Игрок

Я не видел дуло пистолета, но чувствовал, как холодная сталь упирается мне в висок. Огромный парень навис надомной. Чтобы я не рыпался, его свободная от пистолета клешня вцепились мне в шею. На игральном столе, среди фишек и денег крутился револьвер. Кто знает, какой путь он прошел, чтобы присутствовать при моем линчевание, сколько жизней оборвал. Три пророчащие карты лежали на столе. Число Дьявола — три шестерки. Именно этот выбор сделал револьвер, его дуло остановилось напротив карт.
Ранее
Подпольный покер это вам не простое детское развлечение. Серьезные ставки, серьезные люди, с которыми опасно шутить. Уже пошла седьмая раздача. Я внимательно наблюдал за Тузом, ибо он был действительно достойным игроком. Все остальные присутствовали здесь для массовки. Они постоянно отвлекали меня, задавали каверзные вопросы и это всё для того чтобы Туз смог перетасовать карты в свою пользу. Ловкими движениями рук он совершал неописуемые пируэты, карты танцевали в его руках. Пальцы постоянно находились в движении. Он заставлял те карты, которые были внизу лечь наверх, те которые были наверху положить вниз. Они перелетали из одной руки в другую. Туз выровнял колоду и стал раздавать карты слева на право. Все было выполнено мастерски. Как только у всех игроков на руках оказались по три карты, мы сделали первые ставки, подбросив фишки в банк.
Началась игра. Чуть оторвав карты от стола, я заглянул под рубашку, три шестерки улыбались мне. Не самая плохая комбинация, постучалась мне в дверь. Очень важно уметь читать своего оппонента по его действию, поведению, взгляду, дыханию и другим признакам. Но профессионал, он никогда не покажет истинных эмоций. Туз заглянул в свои карты, и еще долгое время смотрел на стол, не поднимая глаз. Почему? Потому что первые десять секунд карты остаются отпечаткам на сетчатке, ты можешь не знать какой они масти, но ты узнаешь выигрышная ли комбинация или нет. Игроки затихли, каждый взвешивал ситуацию. Двое из семи игроков сразу сбросили карты. Выдавили из себя слово:
-Пас…
-Это ваше любимое слово, — оживился Туз, его каменные глаза набросились на игроков.
Я внимательно разглядывал Туза, искал самую маленькую лазейку, которая откроет мне ключ к его сознанию. Он помял колоду в руках и положил перед собой карту рубашкой вниз. Это одна из пяти свободных карт, из которых мы будем складывать комбинации. Пиковый валет присоединился к нашей игре.
-Поднимем ставки, — его пальцы перебрали пару фишек, легким жестом они полетели в банк. – Поднимаю на десять тысяч.
Еще двое игроков сбросили карты. Я подбросил в гору фишек двадцать тысяч:
-Продолжаю.
Туз одобрительно кивнул в мою сторону. На его шее выступила вена. Оставшиеся игроки подбросили фишки до кучи. Туз вытянул следующую карту из колоды. Это была трефовая шестерка. Чтобы никто не увидел моих суженных зрачков, я опустил глаза. У меня каре, четыре шестерки. За каменной упаковкой скрывался праздник. Я ели сдерживал себя. Надо было на что-то отвлечься. Медитация вот хорошая вещь. Надо оказаться в лесу. Только природа могла успокоить мой организм. Я принялся доставать из своей памяти представления о парках. Потихоньку напряжения спало. Туз подозрительно смотрел на меня, но вряд ли он что-то увидел.
-Мы люди азартные, хорошего нам мало, поэтому подавай самое лучшее, — Туз процитировал Лэма,и снова достал из колоды еще одну свободную карту.
На этот раз пиковый туз. Еще один игрок сбросил карты. Туз поднял банк на двадцать пять тысяч. Мне уже было плевать, на ставку. Игра меня вскружила, и я по глупости поставил половину своего банка. Около ста тысяч. Неожиданная ставка заставила призадуматься противников.
-Я смотрю, вы просто спешите расстаться со своими деньгами? – съязвил Туз.
-Нет, просто хочу побольше выиграть, — моментально ответил я.
-Пас! – прорычал четвертый игрок и сбросил карты. Он был не в состояние перебить мою ставку.
-Что ж, мы остались вдвоем, — сказал туз и снял с колоды четвертую карту.
Семерка бубновая — она никому не делала погоды. Я это понял по отрешенному выражению лица Туза. Он проигнорировал карту, размял шею.
-Вы верите в Бога? – неожиданно спросил Туз и пять фишек номиналом в двадцать пять тысяч упали на кон.
