Опасный эксперимент

Виталий Надыршин

Странный посетитель.

Бормоча что-то себе под нос и явно расстроенный чем-то человек, быстро шёл по длинным коридорам главного штаба военно-морских сил США.

– Они думают, что наука всё может смоделировать в лабораториях и уже в готовом виде идею запустить в производство. Им подавай конкретные результаты. Теория без практики мертва. Без натурных экспериментов идея далека от реальности. Неужели они это не понимают? – раздражённо размышлял человек.

«Такие деньги на ваш сомнительный проект в бюджете военного ведомства не предусмотрены», – сказал ему на прощание морской чиновник, небрежно убирая в верхний ящик письменного стола аккуратно сшитые в папку, написанные от руки листки и эскизы его проекта.

Посетитель шёл по коридорам здания быстрым шагом, совершенно не обращая внимания на идущих навстречу военных, которые еле успевали сделать шаг в сторону, уступая ему дорогу. Некоторые офицеры останавливались и пальцем крутили у своего виска, мол, ненормальный, что с него возьмёшь?

Уже выйдя на улицу и немного остыв от разговора на повышенных тонах в кабинете чиновника, посетитель стал мучительно перебирать в памяти своих знакомых, имеющих хоть какое-то отношение к высшему руководству морского ведомства. Наконец вспомнив, облегчённо вздохнул:

– Завтра же пойду к…, – закончить мысль он не успел. Резкий скрип тормозов вернули расстроенного человека в реальность: бампер двухдверного автомобиля чёрного цвета марки «Форд» довольно больно, а главное неожиданно, толкнул его сзади. Из окна машины выглянуло испуганное лицо молодой женщины. Ничего не понимающий пострадавший удивлённо обернулся:

– Кто это ему мешает думать? Но его взгляд наткнулся на огромные карие глаза красивой брюнетки испуганно смотревшие на него. Сердце шестидесятилетнего мужчины сладко заныло.

Мгновенно оценив ситуацию, и определив, что женщина одна за рулём он схватился рукой за сердце в районе правого плеча (вообще-то, сердце у всех людей с левой стороны, но видно такие мелочи человека никогда не интересовали: главное – конкретный результат) и медленно облокотился на капот машины, всем видом показывая серьёзность травмы.

– Надеюсь, на улице не оставит. Посадит в машину, а там разберёмся, – закатывая для достоверности глаза, подумал пострадавший.

Не будем дальше вторгаться в подробности дальнейшего развития событий этого небольшого дорожного происшествия. Каждый имеет право на свою, собственную, скрытую от посторонних взглядов, личную жизнь. Тем более, «Человек столетия» – Альберт Эйнштейн.

Два года спустя.

Морозным декабрьским днём 1941 года, с утра не предвещавшим жителям Америки ничего плохого, вечерние газеты и радио в своих экстренных выпусках сообщили о национальной трагедии – Япония нанесла сокрушительный удар по американским военно-морским и воздушным базам, расположенные в окрестностях Пёрл-Харбор на острове Оаху.

В скором времени Соединённые Штаты Америки были вынуждены объявить войну Японии и вступить во Вторую мировую войну.

Уже через неделю в квартиру Эйнштейна была доставлена записка: в довольно вежливой форме его приглашали в военно-морское ведомство по вопросу финансирования ранее поданного им, Эйнштейном, предложения.

Разработанный им проект касался идеи придания «невидимости» боевым кораблям с целью их защиты от электромагнитных мин и самонаводящихся торпед противника. Его идея срочно потребовалась военным.

Эйнштейн вспомнил своё прошлое неудачное посещение этого ведомства и чиновника, который отказал тогда в финансировании его предложения. Память напомнила ему также и годичной давности разговор со своим коллегой, доктором Рейнхардом.

Помнится, тот рассказывал, что в 1940 году его вызвал директор морского исследовательского бюро некий профессор Карл Альбрехт и попросил его, Рейнхарда, рассчитать некоторые параметры, представленного военному ведомству самим Эйнштейном (при этом директор бюро многозначительно поднял палец правой руки вверх), необычного проекта. В этом проекте автор вёл речь о достижении 10-процентной кривизны света путем создания интенсивных электромагнитных полей вдоль бортов военного корабля типа эскадренный миноносец или легкий крейсер. От Рейнхардта требовалось только выяснить практическую вероятность такого значения искривления света, чтобы на основании предложенных расчетов можно было реально достичь желаемого эффекта миража.

