Близок к концу

Генерала разбудил звонок по телефону.
Он открыл глаза и несколько мгновений соображал кто он и где находится.
Почему-то с детства так сложилось, что он не любил сам процесс сна. Это показывало слабость человека. Показывало как нужно человеку отдыхать. Но генерал довел себя до состояния, когда ему хватало всего несколько часов на сон и всё. Он не понимал подростков, которые спят по двенадцать часов.
Хотя… Подростки… Для него это слово было чужим. Ведь у него никогда не было детей. Даже жены… Времени никогда не было… Всё не успевал…
Да и сейчас, лежа на большой кровати, которая даже не смогла согреться от теплоты его тела, генерал чувствовал себя безумно одиноким. Не смотря на всех подчиненных, которые входили под его командование. Не смотря на некоторых друзей… Но именно некоторых. Да и друзьями их назвать трудно.
Телефон всё продолжал трезвонить. У военного возникло очень сильное желание схватить телефон и, как можно сильнее, кинуть его в стену. Переборов своё желание он снял трубку. На другом конце что-то щелкнуло: звонок начал шифроваться.
  • Товарищ генерал! — выпалил молодой голос.
  • Слушаю, — устало проговорил генерал. Голос его был немного хриплым, с нотками стали. Как у любого, кто управлял огромным комплексом, способный уничтожить всё живое.
  • Товарищ генерал, у нас внештатная ситуация!.. — голос был сбивчивый. Что-то происходит… — Срочно приезжайте… Прошу…
  • Лейтенант… — начал генерал, но не успел договорить. Трубку повесели и звучали только короткие гудки. Генерал не привык к такому обращению. Но что-то сломалось внутри него. Именно это последнее «прошу», которое и было произнесено Ковалёва. В этому одном слове слышался жутки страх. Будто произошло что-то такое, что нельзя исправить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)