Он хочет узнать мои карты, но такие тупые вопросы ему не помогут. Надо копать глубже. Может тема Бога для кого-то и щепетильная, но не для меня.
-Я не верю в него, но убежден, что Бог не играет в кости, — хладнокровно ответил я и поставил на кон сто сорок тысяч.
-Ха, ха, ха, — засмеялся Туз, — Пусть верит в Бога тот, кто выиграл в лотерею.
-Именно, — улыбнулся я.
Присутствующие в комнате были заворожены игрой. Вышибалы нервно курили. Вкус дорогого табака летал в помещение. Кто-то стоял в сторонке и переговаривался. Все мои чувства настолько напряжены, что я слышал, как ворчит в желудке у комара. Туз внимательно посмотрел на меня. Его большой палец приподнял колоду, указательный ощупывал ребра. Колода была меченой. Он хотел меня опрокинуть. Но как? Он же не знает моих карт. Туз ловко совершил вольт, и нужная карта оказалась сверху. Он что думает, что я не заметил? Туз перевернул карту и положил в ряд с вольтом, шестеркой, тузом и семеркой пиковую даму. Его глаза заблестели восторгом. Он смело сжал своими руками охапку фишек и пошел ва-банк. Триста тысяч включились в игру:
-Кто не играет, тот не выиграет.
Почему-то я только сейчас понял, с какими опасными людьми затеял игру. Нравиться мне это или нет, но за покерным столом проявляется вся сущность человека. Мне надо срочно уличить Туза в обмане. Но это опасно, меня, скорее всего, пристрелят. Или сейчас или никогда. Его маленькие глазенки бегали в разные стороны. Почему он так уверен в своей победе? Может он подумал, что я блефую? Мозг противоречил сам себе, одна половина заставляла играть, другая остановиться. Надо было сказать своим друзьям, куда я отправился. Если бы я знал, что они сейчас рядом, я бы смело разоблачил обман. До сих пор не могу понять, почему никому ничего не сказал. Как только получил от Туза приглашение на игру, заложил квартиру и прямиком сюда. А самое интересное, что при таких хороших картах как у меня я не могу сравнять ставку:
-У меня нет столько денег.
-Сколько не хватает? – спросил Туз
-Пятьсот тысяч, — прямо сказал я.
-Да-с, сумма не маленькая. Но у меня к тебе есть предложение. Ты хочешь продолжить игру? – он внимательно посмотрел мне в глаза.
Вот этот вопрос, которым Мефистофель искусил Фауста. Обмануть Дьявола не грешно. Но как? Если он мухлюет.
-Да! – я не смог с собой совладать.
-Ты умный парень и прекрасно понимаешь, чтобы выжить, мы должны быть готовы умереть. Я предлагаю тебе сыграть в жизнь. И посмотрим, выберет она тебя или нет, — Туз мастак задвигать сладкие речи.
-Что ты предлагаешь? – спросил я.
-Я предлагаю тебе сыграть на твою жизнь, — Туз достал из-под стола револьвер, переломил дуло, при повороте барабана, звездчатый эскалатор выбросил патроны. Они рассыпались по столу.
Мое очко стало напоминать о себе, постукивая под задницей. Чем дальше, тем страшнее. Подпольный покер у него нет рамок и границ. Это бездонная пропасть, которая имеет свойство расти. Это мешок обманов, который надрывает тебе спину. Играя с опасными людьми, умей вовремя остановиться, ибо кто уклоняется от игры, не проиграет, а только набьет себе цену.
-Знаешь, за что я люблю револьвер? — запел Туз. — Он по технике исполнения грубее пистолетов, не засоряется, не заклинивает. Отсутствие компрессии в нем, это его плюс. Ты чувствуешь отдачу. Ты чувствуешь, как он живет, как дышит.
Он поднял со стола один патрон и вставил в барабан. Совместил зарядную камору со стволом. Легким и изящным движением крутанул барабан. Зрители переглядывались между собой. Весь диалог проходил в полной тишине.
-Согласен, — это сказал не я, это вымолвила алчная часть моей души, которая надеется наудачу. Самое страшное, что со мной происходит, я превращаюсь в оптимиста, при трезвом взгляде на ситуацию.
-Ты не услышал правил, а уже согласен. Отчаянный ты парень, — засмеялся Туз. – Подвинь свою кучку фишек в банк и придави их своей жизнью, и начнем играть.
Я так и поступил. Ставки были сделаны. Но сомнения, на которые я не имел право, терзали душу. Я переворачивал карты машинально. Шестерка червей, шестерка бубен, шестерка пик. Из свободных карт мне улыбалась шестерка треф.
-Каре! – выстрелил я.
