Крик

Город кричал. Этот страшный глухой крик вырывался из окон домов, затаился между деревьями парка и в многочисленных улочках, время от времени и оттуда напоминая о своей боли. Иногда его заглушал рев озверевшей толпы, рыскавшей по улицам в поисках очередной жертвы. Из-за угла показалась женщина. Она спешила, оглядываясь и спотыкаясь на каждом шагу, в руках был розовый сверток, а за широкую юбку крепко держался мальчуган, пытающийся поспеть за матерью своими маленькими семенящими шажками. До спасительного подъезда оставалось несколько метров; мужчина, стоявший недалеко от него рванулся, к женщине, но вдруг земля стала уходить у него из-под ног, и со страшным криком он полетел в черную пустоту, напрасно вытягивая шею, чтоб хотя бы в последний раз увидеть развивающиеся черные волосы и огромные, наполненные ужасом глаза…

Андрей проснулся от собственного крика. За окном раскачивался на ветру фонарь, освещая своим желтым светом небольшую комнатушку, которую ему выделили в старом деревянном доме, давно покинутом жильцами, переехавшими в одну из сравнительно новых пятиэтажек. По плану застроек, он давно уже должен был быть снесен, но что- то пошло не так и теперь здесь ютились рабочие лодочной станции, среди которых был и Андрей. На соседней кровати заворочался сын.

— Папа, тебе опять приснилось..?

— Спи, ночь еще,- Андрей привстал и поправил на сыне одеяло.

Борька повернулся на другой бок и затих. Андрею уже не спалось. Стараясь не шуметь, он подошел к стоящей на старой тумбочке электрической плитке и начал варить кофе. Дрожащими руками достал сигарету, а перед глазами стояла все та же картина… Через двор бежит его Арминэ, в руках она держит маленькую Карину, а сзади семенит Борька, пытаясь поспеть за матерью. Что было дальше, он не знал, и эта неизвестность, а еще чувство вины, что самого не было рядом, уже много лет тяжелым грузом лежали на сердце, не давая ни на минуту забыть о прошлом. Сам Андрей в тот страшный день был на вокзале, пытаясь достать билеты на один из последних поездов, увозящих перепуганных людей подальше от обезумевшего города. Дома его ждал заплаканный сын, который в свои четыре года и рассказать-то толком ничего не мог, и несколько испуганных соседей, скрывающихся за плотно закрытыми дверями и боящихся лишний раз выглянуть в окно. Из их сбивчивых рассказов Андрей узнал, что на жену напали во дворе, она упала, а маленький сын, на которого сначала не обратили внимания, успел скрыться в подъезде, где и был подхвачен соседями и заперт за железными дверьми. Куда увели или унесли Арминэ с дочкой, и что с ними случилось, никто не знал. Всю ночь и весь следующий день Андрей провел в поисках жены. На светловолосого человека, бегающего по опустевшим улицам города, смотрели косо и неприязненно, на вопросы о женщине с ребенком не отвечали, отводили глаза. Да и кто знает, сколько было таких вот женщин, детей, мужчин, пропавших или убитых на улицах города во время погромов? Оставаться здесь дольше Андрей не мог, нужно было вывозить сына. Еще через день они с Борькой уже сидели в переполненном вагоне поезда, уносящим их в северном направлении. Небольшая клетчатая сумка с вещами, несколько фотографий, документы, немного денег — вот все, что осталось от прошлой жизни, а впереди была только неизвестность, тоска и страх за сына.

Пронзительный звон будильника отвлек Андрея от воспоминаний. Фонарь за окном давно погас и комнату теперь освещал свет серенького утра, с трудом пробивающийся сквозь старенький тюль занавесок. Над рекой стоял туман. Из окна была видна пристань с привязанными к кнехтам лодками. Дальше все терялось в серой дымке. Андрей подошел к кровати сына:

Крик: 8 комментариев

  1. irina korotkova я не знаю откуда вы, но Ваш рассказ КРИК — это крик нашей души и нашего сердца. Сколько семей распалось или сколько вот, как ЛГ. Спитак, Баку, Ереван, Чечня и многие другие места, разметало по странам и весям. Это первый такой сильный рассказ, который я вижу на этом портале. Ничего не знаю про грамматику, и даже не хочу слышать об этом. Сама суть рассказа, это та тема, которую я ожнажды пыталась поднять, но некоторые назвали это спекуляцией. Видемо некоторые как страусы опускают голову в песок, укрываясь от проблем и не желая признаться, что они существуют. Спасибо Вам, что подняли эту тему. Это наша боль. И даже для белокурых детей, которых мы отправляем учиться, есть угроза, потому что они говорят с акцентом.

  2. Я читал ранее и документальные рассказы об убийствах людей «неправильной» национальности. Невероятный идиотизм. А рассказ отличный. 5 баллов.

  3. Ну, вот, что тут скажешь!!!) Замечательно!) Штампик «одобрено литжюри» на данном произведении смотрится как «знак качества»! Пятёрка без вопросов!)

  4. @ julchonok:
    Если оглядеться , столько вокруг боли и трагедий! Жизнь иногда преподносит такое, о чем раньше и не задумывались бы, потому что это казалось невозможным. Что поделать? Жить-то все равно надо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)