До первой крови

Больше всего на свете Яшка любил подшучивать над друзьями и близкими. В свои неполные восемь лет он успел понять, что шутки и озорство делают его жизнь более интересной и наполненной. Бывало за эти шутки доставалось от родителей и двух бабок, реже от друзей. Но детские фантазии и пытливый ум не сдерживали даже угрозы наказания. Вот и сейчас Яшка вынужден был околачиваться полдня на улице, боясь появиться на глаза разъяренной бабки. А всему виной была его очередная шутка.

Увидев в холодильнике миску с белыми сырыми яйцами, он достал парочку. И уже закрывшись в комнате, проделал в них маленькие отверстия, через которые с трудом высосал содержимое. Затем при помощи шприца залил их водой, залепив отверстия мелом. И положил обратно в холодильник. «Шутка» дошла до бабушки только на следующее утро.

— Ах негодник! – услышал он крик из кухни. – Ну, я тебя сейчас накормлю! Ты у меня сейчас наешься!

Но Яшка уже был на улице в поисках друзей и приключений. Больше же всего на свете Яшка не любил драться. И не потому, что был трусом. Просто не любил, и все тут. Но именно сейчас обстоятельства заставляли переступать через свои принципы. Вернее не обстоятельства даже, а группа пацанов со двора, гораздо старше его по возрасту. Образовав подобие круга, они весело подталкивали «мелюзгу» к активным действиям. До этого дня Яшка лишь однажды ударил человека по лицу. И этим человеком был отец. А дело было так.

Как-то Яшка стоя в одних трусах перед матерью и сестрой увлеченно рассказывал веселую историю. Какую точно, он и сам не помнил. Но что веселую – наверняка. Других в его голове не рождалось. Он и не заметил, как подобравшийся сзади отец одним движением сдернул с него трусы. Самой наготы он не очень-то и стеснялся. Когда отец уезжал в командировку, мать водила его в баню в женское отделение. Ничего интересного он для себя там не видел. Но его походы в баню с матерью закончились очень быстро, после того, как он плеснул из кружки холодной водой в разомлевшую чужую тетку. Скандал удалось замять с трудом. Но даже увесистые шлепки по мокрой Яшкиной заднице не решили проблем. Старая банщица наотрез отказалась пускать в следующий раз озорника в женское отделение. Когда в очередной раз он с отцом шел в мужской зал, взрослые дядьки покатывались со смеху, выпытывая подробности.

Но это было в бане, там все голые. А здесь, перед сестрой и матерью, неожиданно? Обида настолько захлестнула Яшку, что он, не раздумывая, ударил отца по лицу с разворота. И только потом ужаснулся содеянному, увидев у того кровь на губе. Заорав от страха, Яшка бросился искать спасения за материнскую спину.

И хотя потом его все же наказали, поставив на весь вечер в угол, злость у отца быстро сменилась на веселое настроение.

— Нет, ну ты видела, как он саданул? – весело, раз за разом, спрашивал отец у матери. – Откуда только сила взялась?

Но сейчас его заставляли драться ни за что-то, а просто так, от скуки.

— Бой продолжается до первой крови, ниже пояса не бить! – со знанием дела напутствовал Витька, известный всему двору отъявленный хулиган и задира.

До первой крови: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)