Переливы света и тьмы.(Глава 15 к повести «Вэрмор-Найдёныш»)

Вэрмор вскоре встретился с воинами, приближение которых услышал из леса, на Главном тракте в намеченном месте, то есть немного не доходя до Северной переправы. Софорт вёл с собой не только свою дружину, но и чужеземцев-союзников, сам он с дружиной был в авангарде. Среди союзников сверкало белыми доспехами объединённое молодым лордом Эрвином, получившем титул Белого рыцаря на Большом турнире, войско «белых рыцарей», на чьих щитах были разные изображения: белый лебедь – знамя короля Нэйнвура; голова чёрного грифона – знамя пожилого лорда Эймура (Предки лорда Эймура служили Тёмной Богине, пока их не завоевал дед лорда Эрвина. Эймур был принцем королевства Гэрс, но, даже узнав это, остался жить на земле Белых рыцарей, а разрушенное королевство осталось во власти Лэрры. Надо сказать, что лорд Эймур изменился лишь внешне под печатью времени. Да, его светлые волосы покрылись серебром, черты лица стали грубее и воинственнее, глаза совсем почернели, но рассудительный воинственный характер остался прежним.); знамя лорда Эрвина – золотой рыцарь, поднявший коня на дыбы и копьё к бою. За ними шло войско молодого короля Аглена в бело-синих туниках, белых кольчугах и кирасах, маленьких лёгких шлемах с цветными перьями; свободные эльфы из Ариэна; эльфы из светлого Хэвенбеля и воины из леса Дракона под предводительством Слышащего Камни Лангэля; гордые долинные эльфы из Хитсильтума – королевства Ассары и Юнормана. Все хэвенбельские и долинные эльфы были в золотисто-коричневых и зелёных одеждах поверх белоснежных кольчуг. С небольшим отрывом от них шло войско объединённых людских королевств, переливаясь цветными шелками, сверкая доспехами и кольчугами, возглавлял его молодой король Арнор из Изелдара. На нём была золотая шёлковая туника поверх серебристой чешуйчатой кольчуги, а его шлем украшала золотая коронка с зелёным камнем, подчёркивавшим цвет его глаз. Рядом с ним шёл высокий стройный молодой мужчина, закутанный в алый плащ. Его золотые волосы были зачёсаны на один бок, выставляя напоказ золотую серьгу в левом ухе. У него, как и у Арнора, были изумрудно-зелёные глаза. Это был алый маг Изелдар, названный так в честь родной страны, он являлся лучшим другом и советчиком короля Арнора.

Вэрмор запомнил всех этих правителей за время их пребывания в деревне Софорта Лиса. Он не стал дожидаться конца процессии, заметив, что Софорт, оставив свою дружину у берега, направляется к нему, неся в руках серый мешок. Найдёныш побежал к нему навстречу, обгоняя чужеземцев, и остановился возле своего воеводы, поздоровавшись с ним за локоть.

–– Вот, – Софорт с улыбкой протянул ему мешок, –– это кольчуга и тонкая рубаха для тебя, малыш! Надеюсь, у тебя нет аллергии на лёгкий эльфийский металл, да и вроде ты вовсе не гоблин какой-нибудь.

В бирюзовых глазах паренька засияло восхищение:

–– Спасибо! – он вытащил подарок и поспешил его надеть.

Пока юноша переодевался, лесной правитель рассказывал последние новости, включая решение Ярдворда Ледоруба и Создателей. Затем перешёл к описанию их шествия к полю боя.

–– Нашу процессию замыкает Метагор Белый – маг и правитель Эйзенхара, один из верховных магов Изелдара, – сообщил Лис, –– он открыл портал, чтобы мы не тащились через весь лес. Естественно, сделать это пришлось подальше от глаз Алого Ордена, на всякий случай. Пусть думают, что мы подустали, пока шли. Конечно, на другой берег всё равно ещё с помощью парома перебираться, если наши волшебники опять что-нибудь не придумают. Что ж, сейчас и узнаем!

Предполагаемого чуда не произошло, потому как воины решили, что у них ещё достаточно времени и сил, и ни к чему лишний раз тратить магические. Они переправлялись на пароме, а Метагор Белый, предупредив Софорта, вернулся в Онарод, чтобы остаться там и поставить защитный магический купол над деревней. В отличие от Создателей он опасался за свою жизнь.

