На деревню, дедушке… (рассказ)

Алексей Курганов

На деревню, дедушке… (рассказ)

Саню Пургина похоронили. Вот ведь беда какая! Тридцать восемь ещё не исполнилось, ничем не болел, поддавал очень осторожно, не как все, бабам нравился — в общем, как это говорится, ничто не предвещало. Шли вместе с ним, Ванюшкой, со смены домой, зашли в «Трёх поросят», кружка пива плюс «прицеп» на сто пятьдесят (больше не надо – ежедневная норма), выпили, закусили какими-то бутербродами, выходить стали — и прямо на пороге Саня вдруг побледнел, рот раскрыл (сказать чего, что ли, хотел?) и повалился набок. Ванюшка еле-еле успел его подхватить. Сначала подумал: споткнулся Саня. В лицо ему глянул: нет, не споткнулся. Лицо у него было совсем не с п о т ы к у ч е е.
Дальше –по схеме: «скорая» — больница – реанимация – «медицина бессильна». И самое главное, что его, Ванюшку, просто-таки поразило-подкосило, так это не то, что Саня умер. Это, как говорила его, ванюшкина, покойная бабушка Василиса Ивановна, все под Богом ходим, а гроб каждому с младенчества готов. Его поразили сама обыденность, простота, о б ы ч н о с т ь случившегося. И ещё – как же быстро-то! Один момент! И всё ведь нормально шло, обычно, привычно- скучно — и нате, получите! И очень даже просто! Раз — и в белых тапочках!

— Не, ну как же так, Сим? – насел он на поминках на Симу Игорева (кому – Сима, а остальным – Серафим Васильевич, заместитель главного врача больницы, уважаемый в городе и почти не коррумпированный человек), давнишнего, ещё с детства, их с Саней приятеля.
— Чего? – не понял Сима. Он во время этого вопроса как раз котлету ел. Он их любит, котлеты-то, ещё с самого раннего детства. Особенно с горчичкой. Все ещё удивлялись: ты гляди, сморчок сморчком, думали, и не выживет — а какой удивительно е д у ч и й оказался! За уши от тех котлет не оторвёшь! И горчицу прямо ложками жрёт! И запорами не страдает! Не, чего-то не то творится в его растущем организме. Как бы и на самом деле не помер от этих изрядно нагорчиченных котлет.
— Ну, Саня-то!- наседал Ванюшка. — Ведь всё нормально было – и на тебе! Сливайте воду, проезжаем Сочи!
— Ну и чего? – поджал своими докторскими плечами Сима. – Трансмуральный инфаркт. Не такое уж и редкое дело.
— Ни хрена себе «не редкое»! Человек угробился! И, главное, не болел ничем!
— Бывает, — опять пожал плечами Сима и прицелился вилкой на очередную котлету. Прямо хоть блюдо от него подальше отставляй!
— Но не в тридцать же семь! Чего городишь-то, доктор!
— А хоть в двадцать пять! – вдруг разозлился Сима. – Чего ты ко мне приканителился? Заладил, понимаешь, отчего да почему! Да ни почему! Просто так! Понятно?
— Ага, — сказал Ванюшка и выпил стопку. — Понял. Спасибо. И такие вот барбосы нас лечут. Как мы все ещё живые-то ходим с такими докторами.
— Ну, раскудахтался…- проворчал Сима огорчённо: пока он с этим Ваней непонятливым разговаривал, сосед, который справа сидел и притворялся что уже наелся, с блюда последнюю котлету подобрал. Остались одни салаты. А их по питательности с котлетами, конечно, даже и сравнивать смешно. Нет, Сима был не бездушным человеком. Просто благодаря своей врачебной должности он научился смотреть на жизнь цинически и философически. Да и подобных случаев нагляделся за свой рабочий стаж уже выше крыши. Профессиональный цинизм – вот как это называется. Только Сане-то от этого уже не легче… От этого никому не легче… Ни пока живым, ни уже отжившим…