-Три шестерки, — улыбнулся Туз, но он не был испуган моей комбинацией. – Походу заодно с тобой сам Дьявол.
Пальцы Туза прилипли к картам. Он перевернул первую. Восьмерка треф. Я быстро все прокрутил в голове. Восьмерка вообще никак не влияла на ситуацию. Неужели он блефовал. Я обрадовался раньше времени. Следующая карта ударила меня в грудь, я стал задыхаться. Давление стучало в висках. Сердце вырывалось из груди. Пиковая десятка показала свое лицо. Глаза Туза молниеносно впились в меня и перекрыли кислород. Я запаниковал, открытые карты плавно перетекали в королевский флэш. Самую сильную комбинацию, которая состояла из туза, короля, дамы, валета и десятки. А что я думал, весь этот цирк просто так? Вся одежда от волнения мгновенно промокла. Туз перевернул последнюю карту, земля ушла из-под ног. Я почувствовал, как сознание меня покидает. Пиковый король, разрубил надежду на выигрыш. Я понял, что в жизни человек не побежден, даже, если он идет ва-банк. Ты не можешь сбрасывать его со счетов до тех пор, пока не открыта последняя карта. Как же был прав Доли Бронсон.
-Или заодно со мной! – засмеялся Туз, его глаза ликовали.
Теперь я точно был уверен, если бы он сел играть за стол со своей Бабушкой, то обдурил и ее. Мне плохо как никогда. Я уже умер, но смерть за мной еще не пришла.
-Карточный долг, долг чести, — сказал Туз и запустил револьвер в вальс на столе. Дуло сделало выбор на мне.
Один из подручных Туза, вцепился мне в шею. Его пистолет довил на висок. Про какой долг, он говорит, когда перетасовывает карты в свою пользу. Мой взгляд остановился на револьвере.
-Давай мой мальчик, покажи нам, что ты скрываешь от нас в голове, — засмеялся Туз пуще прежнего. Зрители и его прислуга заржали по команде повелителя.
У шакалов нет своего мнения, у них есть только хозяин, которому они целуют ноги. Я поднял револьвер. Внимательно посмотрел на Туза.
-Только без глупостей, — нахмурил брови Туз, теперь он боялся меня. Потому что нет страшнее человека, которому нечего терять.
Как хотелось увидеть своих друзей. Они бы точно помогли мне разобраться во всем. Интересно, чем сейчас они заняты? Зрители этого маленького паршивого театра, ждали развязки действия. Они пришли на трагедию. Если бы было все честно, я бы с гордо поднятой головой принял пулю. Туз по любому отправиться со мной. Интересно, я успею навести на него дуло и пролистать все каморы, до той, в которую заряжен патрон? Или меня пристрелят? В любом случае плевать, меня ждет один расклад – смерть. Дуло револьвера коснулось виска.
-Королевский флэш – это убийственная штука, — кончики моих губ приподнялись, безудержный взгляд сконцентрировался на Тузе. – Она может убить даже своего обладателя, — выпалил я, и рука выбросила револьвер в сторону шулера. Палец надавил на курок. Игла воткнулась в капсюль. Первая камора оказалась с патроном. Механизм сработал. Заряд вылетел из дула и настиг цель. Пуля выбила мозги своего хозяина. Туз вместе со стулом упал на пол. В эту секунду все скривили лица. Громила, который давно уже должен всадить в меня девять грамм, обернулся на шум. Дверь в игральный зал была выбита. Я принялся встретить смерть. Выстрел оглушил меня, но я не почувствовал боли. Это был выстрел не пистолета, чего-то крупнее. Окровавленная туша громилы рухнула на стол. В комнату ворвалось облако пороха.
-Всем лежать! – донесся крик сзади. Шакалы послушно попадали на пол.
О боже, знакомый голос. Влад — мой верный друг подбежал ко мне, в левой руке он держал обрез. Остальные мои приятели удерживали на мушке участников банкета. Влад, что-то мне говорил, но я ничего не понимал. Я был счастлив. Я не знал, как они меня нашли, просто верил в них.
Я понял одно: в какой бы ты самой большой заднице не был, из нее можно выйти победителем. Не надейся на удачу, надейся на холодный расчет.

Игрок: 1 комментарий

  1. Я бы сделала концовочку с точностью до наоборот: не надейся на холодный расчет,надейся на удачу в таком деле.. Ибо случайность — псевдоним Бога на земле. Бог — не игрок, он наблюдатель. Для одних риск — работа, для других — смысл жизни. С Достоевским сравнивать не стоит, но мне понравилось как вы написали:есть психологизм,интрига, некий драматизм. Опять же хэппи энд…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)