Про несчастную любовь

На окраине бедной деревушки, где обычно паслось много коров и где все травы были примяты их тяжёлыми копытами, было полным-полно навоза. А глубоко под навозом, в своих тёмных тёплых норках, жили жуки-навозники и были весьма счастливы. Ведь навозных куч тут было много, а потому жуки ни в чём не имели нужды и наслаждались изобилием унавоженной земли каждый миг навозной своей жизни. Ленивы они были, пресыщены и всем довольны.  Рыли себе норы в самом навозе и, не покидая своих домиков, насыщали круглые свои животы аппетитным лакомством — коровьем навозом.

Вот среди этих-то жуков и жил некий Жук-Землерой, о котором нужно сказать, что был он не совсем обычный жук. Хотя и жил этот Навозник как и прочие его собратья в глубокой норке под довольно крупной кучей навоза, но был иного склада. Как и прочие жуки наш Землерой, о котором идёт речь, не смел среди белого дня показаться на свет Божий, но только ночью, но было в нём нечто, что выделяло его из среды подобных ему жуков. А именно тем он отличался ото всех, что был весьма любопытен, так сказать, до материи света. Пуще всего на свете этот Жук-Землерой любил выползать на поверхность земли в светлую звёздную ночь, когда круглая голова большой жёлтой луны низко свисала над землёй и разливала серебристое своё свечение, казалось, до самого края поднебесного мира.

В такое время мой Жук покидал уютную свою норку и, взобравшись на самую верхушку своей навозной кучи, удобно там располагался. Долго-долго он, едва ли не до самого рассвета, смотрел на луну и думал про то, между прочим, что он сам точь-в-точь маленькая луна:

-Да, — рассуждал Жук, — я круглый и жёлтый как она и панцирь мой имеет такой приятный металлический отлив, словно лунный свет от рождения посеребрил мои одежды…

От этих мыслей Землерою становилось как-то тепло на душе и радостно в брюшке. Мысля себя частичкою огромной жёлтой луны, Жук даже забывал про вкусный навоз и возвращался в свою норку совсем-совсем ничего не евшим. Там, сидя у себя в норе, Жук вспоминал луну и любовался своим блестящим круглым жёлтым тельцем, радуясь, что он так сильно на неё похож. И казалось, что этому тихому счастью Землероя суждено было длиться до самых последних дней его скромной жучьей жизни. Но нет!

Надо же было такому случиться, что на окраине той самой деревни, где паслись коровы и где жили жуки-навозники, установили столб. Электрический. С проводами и, главное, с большой и яркой лампой. Ох и тарарам начался среди жуков! Никакого покоя ни днём, ни ночью — всегда свет, так что выползать наружу уже и небезопасно…

И только мой Землерой был рад такому новшеству. Выползет, бывало, из норы и сидит под жёлтым дождём электрического света. Смотрит на лампу и думает-думает-думает…

Впрочем, ни он один был такой любитель посидеть под уличным фонарём и поглядеть на матовое его свечение. Мельтешила тут и местная мошкара, и комары с соседних деревень, а главное часто стала сюда наведываться прелестная бабочка — Ночной Мотылёк. Ничего прекрасней в своей жизни мой странный Жук-Землерой не видел прежде! Затаивая дыхание, Навозник не спускал своего томного взгляда с чудного существа, запечатлевая каждое его движение в своём сердце.

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Про несчастную любовь: 4 комментария

  1. Юля фантастика! великолепная притча и такой необычный мир героев. Здорово. и очень все логично.

    Юля перешли мне на почту свой конкурсный рассказ «Размышление о доме». Он не пришел мне . Но в публикации в ожидании стоит. Я проверяла вчера.
    Удачи тебе. Ты молодец. Почему не заходишь на форум. Есть новые темы о литературе. Подключайся.
    С уважением. Надежда.

  2. Неплохая притча, Юля)

    —————————————————————————————————————————
    Ну, во всяком случае, я так думаю…)

Добавить комментарий для sauni Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)