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

На деревню, дедушке… (рассказ): 7 комментариев

  1. Да, любопытная штука вышла у Вас, Алексей. Мне сразу вспомнилась коротенькая заметка в журнале «вокруг света», ну на последнем развороте. «Письма вместо седуксена», где писалось, как некий известный (кажется австрийский) врач лечит больных с помощью… писем. Суть метода такова: больному предлагалось описать все свои несчастья, — будь то заболевания сердца, лёгких или любое другое. Причём, писать предлагалось как можно ярко, со всеми беспокоящими больного симптомами, как можно детальней. Это якобы, требовалось врачу для составления картины болезни.
    Но, на деле, этим всё и заканчивалось! Никакого дальнейшего,- медикаментозного лечения врач не предлагал- дальше, он требовал написать следующее письмо, где опять надо было очень-очень подробно расписать как сильно, допустим, болит у пациента печень. И писали! Писали много, увлекательно, в деталях и красках, порой годами, не замечая, что и лекарств уже не пьют, и сама болезнь как-то меньше стала. Позабыв про саму болезнь! Вот так «лечил» врач!

    Успехов Вам!

  2. @ валерий: Спасибо, Валерий, за письмо. Не знаю, сумел я показать или нет, но дело-то, в общем, не в самом письме. Письмо — это лишь этакий неожиданный даже для самого главного героя способ выговориться-выплакаться, облегчить душу. Не знаю как у вас, а у меня бывали такие случаи, когда какая-то совершенно неожиданная зацепка, случайность, вдруг цепляется или провоцирует (это уж раз на раз не приходится) за другую, эта другая — за третью, и так далее. Ванюшку я хотел показать именно как человека пусть и недалёкого, но очень ранимого, который не может доверить свои сокровенные чувства ( в данном случае, боль утраты) живому человеку (казалось бы, куда проще: пойди к той же Ленке, она и приласкает, и нальёт, и в кровати утешит — но для него всё это не то, таким поступком она боится испаскудить саму ппамять о покойном). Я встречал таких людей — удивительно беззащитных перед реальностью и, может быть, поэтому именно трагически ранимых, пропускающих всю эту боль через всего себя, и поэтому глубоко порядочных. Не скрываю: я очень бы хотел, чтобы они были похожи на шукшинских «чудиков». (рассказы «Микроскоп». «Миль пардон, мадам!» и другие). Всего хорошего.

  3. @ Алексей Курганов:
    Уважаемый Алексей. У Вас- получилось. Да как ещё получилось! Вы угадали очень интересную тему- как сказать? Кому сказать? Я, к примеру, довольно плохо (ну, я во всяком разе недоволен!) спорю вживую; анекдоты ,песни у костра, интересные истории из своей жизни- всё это вспоминается задним числом, и я сам поражаюсь! Как же , оказывается интересно я мог бы рассказать, показать себя!
    Но в письмах, дневниках, порой случайных записях в блокноте- я Мастер! Такое пишется, что вживую вжисть бы не сказал! Моторная функция лучше работает, видно.
    Вот отчего так пришёлся мне Ваш рассказ. Да и многие, наверняка, делают так, просто не могут объяснить себе.
    А вот, как умирает человек «от сердца»- это мне пришлось испытать. И хотя я не умер до конца, но смело могу успокоить — это раз плюнуть! У вас вначале, занемеет левая рука или палец. Возможно появится (несильная!) боль за грудиной. Вы конечно не станете принимать нитроглицерин (эка невидаль- закололо в груди! А зря! Ой зря.),думая, что «щас пройдёт». Потом, появится лёгкая слабость, сердце перейдёт на частый, мелкий режим работы, появится пот, страх, затем сердце совсем почти перестанет биться. И вот тогда-то! Вот тогда-то вы враз захотите так жить, ходить на работу, смотреть телевизор, заниматься спортом! Но, увы, -всё тело станет как воздушное, звуки начнут отдаляться с эхообразным эффектом, вы окончательно потеряете ощущение своего тела, станете растворяться в окружающем.
    И вот тут-то, если конечно у вас не крупноочаговый, то вам поможет,-спасёт сердобольная старушка, сунув под язык нитрик или военный, влив в вашу мертвеющую глотку полстакана водки.
    А после, когда в больнице вы очнётесь под капельницей и три-четыре головы в белых колпаках склонятся над вами, спросив: «Болит за грудью?», вы по-настоящему поймёте, люди!- что такое жизнь, поймёте как надо жить…

    Больших успехов Вам, Алексей!

