Лоскутки и шёлковая Нить

 

Долгое время дремала на деревянной своей катушке шёлковая Нить. Сквозь прозрачные  свои розовые сны она вспоминала шёлковую свою юность и тихонечко улыбалась ому, что было…

Тонкие шёлковые кружева, кружась белоснежными цветами в её светлых воспоминаниях, танцевали вальс. Утончённые кавалеры — иглы в серебристых своих фраках целовали шелковистую её руку, приглашая на танец жизни, но она была слишком красива и горда, чтобы хоть кому-нибудь из них ответить согласием.

Шёлковая Нить слишком сильно ценила своё нежное одеяние, струящиеся розовыми бликами под брызгами солнечного света, чтобы позволить кому-нибудь из кавалеров, облачённых в неприметные серебристые облачения, прикоснуться к себе…

Помнится, что после них, к ней сватались и другие — ещё более утончённые иглы-кавалеры, одетые в позолоченные одеяния, но и их розовая шёлковая Нить сочла не достойными себя. Ниточка же времени меж тем сшивала лоскутки долгих её дней в полотно  однообразной жизни, так что прошло то время, когда шёлковая Нить была королевой бала.

Деревянная её катушка, которая когда-то давно была жёлтенькой и свежей, теперь потрескалась от старости и потускнела. Сама же Нитка, что жила на этой катушке все эти годы, будучи когда-то нежно-розовой, теперь сделалась серою и какой-то даже замусоленною. Признаться, теперь она была бы рада пойти за любым, кто только позвал бы её да время было упущено и сделалась старая шёлковая Нить никому не нужной…

Деревянная её катушка закатилось в пыльный угол, чтобы никому не мешать, и там оставалась лежать со страдающей своею Ниткой долгое-долгое время…

Сначала старая Нитка жила в тёмном своём углу совсем одна-одинёшенька, утешаясь светлыми воспоминаниями своей шелковистой юности. Однако спустя какое-то время к Ниточке той подселился маленький цветастый Лоскуток. Он был совсем крошечный и ужасно общительный. Едва подселившись к Нитке, Лоскуток принялся рассказывать ей о том, как совсем ещё недавно он был частью большого полотна, но хладнокровные Ножницы отсекли его от родного гнезда и выкинули вон, как нечто ненужное, лишнее…

Нитка, слушая малыша, едва не прослезилась, однако маленький этот Лоскутик не позволил грустить старушке. Он вдохновенно показывал ей меленькие красочные цветочки на лоскутном своём боку и смешливо рассказывал про свои мечты. Лоскуток рассказывал ей, например, что будь он чуть побольше, то непременно сделался бы воздушным змеем и взмылся бы вверх как птица…

Лоскуток мог долго рассказывать про то, каким именно воздушным змеем он мог бы быть, если бы не был ненужным лоскутком…

А ещё Лоскуток рассказывал Нитке про то, каким хорошеньким кармашком он мог бы стать на детской рубашонке, если бы ему позволили остаться…

Впрочем, рассказывая всё это, Лоскуток не выказывал ни обиды, ни осуждения, ни даже тоски. В его словах была мечта, которой он утешался сам и в которой нашла себе утешение старая шёлковая Нить, никогда прежде не знавшая суть мечты и только теперь постигавшая эту сокровенную тайну юной материи…

Вот так и делили тёмный пыльный свой уголок старая шёлковая Нить и маленький Лоскуток. А  время шло и очень скоро к ним подселился ещё один лоскуток — старенький и невзрачный, он то и дело плакался новым своим друзьям о горькой своей судьбе. А следом за ним, за старым этим обрывком материи, в этот тёмный угол стали приходить и другие лоскутки. Все они рассказывали о своей судьбе шёлковой Нитке как той, кто первая пережила отвержение внешнего мира и сумела найти силы жить дальше в этом тёмном углу…

Нитка же, понимая, что свою судьбу выбрала сама в отличии от матерчатых лоскутков, стала думать над тем, что же она может сделать для каждого из них?

-Эх, — рассуждала сама в себе Нить, — если бы только у меня был кавалер, с ним вместе я могла бы объединить лоскутки в чудесное лоскутное одеяльце…

Но кавалера-иглы у Нитки не было и она совсем отчаялась, потому что не знала как помочь тем, кто был выброшен вон за ненадобностью…

Однажды утром, когда солнце заглянуло в тёмный угол забытых всеми матерчатых лоскутков и старой шёлковой Нити, самый первый Лоскуток (тот, кто был всех меньше, моложе и который всегда радовался) в очередной раз показал Нитке меленькие цветочки на лоскутном своём боку, чтобы она улыбнулась. Взглянув на разноцветные эти цветы, шёлковая Нить, вдруг, вся просветлела:

-Знаю, — воскликнула она, соскальзывая со своей деревянной катушки, — что сделаю! Может быть, — обратилась она к лоскуткам, — вы все показались кому-то ненужными, но я вас вижу цветком, лепестки которого благоухают разными оттенками судьбы каждого из вас!

И она тут же принялась, не щадя своих шёлковых одеяний, связывать лоскутки в аккуратный букетик, который скоро сделался замысловатым матерчатым цветком, действительно радующим взор…

Этот лоскутный цветок я видел сегодня на подушке, которая лежит на диванчике в просторной гостиной моего старинного друга. Просто интересно, насколько всё-таки могут быть удивительными вещи, сочетающие в себе нечто совершенно не сочетаемое!

Если, вдруг, сегодня тебе показалось, что ты выброшен судьбою в тёмный угол и что ты никому не нужен, осмотрись…

Возьми за руку того, кто мыслит себя обделённым и пойми, что по-настоящему ценное рождается из лоскутков наших надежд!..

<!— @page { size: 21cm 29.7cm; margin: 2cm } —>

/14.04.2010г., г.Наро-Фоминск, СаЮНи/

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Лоскутки и шёлковая Нить: 2 комментария

  1. Понравилась и сама идея, и исполнение — светлая, позитивная сказка. Вы постарались. Исправлять пока есть что: и грамматику, и стилистику… Но всё же это не ложка дёгтя, чтобы испортить бочку мёда! Искренне рада за вас.

  2. Благодарю за отзыв, Ниагара! =) А исправлять, кажется, всегда найдётся что (особенно у меня и особенно грамматику), хотя и стараюсь быть внимательнее, но пока, увы, что-то не очень получается =(
    С уважением…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)