Рейнхард, с долей язвительной иронии посоветовал тогда директору бюро: – Не проще ли сделать корабль невидимым с помощью обычной дымовой завесы? И тогда вовсе незачем обращаться к такой сложной теоретической проблеме. До сих пор никто не брался применять теории Эйнштейна на практике ввиду чрезвычайной сложности требуемого оборудования и больших затрат энергии.

Эйнштейн ещё раз проанализировал содержание переданной ему записки и, покачав головой, с огорчением произнёс вслух: – Нужна национальная трагедия в Пёрл–Харборе, чтобы научные достижения начались претворяться в жизнь.

Он подошёл к окну, отдёрнул плотные шторы: сумрачный свет наступающего вечера заполнил пространство кабинета таинственным полумраком. Тишина. Через двойную раму плотно закрытого окна обычный уличный шум почти не проникал. Прохожие, как обычно, спешили по своим делам. Взгляд учёного непроизвольно отметил для себя маленькую деталь: никто из них не улыбался. На их лицах застыла печать напряжённости и тревоги. Все понимали – страну ждут нелёгкие времена.

Из окна его кабинета на противоположной стороне улицы был виден небольшой ресторанчик, который он достаточно часто любил посещать. Ресторан был небольшой, и раньше в это время суток всегда был полон посетителей. Свободных мест, как правило, не было, но хозяин заведения при появлении именитого гостя тут же выходил из своего тёмного угла и всегда приглашал его за свой столик. Теперь сквозь окна ресторана было видно, что посетителей в нём практически не было. – У людей теперь другие заботы, – с огорчением подумал он.

Эйнштейн тяжело вздохнул. Задёрнул шторы. В комнате стало совсем темно. По привычке сделав два шага, сел в кресло. Включил торшер. Мягкий полумрак осветил небольшой письменный стол, довольно потёртое кожаное кресло и два стула, стоящих рядом со столом. Поверхность стола, несмотря на природную рассеянность (часто забывал наводить порядок) хозяина кабинета, была чистой и свободной от бумаг. Лишь чернильный прибор и небольшая, довольно потрёпанная брошюра, находились на его матовой поверхности.

Откинув немного голову на спинку кресла, задумался. Никто не мешал спокойно размышлять. Учёный с удивлением отметил: за всю жизнь так и не научился мечтать о своём и своих близких будущем. Он всю жизнь пытался понять существующие на сегодняшний день законы пространства и времени, определяющие бытиё всего человечества на столетия вперёд. И, кажется, ему это удаётся.

Эйнштейн усмехнулся. Его усы смешно дёрнулись вверх, но полумрак скрыл эту озорную мальчишескую мимику лица. Взяв со стола брошюру с описанием случаев левитации, открыл её, но читать не стал.

– Да, действительно, основная цель моего проекта – защитить корабли от электромагнитных мин и торпед противника. Собственно, это и заставило военных вспомнить о моём предложении. Но, если моя теория Единого поля верна, то, что будет с предметом, считай кораблём, помещённого в сильнейшее электромагнитное поле? Ведь практически, мы можем изменить законы гравитации. По крайней мере, я на это надеюсь. Этот корабль, теоретически лишённый собственного веса, обладая достаточной энергией поля, под воздействием разности потенциалов в атмосфере, запросто может переместиться в другую точку. Причём дальность и направление перемещения всецело будет зависеть от ряда обстоятельств на тот момент: температура воздуха, облачность, грозовые разряды, положение Луны, градусы долготы и т.д. Ну, допустим, что это случиться. А, что будет с людьми на борту корабля? Электромагнитное поле, образовавшееся вокруг корпуса судна, может самостоятельно взаимодействовать и с магнитным излучением космоса, магнитным полем Земли, и чёрт его знает ещё с чем. Что будет с кораблём? И, как это отразится на его команде? Нет, если эксперимент всё-таки состоится, то надо настоять, чтобы проводился он при полном отсутствии экипажа на борту.

Устало, закрыв глаза, Эйнштейн потёр виски. – Видно возраст даёт о себе знать. Начал уставать, – со вздохом произнёс учёный. Нехотя встал с кресла и медленно направился на кухню. Налив воды в медную турку, поставил на газ. Привычным движением насыпал зёрна в ручную кофемолку. Бодрящий запах молотых кофейных зёрен распространился по всей квартире. Через несколько минут кофе был готов. Аппетитная пенка на поверхности турки постепенно осела. Отыскав среди посуды свою любимую чашку, он осторожно вылил ароматный напиток в неё. Сделав один глоток, закрыл от удовольствия глаза. Бережно неся чашку, вернулся в комнату. Опять взял в руки брошюру: открыл первую страницу.

