Легенда о нимфах, гномах и Огненной Саламандре

Давно это было. В далёком призрачном краю, куда можно добраться лишь по хрустальным ступенькам цветастой радуги, в волшебной Стране Серебряных Звёзд покоилась чудная земля прелестных нимф.

Все нимфы этой волшебной страны были очень юны, мечтательны и прекрасны каждая по-своему. Те из нимф, что населяли причудливые горы, чьи серебристо-седые головы венчались золотыми облаками, звались ореадами.

Больше всего на свете ореады любили строгую красоту гор, находя её величайшим чудом из всего, что существовало в Стране Серебряных Звёзд. Словно прекрасные предрассветные тени, нимфы гор бродили по своим владениям, охраняя строгую красоту камня и запечатлевая её в своих сердцах.

Кожа ореад смугла и золотиста подобно дымчатым рёбрам скал, чей смуглый и величавый стан начинает золотится в тот час, когда над ними зависает золотистое солнце и роняет на их холодные спины брызги своих прозрачно-жёлтых лучей. Длинные и прямые волосы горных нимф либо иссиня-черны, словно глубокое ночное небо чуть припорошенное звёздным снегом, либо серебристы как светлый рожок месяца, что роняет свою лунную пыль на верхушки заснеженных гор, проницая их холодные пуховые шапки тайной серебристого свечения. Лица ореад всегда спокойны и мудры, точно в них сами горы вековой мудростью своею запечатлели своё отражение.

И хотя юны были горные нимфы, но рассудительность их и глубина созерцательности не знала границ! Казалось, что  своими чёрными выразительными глазами они способны зреть в самую недоступную глубину, в самую суть, так что скрыть от их проницательности ничего было нельзя. И от того, быть может, ореадам были дороги их мудрые могучие горы, что стояли они на границе с другими мирами, будто оберегая Страну Серебряных Звёзд от всего, что могло ей навредить…

Крыльев у ореад нельзя было разглядеть, потому что они (как говорят об этом другие нимфы, живущие в Стране Серебряных Звёзд) сотканы крошечными кристалликами седых туманов и почти не видны. Большие незримые их крылья не предназначены для полёта, но зато они защищают своих обладательниц от сурового горного климата, обтекая тела горных нимф словно плащаница, из-за чего их кожа как бы мерцает в лунном свете и в солнечных лучах, уподобляя их звёздам…

От подножия сказочных тех гор, местом своего обитания которых выбрали себе мудрые ореады, по направлению во все четыре конца света, словно зелёные безводные реки, растекались чудесные долины с прекрасными речушками и рощицами. Долины эти стали излюбленным местом для напей — нимф, которые хранили их, а также оберегали младших своих сестёр. Одни из них лелеяли леса и звались дриадами, а другие хранили течения рек и назывались наядами…

Напеи и дриады были весьма схожи друг с другом. Они отличались от горных нимф особой ловкостью, грацией и озорным характером. Все они быстро бегали, точно лани, и очень хорошо умели прятаться в деревьях, травах и кустах.  Ещё они умели подражать всяким лесным животным, но больше всего на свете им нравилось подшучивать над ореадами, если тем случалось за чем-нибудь спускаться в долину.

Очень часто напей и дриад можно было видеть вместе — смеющихся или танцующих в хороводах у основания синих гор или на берегу какой-нибудь речушки в тот редкостный час, когда вечерние росы серебрили травы, а красный шар солнца, скатившись с мраморного небосвода, словно врастал в горизонт и обагрял его кровавым заревом.

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)