РУБЕЖ

Июльское солнце печёт неимоверно. Оводы и комары жестоко впиваются в липкое от пота тело. Звон железа однообразно бьёт по расплавленным от жары мозгам. Огромная масса девушек и женщин вгрызается в землю. Время от времени командир сотни сверяется с планами укреплений и проверяет параметры рвов…

Среди этой людской толпы — моя мама. Хрупкая тоненькая девушка с быстрыми карими глазами, невероятно проворная и выносливая… Сейчас моей дочке 18 лет, столько же, сколько было тогда её бабушке…

Наконец, объявляют перерыв на обед. Вода и хлеб. Мама уже почти неделю работает на Лужском рубеже — копает с другими женщинами противотанковые рвы…

Когда за праздничным семейным столом 9 Мая мы слушаем рассказы о войне, именно переживания начала войны поражают своей страшной неотвратимостью, нежеланием верить в то, что тогда происходило. Только вчера было всё прекрасно: цветущее лето, белые ночи, начало дачного сезона. Конечно, тревожные слухи ходили о будущей войне, но никто не мог даже представить, что она будет тяжёлой и продолжительной. Люди не верили, что такое вообще может случиться с ними.

Немцы уже в первый день войны бомбили подступы к Кронштадту. Мама с семьёй жила на даче в Петергофе. Когда бомбы падали в Финский залив, водяные столпы вздымались ввысь далеко над горизонтом, волны захлёстывали берег. Люди наблюдали за этим зрелищем, ещё полностью не осознавая зарождающегося в душе ужаса…

Мама вспоминает, что в тот же вечер они срочно поехали домой в Ленинград. И только ночью, когда были слышны гулкие отголоски далёкой канонады, она испытала леденящий страх…

Сразу же город начал готовиться к обороне. Маме пришлось копать траншеи на Кировских островах. Потом в Приморском районе, где они жили, начали набирать женщин на Лужский рубеж. Старшая сестра получила повестку.

— Мария, у тебя дети. Я поеду вместо тебя, — сказала мама.

Были среди отъезжающих и соседи, и знакомые. Собрались в дорогу: кое-какая провизия из дома и немного вещей. Всем выдали кирки и лопаты.

Работали каторжно, до изнеможения.

О тех далёких событиях мама рассказывает:

«…Однажды утром над нами появился самолёт. Все подумали, что это наш — обрадовались, замахали руками, закричали: « Наши! Наши!»

Но это был немецкий самолёт, по всей видимости, разведчик. Он летел низко, были видны кресты на крыльях и пилоты. Они смеялись над нами. Слава Богу, немцы почему-то не стреляли, а повернули назад.

Примерно через полчаса вдали показались наши красноармейцы, человек двадцать. Среди них было много раненых. Их несли на руках, на плечах. Почти все были в запёкшейся крови. Командир крикнул нам:

— Что вы тут делаете?!

— Копаем рвы!

— Сейчас же убирайтесь отсюда! Немец идёт за нами!..

Солдаты остались на позиции, а мы ринулись в лес. Небольшими группами бродили по болотам, пробирались на восток, не зная дороги. Никто не бросил свои лопаты. Мы были так воспитаны — нужно было их сдать обратно.

Много часов мы блуждали по лесу. Наконец, случайно вышли на железнодорожную насыпь. Там стоял пассажирский поезд. Помню, поодаль, возле полотна, была навалена огромная гора буханок хлеба. Свежего хлеба, от которого исходил потрясающий аромат.

Поезд был переполнен. Началась паника. Люди стали штурмовать вагоны. Вдруг меня окликнула из окна наша соседка по лестничной площадке:

— Вера! Иди сюда, давай твою лопатку!

Я подала ей лопату, изо всех сил вцепилась в черенок, и несколько человек потянули и втащили меня в окно вагона. Поезд тронулся. Очень многие остались…

Мы прибыли в Ленинград поздно вечером. Я добежала до парадной своего дома в 12 часов ночи, когда уже играли отбой — в городе действовал комендантский час.

Войдя в квартиру, я увидела у окна свою сестру. Она была сильно взволнована и бросилась ко мне:

— Наконец-то ты приехала! Я получила документы на эвакуацию. Завтра утром мы уезжаем.

В августе мы добрались до города Мелеуз — это в Башкирии…»

Было ясно, что война продлится долго. Сперва приводили в отчаяние бесконечные сводки о поражениях наших войск. Но постепенно пришла определённость и уверенность. Пришло понимание того, что надо делать. Все силы нужно было направить на борьбу с врагом, остальное ушло на второй план.

Мама отправилась добровольцем на фронт весной 1942 года и прошла всю войну.

Но Лужский рубеж она не забудет никогда. Рубеж между миром и войной, между жизнью и смертью, между светом и тьмой…

18 апреля 2010г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)