Тем временем в Ладоре Ярдворд организовывал другую часть армии. Его войско выстроилось в поле. Там были не только варвары, но ещё и кнес Лейнсин с сыном. Жена кнеса предпочла остаться в деревне вместе с дочерью, которой там повелел остаться король. Дракон поведал Ледорубу, что Варгат уже беременна, и жизнь будущего наследника желательно поберечь. Конечно, молодая королева расстроилась такому бесславному итогу своей воинственности, но Ярдворд в утешение наложил на неё ответственность за жизни оставшихся в Ладоре, потому что вдруг кто-нибудь из врагов сумеет сломать магическую защиту. Над поселением уже стоял мутный переливающийся купол.

Король в кольчуге и кожаных доспехах, с двумя мечами в ножнах за спиной, стоял перед своим войском. Взгляд его был холодным и решительным, а его величественность подчёркивало золотое кольцо с блеском крупных гранатовых слёз, скреплявшее на голове русые косички вместо короны. По правую руку от правителя стояли трое Создателей, а за Ифетаром отряд кислотных эльфов и элаэров. Кислотные эльфы выделялись различными яркими цветами волос, торчащих в разные стороны, и лёгкой одеждой: шаровары, рубашка, завязанная на поясе, на руках только наручи, на ногах лёгкие сапоги. Оружие их было самым разнообразным, но тоже лёгким, чтобы его можно было запросто сочетать с особым рукопашным боем. Элаэры, эти лесные человекоподобные обитатели, в отличие от них, были попроще. Они были в серо-зелёных туниках, трико, сапогах и перчатках, у каждого имелся меч, даже у их молодой лекарши.

Ледоруб говорил с ладорцами, пытаясь настроить их на воинственный героический лад.

Он обратился к одному из самых юных воинов, друзей Арэ, который стоял в первом ряду с Икассором Банданой, Ассарой, Кордаром, Йорни и воинственной, но очень дружелюбной Драгваной, вооружённой боевыми топорами, как обычно.

–– Эсмеральдэс, я рад, что встретил тебя сегодня в шахтах! Спасибо тебе за этот подарок! В долгу не останусь! – правитель мимолётно взглянул на прикреплённое к своему сапогу странное оружие в форме граней полуквадрата, оно было сделано из двух магических кристаллов, соединённых металлом, такое же было у Эсмеральдэса. –– Я никогда не встречал ничего подобного, оно превосходно стреляет! Нужно будет ввести это новшество в нашей армии, но уже после сражения, так как сейчас нет времени. Твой мозг работает не по годам, мой юный друг! Надеюсь, он поможет тебе в битве, ты нужен на этой земле живым!

Парнишка улыбнулся и почтительно поклонился. Ярдворд же не успел начать следующее обращение, так как из-за гор от главного тракта к нему спешил всадник, гоня лошадь галопом. По мере приближения его маленькая фигурка стала ещё более различима. Король узнал своего юного гонца и помощника. Это был Арэ. Он остановился перед Ледорубом и спрыгнул с коня, животное фыркнуло и попятилось, но мальчик удержал его за поводья. Ученик некроманта теперь стоял перед своим господином, опустив голову, словно, не смея взглянуть ему в глаза.

–– Ты немного задержался. Что-нибудь случилось? – он обратил внимание на кровавые пятна, испачкавшие одежду мальчика. –– Ты передал то, о чём я тебя просил, всем в Онароде? Был у Сумрачного Воина?

Парнишка, не поднимая глаз и нервно сжав кулаки, медленно выговорил:

–– Я всем передал. Но, Ваше Величество, я… Я убил его! Я не хотел, но у меня не было выбора.

Ярдворд с подозрительностью взглянул на помощника:

–– Кого убил?

Арэ нервно прокашлялся, разжал кулаки и сжал снова. Голос его стал совсем тихим:

–– Того, кто прежде был моим учителем и вашим лучшим воином.

–– Что?! – король опешил и начал перебегать взглядом с помощника на его друзей, потом на Создателей, и остановился опять же на Арэ. –– Как убил?! Зачем? Глаза его вспыхнули гневом, –– как ты посмел? Понимаешь, что теперь тебя ждёт? Знаешь, что полагается за это?

–– Знаю, Ваше Величество! – нехотя выдавил из себя Арэ.

