Честная Мура (рассказ)

И давайте сразу расставим все точки над той Муриной беременностью с которой она заявилась к Тузику. Нет-нет, вы всё неправильно подумали! Мура к тому времени не была развратной девушкой. Если только так…. легкомысленной в определённых вольных пределах с кратковременными потерями головы и содержащихся в них скромных мозгов. Про таких в народе говорят: честна, но блядлива. А нечего хихикать! Вы лучше сами на себя посмотрите! А то как будто прямо такие, знаете, кругом…железобетонные блюстители высокой морали, что прямо безудержно тошнит как при беременном токсикозе! Ну, было, было, было! И даже целых два раза! Или пять… Чего теперь скрывать-то! Да, увлекалась с вышеупомянутой потерей головы! В конце-то концов, и когда её ещё терять как не в двадцать с чем-то лет! Это если её потеряешь, скажем, до пятнадцати или наоборот, после семидесяти, то потом запросто можно не найти совсем. А в двадцать ещё есть шанс со временем вернуться к здравомыслию.
Впрочем, эти мурины безрассудство и легковетренность отчасти можно было объяснить её французскими корнями с соответствующими генами, правда, очень далёкими и, честно говоря, весьма сомнительными. Дело в том, что её прабабка то ли считалась, то ли была на самом деле француженкой, причём из очень старинного французского рода Монморанси, а какой-то очень далёкий предок и вообще был рыцарем и даже ходил в крестовые походы в далёкую Палестину, интересно, чего он там позабыл. Мура же дальше «фазенды», расположенной в двадцати пяти километрах от города, никуда не выбиралась, и этим фактом была абсолютно не удручена. Главное – её французские корни-гены оставались при ней, и никуда пропадать не собирались, так что чего ещё надо-то? Она и без легкомысленных парижей и набожных палестин прекрасно проживаёт!

— Меня Арнольдом звать, — неожиданно краснея, сказал Тузик. – Аркадьевичем. А вы в педагогическом институте учитесь?
— Закончила в прошлом году, — ответила Мура. – Сейчас в школе номер три преподаю. Русский язык и литература, — и ладошку протянула. – Мура. То есть, Людмила. Витальевна, то есть. Людмила Витальевна.
— Как? – расцвёл Тузик.
-Что? – не поняла Мура.
— Как вы сказали? Мура?
— Да! — с вызовом ответила счастливая беременная. – А что?
— Какая прелесть… — выдохнул Тузик, и этим самым выдохом участь его была решена. Он суетливо выглянул в коридор, ожидающих своей очереди в коридоре не было, а поскольку до конца приёма оставалось три с половиной минуты, то можно было надеяться, что и не будет. Мура с интересом смотрела на взволнованного эскулапа, и от этого её абсолютно честного взгляда Тузик растаял теперь уже окончательно и совершенно бесповоротно.

Нет, их последовавшие за женской консультацией отношения, конечно, нельзя было назвать любовью в её классическом понимании, и ромео-джульеточные страсти здесь даже не рассматривались и не предполагались. Такое огромное и беспредельно многообразное чувство как любовь имеет такую же огромную и такую же многообразную кучу оттенков, уточнений и добавлений. Так вот чувство, которое Мура испытывала к Тузику, точнее назвать любовью-благодарностью, а с его стороны это были любовь-снисхождение и любовь-покровительство. Что-то вроде опеки взрослого дяди над постоянно шалившим, неугомонным и предельно честным в этих своих шалостях-неугомонностях ребёнком. Кстати, такие варианты вопреки завистливым удивлениям окружающих доброжелателей нередко бывают весьма устойчивыми и долгоиграющими. Да и что удивительного? Любовь – дама с характером непредсказуемым и даже парадоксальным. Холодный трезвый расчёт – не её стезя.

— А я сначала думала, что тебя и на женщин-то не тянет, — сказала Мура Тузику, когда они уже очень близко познакомились в первый же вечер у него на квартире, тем более что срок её беременности такое знакомство пока ещё позволял.
— Это почему же? – не понял он.
— Ну как же? С такой работой насмотришься всяких… женских подробностей. Какие уж тут желания?
— Рассуждаешь как… — обиделся он.

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Честная Мура (рассказ): 3 комментария

  1. Алексей Курганов прочитала и приятно удивлена. С первого предложения до последнего, словно на едином дыхании, не сбиваясь с ритма, в общем то не маленький объем произведения. Так ненавязчиво в юмористическом ключе вместилась суть характеров героев. Замечательно на мой взгляд. Талантливо выполнено и качественно.
    С уважением. н.

  2. Сначала даже подумала, что пишет женщина… Так ярко описаны чувства и переживания дамы в кабинете гинеколога. Юмор тоже- такой лёгкий и необидный, хотя ведь описываемое событие можно раскрыть совсем с другой точки зрения… В общем — понравилось!

  3. @ ulanova:
    Насчёт женщины вы почти угадали. Я по профессии — врач-терапевт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)