Петька, взваливая Андрея себе на плечи.

С большим трудом, но всё-таки Зацепин смог притащить пострадавшего в санчасть.

Быстро пришёл врач и начал готовить Андрея к операции. Ранение лица было очень серьёзным и требовало от хирурга всего его профессионализма. Врачу ассистировала Маша. Операция длилась долго. Из ран на лице были вынуты все осколки, поломанная в нескольких местах нога, поправлена.

К счастью, Андрей остался жив, но навсегда лишился зрения, и до конца своей жизни будет хромать на правую ногу.

Почти неделю Веселов был без сознания. Маша, не отходя, дежурила у его постели. Врач силой отправлял её поспать.

— Зачем мне неживая и сонная помощница? – спрашивал он. – Иди, поспи! Ничего не случится с твоим Андреем.

Отдохнув три часа, Маша снова была на ногах.

Очнувшись, Андрей долго не мог придти в себя. Страшная боль пронзила его глаза. Непросветная мгла обволакивала со всех сторон. Когда он осознал, что на его глаза наложены повязки и голова перебинтована, то в ужасе понял, что лишился зрения. Он хотел поднять руки и сорвать бинты со своего лица, но ничего у него не получилось. Руки Андрея были крепко привязаны к кровати, врач предвидел такую реакцию пострадавшего и предпринял меры, чтобы максимально обезопасить его.

Судороги отчаяния охватили тело Андрея. «Как же так, — думал он. – Кому я теперь буду нужен? Беспомощный, вся жизнь во мраке! Да и жизнь ли это?..»

Со временем Андрей смирился с тем, что придётся жить с этим. Маша не покидала его и старалась всячески поддержать. Она читала ему, невесть откуда взявшиеся, книги. В основном поэзию: Пушкина, Лермонтова, Есенина и Багрицкого.

Когда Андрей достаточно окреп, его решили отправить домой. Маша не смогла поехать с ним, ведь война продолжалась, и она была нужна здесь, на фронте. Служение Родине было превыше всего.

До дома Андрея провожал Петька. В деревне выяснилось, что Нину Александровну Веселову расстреляли немцы. Она отказалась рассказать им, где прятались партизаны. Андрей оказался один на один со своей судьбой.

— Держись, дружище! – сказал ему на прощание Петька и хлопнул по плечу. – Вот кончится война, одержим мы победу над фашистской нечистью, и я, скорее всего, приеду сюда жить, уж больно тут места красивые, приглянулись они мне. Ну, всё, бывай.

Андрей не замкнулся в себе, не зациклился на своём горе. Он снова начал писать стихи и отправлял их в местную районную газету, где они регулярно печатались. Но былая весёлость его характера куда-то ушла. Люди не видели на его лице прежней улыбки. Он стал не по годам серьёзен и задумчив.

Закончилась война, и все силы народа были брошены на восстановление разрушенных деревень и городов.

А однажды, тёплым майским утром, когда Андрей писал новое стихотворение, он услышал, как отворилась дверь и в комнату кто-то вошёл.

— Не поняла, — раздался звонкий и до боли знакомый голос. – Почему меня никто не встречает?

— Машка… Машка, это ты?! – воскликнул Андрей, не веря своему счастью.

— Конечно же, я, — ответила счастливая Маша, крепко прижимаясь к его груди. – А ты ждал кого-то ещё? Ой, Андрюша, ты бы знал, как долго я тебя искала! Как сильно я волновалась за тебя!

Тётя Зина, соседка Андрея, проходя мимо его дома, удивлённо остановилась. Через открытое окно до неё доносился звонкий девический голос и радостный смех Андрея.

Отчаяние.: 1 комментарий

  1. Очень интересное произведение! Мне всегда нравились рассказы о войне, о том, как наши папы и дедушки защищали свою страну. Я восхищаюсь такими сильными духом людьми, как герой рассказа Андрей. Очень хорошо, что в конце в его, лишённом красок, мире сверкнул лучик света в лице его девушки Маши. Огромное спасибо автору за рассказ!

Добавить комментарий для Серёжа Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)