–– Э-э, Ваше Величество! – вмешался Ифетар, –– нам пора к Алому Ордену. Этот ребёнок пойдёт со мной! Дракон вам всё объяснит после нашего ухода. Удачи и до встречи! – с этими словами он начертил в воздухе какой-то знак, и перед ним появилось мерцающее облако, похожее на раскалённый воздух, оно издавало электрический шум.

Арэ отпустил лошадь и поддался мысленному зову Ифетара. Создатель взял его за руку, и они вместе исчезли в плавящемся туманном пространстве. Отряд Ифетара и элаэры последовали за ними. Бандана и Эсмеральдэс кинулись туда же. Последней была Лэрра. После их ухода портал закрылся.

–– Ваше Величество, мальчик не всё рассказал вам! Плохие вести на первом месте, это он правильно сделал! – успокаивающим тоном сказал Дракон. –– Плохие новости лучше узнавать в первую очередь! Не беспокойтесь! Сейчас я вам всё растолкую. Только прежде провожу это бедное животное под купол, – он дотянулся до блестящей шеи коня, гладя его чёрную гриву, –– полагаю, ему будет не очень уютно находиться в полном одиночестве в горной конюшне, а особенно, когда полетят ордраги.

–– Разумеется! – процедил сквозь зубы король, пытаясь осознать то, что сказал ему Арэ.

Ярдворд разволновался, но старался не показывать своего смятения войску. Он стоял, разглядывая у своих сапог притоптанную траву, ожидая Создателя. Да, кстати, под такой защитный купол, как над ладорской деревней, мог войти лишь тот, кто его поставил.

За серыми стенами монастыря, на открытой вымощенной камнем площадке возле главного храма, Алый Орден готовился к выходу, среди них были двое молодых подружившихся магов: Хелгорд и Мэган. Мать Киллата с межмировым патриархом Главной веры благословляли своих воинов, опуская по очереди каждого на колени, воскладывая руки на его плечи и произнося слова молитвы.

Воинственные бородатые монахи и боевые монахини в чёрных одеяниях стояли вперемешку с варварами Ордена, которые ещё вчера сидели в трактирах Северной земли, но Ледоруб склонялся к тому, что каждый свободен выбирать свою дорогу и свою веру сам. Они стояли в пять рядов по двадцать человек в каждом, представляя собой единое войско. Лишь немного в стороне от них находилась парочка магов, а Альмор был ещё где-то в храме и не спешил показывать истинного себя, как и брат Шамана.

Внезапно церемония прервалась электрическим шумом. Из открывшегося за спинами войска портала тут же появилась Лэрра, за ней Ифетар с тремя мальчиками, один из которых кутался в зелёный плащ, за ними кислотные эльфы и элаэры. Последние несли на чёрном плаще какое-то тело, накрытое белой материей. Незваные гости прошествовали с правого края от воинов Алого Ордена и остановились напротив Киллаты и её союзника.

–– Так-так, – сказала карлица Киллата, оббегая пришедших надменным взглядом, –– Двое Создателей в святой обители Войны Двух Братьев. Что же вам тут нужно? Решили не дать нашей вере шанс? Решили просто придти и перерезать нас, как гусей?

–– Мы просим прощения за внезапное вторжение, – Ифетар слегка поклонился, проведя пальцами по своему знаку Алого братства на груди. –– Но посудите сами, святая мать! Если бы мы хотели вас убить, мы бы уже давно сделали это, но увы… Как вы сказали? Гуси? Мы знаем, что гуси могут больно щипаться, – он мельком взглянул на межмирового патриарха, –– к тому же, наша благородная кровь не позволяет нам заниматься такими грязными делами. Я верю в войну Двух Братьев, ибо она нейтральна, как я сам.

–– Что ж, ладно, – усмехнулась маленькая огневолосая фурия, –– а чем вы объясните нам свой визит? – её внимательные глаза переключились на Тёмную Владычицу, которая старалась не смотреть на наблюдавшего за ней Хелгорда.

–– Сейчас самое время забыть старые распри между мной и моими тёмными созданиями, – с лёгкой улыбкой властно и спокойно проговорила Лэрра. –– Я буду покровительствовать брату Шамана, потому что он тёмен, как и я. Он больше, чем Шаман, заслуживает место среди богов этого мира. Мы на вашей стороне!

–– Ну конечно же! – иронично выдохнула карлица, разведя руками, –– а как вы докажите нам верность своих только что произнесённых слов? И, простите, что за дохлятину вы сюда приволокли?

