Путешествие в жизнь2

глава 2
Вечный полумрак, сотканный ядовитыми испарениями и скудным свечением зелёного глаза луны, завораживал взгляд молодой нежити. Завораживал и страшил… Вдоль изжелта-красных изломов мёртвой земли, словно обсыпанных вулканическим пеплом, тут и там проглядывали бурые мхи, клубящиеся едкой (серо-фиолетового оттенка) дымкой… Где-то в отдалении от вод Смрадного Болота, территорию которого Азоран ещё не успела пересечь, осыпались каменные желоба старинных гротовых пещер, сформированных стихией задолго до появления тут нежити…
Впрочем, мало кто из живущих под солнцем знает, что живые мертвецы, слухи о которых не так давно достигли их скудных земель, суть подобные им люди… Люди, когда-то давно ушедшие в сторону Мертвенной Пустыни и не вернувшиеся оттуда. Люди сильные, которые не умерли от суровой действительности, пленившей их в Долине Гротов….
Впрочем, отсутствие солнечного света и чистой воды, кислотные испарения, ядовитая растительность сделали этих людей словно мёртвыми к импульсу жизни в понимании живущих под солнцем. Нежить потеряли самое ценное, что есть у человека — память своих корней и надежду на возвращение в своё отечество. Отныне и всегда они, в ком едва теплится жизнь, ходят тенями полуразложившихся своих тел по мёртвым землям, погребённым бездонной пустотой гротов, не в силах вспомнить ни своего начала, ни смысла…
Другие
Пройдя всего несколько шагов, Азоран запнулась о неприметный бурый камень, слившийся с буростью мхов, торчащих тут застывшими ворсинками повсюду, и упала. Бурый мшистый ковёр, могущий показаться мягким, незамедлительно вонзил свои скрученные ворсинки в тонкую прозрачную кожицу нежити, располосовав её самым безжалостным образом. Боли Азоран не почувствовала (ещё бы, ведь мертвецы потому столь живучи, что не имеют чувств), зато многочисленные ранки, изрешетившие её кожу, вызвали у мёртвой девы неподдельный интерес. Приподнявшись, нежить долго и внимательно рассматривала израненные свои руки, пристально всматриваясь в микроскопические ранки и в ту тёмную жидкость, что меленькими капельками проступала из ран. Она даже облизала свои руки, чтобы понять произошедшее. Однако вкуса собственной крови Азоран тоже не почувствовала, но зато она почувствовала некоторый холод. Почувствовала так отдалённо, будто не она упала теперь на бурый мох и кровь не своих рук осязала языком…
Пытаясь осмыслить происходящее, даже пережить, нежить снова вцепилась своим пронзительным холодным взглядом в увядший лист мира живых. Осторожно, страшась его повредить, она коснулась листа языком, словно надеясь получить ответ на вопрос, терзающий её мертвенный ум. Лист оказался сухим, но что-то отдалённо напоминающим. Что, нежить не знала… Поднявшись, Азоран продолжила своё мучительно-долгое передвижение. Каждый новый изгиб ландшафта, каждое новое растение и каждый новый оттенок, уловляемый зоркими её очами, вызывал у мёртвой девы страх и любопытство. Подолгу она сидела у всего, что казалось ей чуждым и страшным, словно впитывая в себя новые формы, оттенки и даже некоторые колебания. Впрочем, счёта времени в мёртвых землях нет, как нет там ни дня, ни ночи… Азоран шла и останавливалась, когда хотела. Она никуда не спешила и понятия не имела о том, куда идёт и для чего? Где-то глубоко внутри себя она ощущала голод, но будучи молоденькой нежитью, ещё не успевшей познать своим естеством сущность мертвенной жизни, Азоран не знала как удовлетворить эту, растущую внутри себя, потребность. Мёртвая шла уже очень долго и ничем не подкрепляла слабое своё физическое тело, от этого ей хотелось выть, а иногда даже биться о бездушные камни.

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)