  4. @ валерий: Валерий, так вот вам и сюжет для рассказа(но только не для миниатюры, потому что запросто может получиться обычная запись по ишемической болезни сердца)! Опишите свои ощущения в художественной форме, тем более что вам не надо ничего выдумывать, вы всё это пропустили через себя. Если нужен ещё совет, то перечитайте рассказ Шушина, по-моему, «Вянет, пропадает…», когда ученик рассказывает деду ощущения академика Павлова. Но если писать, то ОБЯЗАТЕЛЬНО с оптимизмом. Да, именно так! Вы, по-моему, уже не новичок на этом сайте, поэтому наверняка читали здесь столько мрачной физиологической, извините, дребедени, что поневоле поражаешься: зачем такое писать? Ведь видно же — высосано из пальца,и, спрашивается, зачем? Читателя разжалобить? Чего его жалобить? Тогда зачем? Не понимаю. К слову сказать, меня Бог подобными Вашему ощущениями пока обошёл (тьфу-тьфу-тьфу), но клинических смертей я насмотрелся. Дело в том что я закончил !-й Московский «мед», работал на «скорой» на реанимобиле, так что с инфарктниками дело имел. У кого серце удавалось завести (дефибриллятор, внутрисердечно адреналин с гормонами), у кого нет. Судьба. И, знаете, сейчас мой самый любимый рассказ — «Фаталист» Лермонтова. Не просто художественная, но и философская вещь, в том смысле что никуда ты, милок, от неё, как не старайся, не денешься. И даже из всякого гавна нужно делать оптимистичные выводы. Моя покойная бабушка всегда говорила:что Бог не делает — всё к лучшему. Раньше этого не понимал, а сейчас наверно, старею. и понял: это действительно так. Вот, например, я по пьянке отморозил ноги, ампутировали обе по колена, впору бы руки на себя накладывать, но это чушь собачья! Переоцениваешь потерянное и если ты не совсем урод, то понимаешь: жить всё-таки стоит. Всего хорошего.

  5. @ Алексей Курганов:
    Да, Алексей…….. Вот что тут сказать?……. Сказать:»Крепись!», «Держись!», «Ну, брат, судьба такая, ничего уж не сделаешь.» «Относись философски».
    Это мне так говорили, так успокаивали друзья, знакомые, когда в 2000г умерла моя мама- тромбоэмболия легочной артерии. После операции на ахилловом сухожилии! Не на сердце, не перитонит, не прободная! Сухожилие! Разве это успокоит? И только одна женщина, которая немного знала маму, по работе сказала мне:»Валера! Ой, какой ужас! Я помню твою мамочку. Горе тебе какое! «. И , вот странность!- она ни слова не сказала типа-«Мужайся», «Крепись-держись», «Все там будем» и т. п., а мне стало немного легче! Вот не успокаивала она меня, скорей мне впору было её успокаивать,- так она расстроилась сама. Но мне полегчало.
    Алексей. Несчастье можно только перегоревать. Надо пореветь, поплакаться кому-то, выпить наконец. Конечно не впадать в истерику, но отдать должное горю надо. Наверное есть в этом какое-то уважение к Судьбе, я не могу сказать….
    Я, подключив воображение, могу себе представить, что Вам пришлось испытать! Конечно, есть и художественные произведения, и советы близких, и религиозные правила разных конфессий………
    Но обо всём этом можно хорошо говорить, когда у тебя обе ноги или руки. здоровое сердце(вены,печень, лёгкие…). Но , когда САМ «попадаешь», сам,- лично лишаешься здоровья, вот тогда-то понимаешь цену мудрых книг, заповедей,философий. Понимаешь- говорить ВООБЩЕ- это одно, а когда дело касается тебя- это, как-то, намного иначе.
    Алексей. Я от души желаю Вам спокойствия, стойкости духа, позитивного мышления. Вы правы- «жить стоит». Надо, конечно, это уметь, преодолевать «подарки» Судьбы. Вы, я вижу, не из тех кому надо долго и нудно объяснять, советовать. Будьте счастливы!

  6. Прочитал, Алексей. Понравилось. Чувствуется, Шукшина любите. Это не ирония. Мне и самому его творчество по душе.
    Хороший рассказ. 5!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)