Диалог опыта с юностью, или геодезия как философия.

Итак, Иваныч, в компании с друзьями, такими же любителями природы, выезжают на охоту. Они забираются подальше в тундру и несколько суток палят по всему, что пролетает в радиусе километров трёх. Но однажды всё случилось несколько иначе. Мы как раз добивали очередную трассу, когда Иваныч с другом приехали к нам. Их «Уазик» был под завязку забит оружием и едой. Наш вездеходчик отвёз их к месту дислокации, и мы приготовились терпеливо ждать пару дней, чтобы потом вволю обожраться гусятинки. Но что-то в тот год у гусей изменилось – они взяли и не прилетели к положенному сроку. Иваныч с другом два дня нарезали круги и эллипсы по замороженной тундре, тщась надеждой отыскать если не гуся, то хотя бы кого-то похожего. Но кроме нас, пофигистов-топиков, никого не попадалось. Хорошо, что мы летать не умеем, а то охотнички враз бы нас срезали картечью.

Едва огорчённый Иваныч умчал в город, как гуси пошли сплошняком, даже солнце потускнело от их жирных тушек. Но в охотниках тоже недостатка не было. Целыми днями стояла такая пальба, что приходилось орать в рации, чтобы услышать друг друга. Очень странно, что после такой тотальной охоты вообще сохраняется какая-то дичь! Да, интересно было в тот заезд!

— Расскажите, расскажите!- затеребили меня девчонки.

— Да вообще-то, рассказывать и нечего.

— Рассказывать нечего, но было интересно?- не поверила блондинка-брюнетка.

— Ну ладно, кое-что, пожалуй, можно припомнить. Объект почти был закончен, и ребята решили устроить баньку. Банька – штука универсальная. Для кого-то – это способ очиститься от грязи и получить наслаждение, а для кого-то – просто оригинальный повод для получения наслаждения наиполнейшего. Хорошо, что мы жили в двух балках, иначе я бы вам сейчас уже ничего не смог поведать.

Послебанное застолье началось часов в девять. В одиннадцать я, сполна насытившись нетрезвыми заумными беседами, смылся потихоньку в свой балок и лёг спать. Но мне не спалось. Нет, не потому что меня грызла бессонница или давил на совесть тяжело набитый желудок. Просто рядом, в соседнем балке, где отмечался праздник бани, происходило что-то жуткое. У меня создалось такое впечатление, что там либо заколачивает сваи громадный механизм, либо кого-то долго и нудно убивают. Грохот так давил на мозги, что они выбросили из себя все мысли, кроме одной: срочно где-то достать гранатомёт и раздолбать этот милый балок так, чтобы не осталось даже пыли! Часа в три ночи притащился Валера-вездеходчик и, посмотрев на меня с прищуром, рухнул на кровать. Мой вопрос о происхождении шумов он проигнорировал так же молча, как наше правительство жалобы пенсионеров. В шесть часов приплёлся ещё один персонаж – наш любимый студент, который всё время учится, но никто не знает, где и чему. Он был более любезен, нежели Валера, и на мой вопрос ответил милой улыбкой. После этого он пробормотал что-то, типа, опять я ничему за этот день не научился, и тоже отчалил в страну Морфея.

Наконец-то стуки прекратились, и я медленно стал погружаться в сладкую трясину дрёмы. Но именно в тот момент, когда я почти утонул в ней, стенка нашего балка сотряслась от глухого удара. Я подпрыгнул на ложе и выглянул в окно. От балка петляющими скачками отдалялся полковник, в руках которого была сжата огромная кувалда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)