…Телепортация – слово, которое ввел в обиход Чарльз Форт для того, чтобы описать явление переноса предметов из одного места в другое без видимого применения или участия физической силы,– прочитал он знакомую фразу.

Эйнштейн не читая, перевернул несколько страниц давно знакомого ему текста. Содержание всей брошюры он знал почти наизусть. Разговор в ней шёл о необычном поведении заключённого в одной их тюрем. Автор брошюры был неизвестен, но почему-то он верил этому публицисту. Или хотел верить, что имевшие место случаи неоднократного и необъяснимого с точки зрения науки исчезновения заключённого из одиночной тюремной камеры, а также постоянное возвращение его обратно, не вымысел больного воображения автора.

Эйнштейн неоднократно пытался дать научное обоснование поступкам того заключённого, стараясь уловить хоть какой-то элемент правдоподобности описанных случаев.

– Что это? Вымысел или на самом деле необъяснимый науке факт. Возможная телепортация или невидимость корабля в его проекте с точки зрения современной научной теории пусть и абсурдное предложение, но имеет под собой хоть какое-то теоретическое решение, но телепортация человека – увольте, – в который раз безрезультатно размышлял учёный.

– Люди не перестают исчезать. Одни исчезают раз и навсегда по своей или чужой воле, другие неожиданно возвращаются. И, конечно, те, которые возвращаются, считают своим долгом как-то объяснить подобное исчезновение. Однако некоторые из этих объяснений не только не проясняют обстоятельств исчезновения, но и задают новые загадки. Пока. Время их объяснений придёт, если это, конечно, не розыгрыши, скучающих от безделья людей, – устало, вслух произнёс Эйнштейн, закрывая, так и не начав читать, брошюру. В его голове уже созревал план первоначальных мероприятий для осуществления своего проекта.

.

США. Штат Пенсильвания

Филадельфия.

Секретный эксперимент

«Город братской любви», так дословно с греческого языка переводится шестой по величине населения город США – Филадельфия.

Из маленького и тихого городка, каким была Филадельфия во времена образования государства, он вырос в историческую достопримечательность не только для самих жителей города, но и для всей Америки. В стенах небольшого двухэтажного с колокольней здания в 1776 году была подписана Декларация независимости, а через одиннадцать лет и Конституция Соединённых штатов Америки.

Удобное расположение города и акватория бухты способствовали развитию морского порта, где места хватало всем: военным и гражданским кораблям. Немного обособленно от основных причальных линий располагалась гавань военной судоверфи. Сказать, что это была сверхсекретная судостроительная верфь, нельзя. Но, это не означало, что туда можно спокойно, как к себе домой, без специального пропуска, зайти.

Эсминец «Элдридж»

Высокий борт стального плавучего дока медленно опускался. Мощные насосы закачивали в его огромные цистерны морскую воду. Вот уже нижняя часть предупреждающей надписи, нанесенной белой краской по борту дока – «Тише ход. Не швартоваться», потихоньку скрывалась под водой. Эсминец «Элдридж», стоящий на стапелях, готовился к выходу из дока.

– Господи, наконец-то заканчивается это странное переоборудование, – с облегчением подумал командир эсминца, Моусли, – Как повлияют на остойчивость корабля десятки тонн электрического кабеля, проложенного по всему судну и непонятного назначения электрические щиты? Расчёт остойчивости после переоборудования показывает безопасные цифры, но чем чёрт не шутит. Говорят, нас ждёт какой-то необычный секретный эксперимент. Ладно, поживём – увидим.

Хмурым, октябрьским утром 1943 года эсминец «Элдридж» стоял посредине военной гавани Филадельфии. По левому борту корабля бегали матросы, выполняя последние распоряжения командира. Шесть утра. Ночной туман, опустившийся ночью, потихоньку рассеивался. Промозглая сырость, низкая облачность и предрассветная, серая видимость начинающего свой путь дня, создавали у всех участвующих в эксперименте гнетущую атмосферу беспокойства.

Стоя на причале, военные специалисты из управления военно-морских исследований, держась особняком от остальных участников, пили из термоса горячий кофе и курили. Группа гражданских учёных о чём-то оживлённо спорила, доказывая что-то друг другу. Среди спорщиков особенно выделялись двое. Оба были возбуждены.

Обычно спокойный учёный-физик Рейнхард нервно пытался раскурить трубку. Слабый утренний бриз мешал ему это сделать, что ещё больше раздражало его. В таком же нервном возбуждении был и другой, небольшого роста в длинном сером плаще, человек. Этим человеком был директор военно-исследовательского бюро – Карл Альбрехт. Его нервное состояние было понятно. Именно он настоял на проведение подобного эксперимента и в случае неудачи отвечать придётся именно ему.

