Пробиваясь к жизни

глава I

Далеко-далеко за горизонтом, в Мертвенной Пустыне земной юдоли, что раскинулась до самых окраин земли, есть Долина Гротов. Глубоко внизу, на самом дне огромных тех гротов, куда не могут пробиться солнечные лучи, лежат призрачные земли мёртвых.

Среди древних бытует молва о том, что когда-то давным-давно эта территория находилась на поверхности земли и считалась частью мира живых.  Однако живые, пренебрегши даром жизни, восстали один на другого и земля обагрилось кровью. Алчность, ненависть, неуёмность пожирали людские сердца, сметая на своём пути всё, что имело в себе жизнь…

Великие города обращались в руины. Мелкие поселения стирались с лица земли, а на пустошах вырастали каменные усыпальницы. Так человечество изживало себя до тех пор, покуда не осталось среди живых тех, кто способен был убивать. Земля же, позабытая живущими, ослабевала и скоро, утяжелённая каменными строениями, где покоились кости умерших, разверзлась. Поглотив собою следы преступления рода человеческого, земля успокоилась. Однако даже спустя много тысяч лет, земля скупа стала на плоды и воду…

Некоторые из тех древних людей, кто всё ещё оставался в живых и кто имел ещё в себе силы идти, отправились в путь в поисках лучшей жизни. Ибо земля, уставшая от войн, не давала ни воды, ни пищи и оставшиеся медленно умирали, измождённые скудостью земных даров. Влекомые прохладой восточного ветра, те немногие, что оставили свои края, шли вперёд, не ведая своего пути и там, в беспредельности Мертвенной Пустыни, откуда веял ветер, их след исчез навеки…

Азоран

Еловый туман, промозглый и смрадный, запутанными клубами стелился по Мёртвым Землям. Плотным коконом оплетал он старинные, полуразвалившиеся каменные склепы, делая холодную их белесоватость недоступной взору редких живых тварей, нечаянно забредших сюда, в обитель проклятых временем жителей мёртвого города.

Между склепов и полуразвалившихся старинных надгробий, освещённых холодным сиянием бледно-зелёной луны, тут и там выступали иссохшие стволы мёртвых  деревьев. Их чёрные скрюченные ветви были устремлены вверх, словно стремясь уцепиться за, пропитанный  запахом тлена, вечно мрачный небосвод, давно позабывший прикосновение солнечного света.

Травы тут, совсем не похожие на те, что произрастают в мире живых, больше напоминают иглы кактусов — они шипасты, тверды, зловонны и весьма скупы на цвет.  Они не склоняют обманчиво тонких своих стеблей под порывом редкого ветра и не приминаются их острые как бритва плоские листья под стопами здешних обитателей…

Весь этот мир, словно изваянный законами смерти, не подчиняется законам привычного мироустройства живых. Ничто тут не нарушает гробовой тишины…

Тихо-тихо, в поволоке елового тумана, опускался на продрогшую Землю Мёртвых сухой бронзовый лист. Слишком яркий, он был загнан нитями густого тумана в самый старый склеп, почти совсем заваленный глинистой почвой, подмываемый тухлыми водами Смрадного Болота.

Тут давным давно никого не было. Среди мёртвых считалось, что в склепах, медленно пожираемых болотами,  давно никого нет…

Рыжий же лист, вероятно принесённый сюда из далёкого и непознанного мира живых, тихо опустился ей на руку. Она открыла пустые свои глаза и увидела над собой грязную паутину с капельками мутной воды. Осторожно приподняв голову, Азоран осмотрелась. Со всех щелей тесного её обиталища ленивыми струйками стекала зловонная вода Смрадного Болота.

Сделав над собой немалое усилие, мёртвая дева приподнялась. Рыжий лист, встревоженный неловким движением нежити, соскальзнул вниз и чуть-было не упал в болотистую пульпу, распластавшуюся по напольным каменным плитам древнего склепа.

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)