СЕКС МЕРТВЫХ

В ролях:
Русский бомж Сява: Я собсвеной персоной.
Старший брат Жора: А фиг его знает, четыре года знакомы никак не раскушу мерзавца.
Профессор Козладоев: Мой лучший кент.
Ленусик: та еще цыпа.
Котик: главный мудак.
Валет: мудак помельче.
Вася: По всей видимости, все же Петя, такой же мудак как и все остальные.
Плохие инопланетяне: Зломогучия саранча.
Хорошие инопланетяне: Светозарные люди-орлы.
Жирный конферансье: Я так и не узнал имени этого парня, впрочем нисколько не жалею об этом.

Этот рассказ не рекомендуется к прочтению детям и впечатлительным людям.

СЕКС МЕРТВЫХ

Здравствуйте, меня зовут Сява. И я русский бомж. И я простой русский бомж Сява хочу рассказать вам одну историю.
Сейчас без пятнадцати одиннадцать и в интернет кафе, где я нахожусь практически пусто. Практически, это значит всего три человека, собственно я, какая-та крашеная бабенка за два места от меня, а также девушка кассир. Кассирша даже очень ничего, по крайней мере в фас, а как в профиль мне трудно судить – она ни разу не отвернулась. Просто она не может себе этого позволить. Сидя в своей застекленной конторке, она пялится на меня с таким усердием, что вероятно вскоре прожжет во мне дыру, как фокусируя солнечные лучи прожигает в бумаге увеличительное стекло. Вы думаете, она влюбилась в мою физиономию? В мой длинный и любопытный нос? Или, быть может, в мою осанистую фигуру? Сомневаюсь. На самом деле она боится, что я сопру монитор. А говорят, все блондинки дуры. Это я к тому, что я и сам бы не стал в этой ситуации доверять. Без пятнадцати двенадцать это время когда я закончу писать, мой лимит выйдет, так что придется поторопиться.
У меня всего один час на то, чтобы рассказать вам одну историю, которую ничего не перепутав можно назвать СЕКС МЕРТВЫХ. О да-да-да, это очень страшная история. Настоящая городская страшилка, подобная тем, что травят друг дружке старшеклассники на переменах. Жуткая, как пьяный дантист, тыкающий вам в рот своим зубодробительным инструментом. Шокирующая, как та проститутка, у которой после процедуры раздевания между ног оказываются яйца. Сомнительная как обаяние Ксюши Собчак. Может также и эротичная, как наждачная бумага – не все коту масленица. Но, все же настолько пугающая, что вам, если вы панк, не придется платить за парикмахерскую — волосы на голове и так дыбом встанут, ну а если вы беременны мой салют — вам не придется раскошеливаться на аборт. Привыкайте, я тот еще юморист, юморист-оптимист, ибо принадлежу к той замечательной категории людей, которым не нужна травка, дабы давить лыбу без причины, к людям, в чьих глазах стакан с водой всегда выглядит наполовину полным и никогда на половину пустым. У меня в буквальном смысле все то, что вы назовете мусором, то, с чем вы и поступите как с мусором, зовется едой. Заценили? Нет?.. Что ж наш помоичный юмор вам цивилам никогда не понять. Итак, начнем-с.

СЕКС МЕРТВЫХ: 2 комментария

  1. Прекрасная вещь!
    Поражает безумная лень автора, который даже не вычитал текст:

    …” Всеми этими многочисленными участками и заведуют охранники, на то чтобы избежать опасности между участками практически не осталось пустот.

    Они не бояться ни широких площадей, ни многочисленных свидетелей.

    Это ходячие недоразумение, которое обходили стороной даже милиционеры, причем даже в те дни, когда у нас бывал президент, прошло влево, потом вправо от меня, снова вернулась и, облокотившись об ствол кипариса, уставилось на мою физиономию.

    Но, а давили его до такой жизни, разумеется, бабы, а точнее его нескончаемая любовь к ним и их стройным ножкам.

    меня вышвырнул на нее СТАРШИЙ БРАТ, его — ЛЮБИЩАЯ СУПРУГА.

    шерстенной носок

    единственное что теперь оставалась несчастному, так только шлятся по городским скверам и показывать несчастным отдыхающим своего «слоника»

    Холод, голод, делали свое черное дело по хлещи Чака Паланика

    Фонарные столбы и крыши зданий облюбовали стаи голубей, и не раз проходящим под ними мимо приходилось делать характерный жест рукой

    Эти двое бачков,

    Они располагались за площадью, места развала коммерческих зданий.

    У мужчины было принеприятнейшее лицо: глаза на выкате как у жабы, выраженья лица с придурью, к тому же как я сказал, он был лысым, и на солнце его вытянутый яйцом череп, блестел так, что хотелось подойти и потереться об него на счастье.

    Единственное, что можно было точно утверждать, так это то, что эти постройки, как и их предназначение, являлись тайной за семью печатями, в суть которой был посвящен лишь круг избранных, к которому я естественно не принадлежал.

    Оказались в длинном туннели.

    Я стоял посередине огромного зала, фантастического на интерьер, а вокруг меня за столиками сидела сотня-другая людей, элита, богема, я не знаю точно кто это был, но это были очень крутые люди. На поверхности их столов было столько еды и выпивки что ею хватило бы накормить и напоить целую роту солдат

    Наконец толстяк сказал:
    — Тиши.
    Но его никто не слышал.
    — Тиши…”
    — здесь только десятая часть косяков всех видов: грамматические, орфографические, стилистические ошибки. Подсказывать правильные варианты написания не буду, мне за редактуру не платят. Уверен, что после хорошей чистки и правки этот рассказ можно публиковать за хорошие деньги в любом профильном печатном издании.
    Стиль повествования выдержан безупречно, написано забористо, мат уместен, сюжет затягивает. Хочется продолжения.

    Писать автор может:…”- Хочешь заработать? — спросил он меня, когда я подошел ближе.
    Разумеется, я ответил:
    — Не хочу.
    — А что так?
    — Ну, — улыбнулся я, и стеснительно пожал плечами, — на х**.
    Он мне нравится, — развернулся лысый в сторону салона. — Ей Богу нравится! — потом снова ко мне, в его руке уже была сжата банкнота.
    Таких денег я не видел лет сто, а может еще больше: лысый протягивал мне сотку баксов.
    Музыка в салоне стихла.
    — Хочешь? — повторил он, и замахал передо мной банкнотой.
    Клянусь всем на свете, Вашингтон смотрел на меня самыми добрыми в мире глазами.
    Я заколебался, потом все же спросил:
    — Замочить кого надо?” …
    — центральный диалог исполнен на отлично/отлично.

    Аффтар! Пеши есчо!

  2. О, Боже, сколько вы понаписали. Где-то я это уже слышал.
    Это был мой последний рассказ, единственная моя вещь, где я почувствовал стиль, а временами даже чувствовал, что пишу, но выразиться на 100 процентов мне так и не удалось. Я плохо начал и плохо закончил. Рассказ подвел черту под периодом моего творчества, неудачным периодом, мне даже возвращаться к нему не хочется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)