Помимо всего, причиной дополнительного раздражения этих учёных был отказ Альберта Эйнштейна от участия в данном мероприятии. Мотив его отказа они знали и в принципе были согласны с ним. Но, с точки зрения чистоты эксперимента они оба дали убедить себя военному ведомству, что экипаж должен быть во время необычного опыта на борту корабля. Хотя, в душе оба слабо верили, что вообще, что-то может произойти.

За несколько минут до начала исследований разговоры как по команде смолкли. Левый борт стального корпуса эсминца хорошо просматривался с причала. Руководители эксперимента с любопытством и определённой долей страха глядели на корабль, пытаясь представить себе, что же может произойти сейчас? Напряжение достигло наивысшей точки.

И вот, наступил час «Х». По команде командира эсминца рубильник подачи электроэнергии был включён.

Через секунду воздух вокруг корабля стал темнеть. От воды возле эсминца поплыл зеленоватый туман. Создавалось впечатление, что его подсвечивали откуда-то из глубины. Причём, этот туман, поднимаясь от поверхности морской воды, почти сразу уходил в тёмный, и кажущийся очень плотный, воздух. Это было необычное зрелище. Очертания эсминца стали быстро сливаться с тёмным воздухом, окружавшим корабль, и только узкая зеленоватая окантовка по всему периметру корпуса судна на поверхности воды указывала на присутствие внутри этой чёрной воздушной массы, военного корабля. Но вот, зеленоватая полоска стала исчезать. Тёмная масса пространства стала быстро сереть и, через секунду всё исчезло. Горизонт был чист.

Установленная на причале кинокамера беспристрастно фиксировала это сказочное превращение реальности в фантастический миф о шапке-невидимке.

Корабль, на глазах изумлённых людей пропал из поля зрения. И только непонятное углубление (словно след во влажном песке) на поверхности воды от корпуса эсминца, говорило о том, что здесь только что находился предмет весом в несколько тысяч тонн.

Растерянные от увиденного своими глазами чуда, все участники эксперимента стояли в полном смысле слова разинув рот: они не могли поверить, что, возможно, присутствуют при эпохальном событии. Каждый старался попасть в объектив кинокамеры: документальное подтверждение для будущего не повредит,– подумали они.

В это время, точнее несколько секунд назад, члены команды

эсминца неожиданно стали замечать, что чёткие очертания причальной стенки и наблюдатели, стоящие на ней, стали расплываться: как бы таять на глазах. Первыми из поля зрения полностью исчезли портовые строения и люди, затем растворился и бетонный причал.

Члены экипажа стали оглядываться вокруг себя. Они прекрасно видели друг друга, но создавалось впечатление, что сразу за бортом корабля находилась стена из плотной монолитной тёмной массы: очень хотелось потрогать эту стенку руками.

Командир, находясь на верхнем мостике ходовой рубки, дал указание вахтенному офицеру Ричарду Прайсу немедленно спуститься на главную палубу и проверить физическое состояние членов экипажа.

Прайс не успел выполнить приказ. Внезапно перед глазами команды возникла тьма, которая длилась мгновение. Сознание отключилось. Никто из членов экипажа так и не понял, что же произошло, но неожиданно перед их глазами предстал совершенно другой пейзаж.

«Элдридж» стоял в акватории морского порта военной базы – Норфолк. Знакомые очертания причальных линий этой базы хорошо запомнились Моусли: он прослужил здесь несколько лет и отлично знал это место. Помимо всего, совсем рядом с эсминцем оказался военный тральщик «Эндрю Фьюресет». Моусли, вместе с Прайсом разглядели стоящего на палубе тральщика в этот ранний час, знакомого им обоим офицера, который до недавнего времени служил на их эсминце. Офицер тёр глаза руками, таращась на внезапно свалившийся с неба, эсминец. Немая пауза длилась недолго. Не успев открыть от удивления рот, чтобы хотя бы крикнуть:– Мать, твою, – как видение стало исчезать.

Оба офицера эсминца переглянулись между собой. – Что это было?– почти одновременно воскликнули они. Но уже через мгновение видение исчезло. В глазах опять возникла пустота и тьма. Перед взором ничего не понимающего экипажа, картина реальности вторично изменилась.

Эсминец, как ни в чём ни бывало, очутился на старом месте. С палубы корабля чётко, как и несколько секунд назад, просматривалась знакомая картина: гавань и группа наблюдающих на причале. Командир резким голосом отдал приказ об отключении электропитания.