Ответить решил Ифетар, взяв на себя право главного:

–– А эта, как вы изволили выразиться, дохлятина – наш белый флаг переговоров, залог нашей искренности и подарок для вас. Он, несомненно, порадует вас, а в особенности, одного вашего друга. Несите тело сюда! – он махнул рукой своим воинам.

Шестеро элаэров поднесли труп. Создатель откинул с него белую ткань, открыв мертвеца по грудь, и стало видно его белое безжизненное лицо, а на одежде запёкшуюся кровь. Это был Сумрачный Воин.

Межмировой патриарх-инквизитор, этот лысый коренастый мужчина в серой сутане и с закрытым чёрной повязкой глазом, раскрыл от удивления рот.

–– Вот видите, святой отец, – сладким тоном произнесла Тёмная богиня, –– мы исполнили ваше самое заветное желание! Вы давно охотились за ним, и вот теперь он вам больше не помеха!

Инквизитор сурово нахмурил брови:

–– И кто же сделал за меня эту грязную работу?

–– Я это сделал! – Арэ выступил вперёд, –– это я убил его! Мне надоели его нравоучения, и, к тому же, мне заплатили. Я единственный, у кого была возможность сделать это.

–– Простите, господа, но я вынужден проверить! – межмировой патриарх приблизился к мальчику и положил руку на его голову благословляющим жестом, но это было отнюдь не благословение.

Ученик некроманта подозревал, что тот будет пытаться прочесть его мысли и воспоминания, поэтому, блокировав всю остальную информацию, он показал лишь один яркий сюжет: расплывчатые деревянные стены, вскрик Сумрачного Воина, ощущение, как тёплые капли крови падают на руки и одежду, чувство, как руки разжимают рукоять меча. Далее, его мысли погружались в звенящую темноту, так что священнослужитель отдёрнул ладонь, чтобы разорвать контакт, пока у ребёнка, чего доброго, не началась истерика.

–– А вы жестоки! – инквизитор благоговейно взглянул на Лэрру.

Богиня в ответ рассмеялась:

­­

–– Это ещё не всё! Ярдворд Ледоруб подавлен известием о смерти своего лучшего воина. Не удивляйтесь нам! Ну не зря же меня называют Тёмной Владычицей!

Патриарх хмыкнул.

–– Господа, а вы знаете, что я мог бы вас за это наказать? Но вам повезло, Сумрачный Воин – это совершенно особый случай!

Святая Киллата радостно раскинула руки, и, подпрыгнув, воскликнула:

–– И у наших врагов не будет ни одного некроманта, когда наш Мэган поднимет мертвецов!

–– И у нас есть то, что даст Мэгану необходимые силы! – спокойно и громко провозгласил Ифетар, одновременно приказывая своим воинам опустить плащ с трупом на землю, затем обернулся к мальчикам. –– Бандана!

Икассор Бандана опустил края плаща, в его руках была очень старая книга в чёрном переплёте. Мальчик, не мешкая, прошествовал к Мэгану, пока никто ничего не успел сказать или сделать.

Мэган с поклоном принял книгу. Его молодое расписанное рунами и бледное на фоне длинных белых волос лицо выражало искреннюю благодарность.

–– Он просил передать! – тихим шёпотом пояснил мальчик, но тут же развернулся и поспешно занял своё прежнее место рядом с Создателем.

Скулы инквизитора гневно заходили, лоб покрылся суровыми морщинами, его единственный открытый глаз стал маленьким и чёрным, руки сжались в кулаки так, что ногти впились в ладони, когда он пытался подавить в себе восклицание протеста. Никто в этом мире не должен знать о его могуществе, о том, что ему необходимо для обретения ещё большего могущества, о том, кем он себя мнит, то есть Спасителем, никто. Ради своей великой власти он скитается по мирам, творя суды над теми, кого называет злом, над теми, кто мог бы противостоять ему, чтобы остаться самым великим и могущественным. Его никогда не покидала мечта стать новым богом, но об этом никто не должен знать, даже Святая Киллата. Конечно, он сколь угодно может называться межмировым патриархом-инквизитором веры в Равновесие или в Спасителя, но это будет отъявленной ложью. Он будет завоёвывать власть, а начнёт с этого мира, с этого маленького клочка земли, с этой маленькой секты, но тайком.

–– Да будет так! – громко и чётко выговорила карлица. –– Добро пожаловать в наши ряды! Сейчас мне нужно завершить церемонию и подготовить один сюрприз врагам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)