Обалдевшие скорее от испуга, чем от фантастического исчезновения на их глазах корабля, толпа наблюдателей хриплыми звуками, вырывавшихся из их глоток, выражала свой восторг.

Эсминец стоял целый и невредимый, слегка покачиваясь на лёгкой волне. Минутное замешательство прошло. Все наблюдатели недоверчиво глядели друг на друга, переводя взгляды на мирно стоящий посреди гавани корабль. У всех мелькнула одна и та же мысль. – Наваждение или групповой гипноз? Никто уже не верил, что несколько минут назад корабль исчезал из виду. Военные с подозрением смотрели на учёных, – Что-то подстроили, скорее всего. Надо же оправдать средства, потраченные на эксперимент.

И вдруг, все стоящие на причале наблюдатели, словно по команде, резко повернули головы на эсминец. По причалу пронёсся удивлённый вскрик. Корабль, по отношению к причалу, стоял другим, теперь уже, правым бортом. В воздухе повисла немая тишина.

– Никакие силы при полном штиле не могли за несколько минут развернуть корабль на сто восемьдесят градусов, – мелькнула одна и та же мысль у всех присутствующих.

Не веря своим глазам, профессор Альбрехт ринулся к краю причала, словно хотел собственными руками пощупать стальной корпус эсминца. В волнении, он зацепив ногой треногу с кинокамерой, которая опрокинулась, ударившись объективом о бетонную поверхность причала. Осколки стекла от разбитых линз объектива и сама кинокамера с тихим всплеском упали в воду. Растерянный кинооператор с горечью развёл руками. Но, никто даже не заметил этого небольшого происшествия.

И ещё. С причала было ясно видно: с находящимися на палубе эсминца людьми, творилось что-то странное. Одних выворачивало наизнанку: вся палуба была покрыта выделениями из их желудков. Другие с безумными глазами лезли на переборки, дико крича и размахивая руками. Ричард Прайс, пытаясь, что-то прокричать, стоящим на причале руководителям эксперимента, неожиданно медленно, подогнув колени, и руками пытаясь удержаться за металлические конструкции, упал на палубу. Глаза его были закрыты: он был без сознания.

Прошло достаточно времени. Давно закончилась война. Ушли из жизни многие участники того эксперимента. Никто уже и не помнит: а был ли, вообще, подобный эксперимент? Средства массовой информации того времени никаких сообщений об этом не давали. Табу секретности или очередной вымысел? Кто знает? Только слухи. И здесь мнения учёных и журналистов диаметрально отличаются друг от друга.

Помимо оспаривания одними самого факта проведения подобного секретного эксперимента, а это некоторые эксперты доказывали тем, что эсминец «Элдридж» вообще никогда не заходил в порт Филадельфии и этому есть прямое доказательство – вахтенный журнал эсминца, до сих пор хранящийся в архивах морского ведомства.

Мнение других доказывало обратное. В тех же архивах они обнаружили странные, на их взгляд, медицинские освидетельствования, датированные тем же 1943 годом. Целая группа моряков, попавшая в военный госпиталь Филадельфии, была признана невменяемыми. Некоторые моряки умерли при странных обстоятельствах, остальные получили инвалидность и уволены из военно-морских сил США.

Третья группа экспертов обнаружила документы, подтверждающие, что Альберт Эйнштейн, действительно предлагал проект, основанный на принципах Единой теории поля (им же созданный). Этот проект по замыслу учёного способен был при определённых условиях сделать корабль невидимым. Но идея не нашла тогда своих сторонников.

В одном все эксперты были единодушны: для того времени идея придания кораблю невидимости, а тем более его телепортация, была совершенно абсурдной. И именно это являлось одним из подтверждений участия Альберта Эйнштейна в этом необычном эксперименте. Не зря же в научных кругах до сих пор ходит его высказывание: – «Если при первом рассмотрении идея не окажется абсурдной, толку из неё не будет».

Был ли на самом деле этот эксперимент? А, если не был, то откуда всё-таки появились слухи о нём? Правда об этом когда-нибудь всплывёт на поверхность. Хотя, не надо забывать, что, правда, это ещё не истина.

Март 2010г. В. Надыршин

Севастополь

Опасный эксперимент: 1 комментарий

  1. Виталик молодец, на тему америкосов их злых моментов у меня тоже есть кое какие рассказики в стиле фантастики или почти фантастики, только не здесь а на проза.ру там у меня все есть а хдесь только кое что поставил :;)

    сам расказ скачал потом его электронной читалкой прочту……..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)