Противоречия.

Современная философия, отбросив категорию «воскрешение из мертвых», как мистическое представление далеких предков, но, сохранив при этом категорию «Я», как одно из фундаментальных положений, стала логически противоречивой. Почему-то современные философы не видят противоречия там, где этим противоречием мучались, пытались его разрешить и, наконец, разрешили наши далекие предки, введя категорию «воскрешение из мертвых». То, что воскрешение из мертвых будет реализовано единовременно в день Страшного суда, принципиального значения не имеет.

Поразительно! Люди, незнакомые с диалектикой Гегеля, сумели создать логически непротиворечивую концепцию жизни и смерти человека. Но еще более поразительно, что современные европейские философы не видят противоречия в, разработанной ими, парадигме жизни и смерти человека. Сохранить категорию «Я» (как нерасторжимое единство духа и тела, и связать это единство с космосом, определяемым хоть в форме мирового разума, хоть в форме божественной сущности, но, отбросив при этом категорию «воскрешение из мертвых») не представляется возможным. И даже марксизм, полностью отбросивший весь потусторонний мир вместе с бессмертной душой и мировым разумом, не лишен противоречия, правда, противоречия иного характера.

Итак, христианство, учитывая факт неотвратимости смерти биологического тела, реализацию бессмертия «Я» (связи биологической сущности человека и его духовной сущности) видит в акте воскрешения из мертвых. Воскрешение из мертвых представляется в виде одномоментного акта при Втором Пришествии Христа в форме Страшного суда. Во время Страшного суда должно произойти воссоединение души с телом, которое и приведет праведника к бессмертию. Так как бессмертие получат только праведники, то человеку имеет прямой смысл при жизни стараться вести праведный образ жизни. При наличие Страшного суда, как реально существующего акта, концепция бессмертия предстает перед нами логически непротиворечивой. Однако стоит из нее убрать акт воскрешения из мертвых и неразрывная связь души и тела, т.е. философская категория «Я» исчезает. Бессмертная душа не может составлять единство со смертным исчезающим телом. Европейская философия, отказавшись от воскрешения из мертвых, но, сохранив при этом «Я», как частицу мирового разума, лишилась христианской непротиворечивости.
Несмотря на массу научных терминов, введенных в европейскую философию, по сути дела она так и осталась христианской философией, но лишенной ее логической непротиворечивости. Например, чем научное понятие «мировой разум», используемое и современными философами, отличается от религиозного понятия «Бог»? Что нужно понимать под мировым разумом? Если мировой разум – это всего лишь совокупность знания, выработанного человечеством, не имеющего в мире какой-либо материалистической основы, т.е. представляющую собой гипотетическую сущность, то мы приходим к марксизму в чистом виде. Если же мировой разум представляется в виде реальной сущности, которая, обладая определенной материалистической формой, включает в себя, в том числе, и разум каждого отдельно взятого человека, то предполагается по умолчанию, что после смерти человека его разум вливается в мировой разум. И что же мы получаем? Ни что иное, как потусторонний христианский мир, обитель душ умерших, только еще ожидающих Судного дня.

Таким образом, европейская философия, позаимствовав в христианской философии фундаментальные понятия, изменив лишь терминологию, но, отбросив при этом категорию «воскрешение из мертвых», потеряла христианскую логическую непротиворечивость. Была разорвана посмертная связь между духовной сущностью человека и его биологической сущностью. С мировым разумом может слиться лишь духовная сущность человека. Не есть ли научная философия шаг назад по сравнению с христианской философией?

По сути дела, сохраняя потусторонний мир в форме мирового разума, европейская философия сохранила связь «Я» с потусторонним миром. С другой стороны, признав смерть биологического тела окончательной, не поддающейся воскрешению, европейская философия наградила возможным бессмертием лишь духовную составляющую «Я», т.е. часть «Я». Предположим, что в процессе реанимации врачам удалось вернуть к жизни лишь одну из половин головного мозга человека. Можно ли считать подобное деяние восстановлением личности в полном объеме? Нет, нельзя. В этом и заключается противоречивость европейской философии. У людей, создававших Библию более двух тысяч лет тому назад, с логикой, было все в порядке.

Может быть, марксизм лишен какого бы то ни было противоречия, и действительно является последним словом в европейской философии? Марксизм, отбросив категорию «воскрешение из мертвых» и весь потусторонний мир, казалось бы, одним махом разрешил противоречие между стремлением человека, как единой личности, к бессмертию и неотвратимости смерти его биологического тела. Да, говорят марксисты, человек смертен – это горькая и неизбежная реальность. Человек умирает весь без остатка. Ни души, ни какой-либо иной сущности после смерти человека не сохраняется. И, тем не менее, человек может обрести бессмертие, реализуясь в творчестве. Творческая личность, исчезая, как биологическая система, остается в памяти человеческого общества. Все, что сотворил человек за свою жизнь, все остается людям. Человек должен стремиться к творческой и, как следствие, к праведной жизни, чтобы память о нем человечество сохранило навсегда. Если в христианстве к праведной жизни человека подталкивает страх (иначе невозможно обрести бессмертие), то в марксизме — совесть (в противном случае человек будет очень быстро забыт). Перед прагматиком встает естественный вопрос: если я полностью исчезну, то какая мне разница кто и что обо мне подумает.

Согласитесь, что страх, как средство, призывающее человека вести праведный образ жизни, оказывает гораздо большее воздействие, чем обращение к его совести. Это — одна из причин, в результате которой христианство существует до сих пор, а марксизм, внедренный в России как религия, исчез. Однако марксизм не только недостаточно действенен, как одно из религиозных видений мира, но еще логически противоречив, как одно из научных направлений. Разрешив логическое противоречие идеалистической философии, марксизм тут же породил новое логическое противоречие. Отбросив потусторонний мир, замыкая человеческое общество само на себя, марксизм неминуемо подводит нас к мысли, во-первых, что человеческое общество самодостаточно, во-вторых, как следствие, что мыслящая субстанция в форме Homo sapiens, зародившаяся на Земле, — уникальное явление, никак не связанное с окружающим космическим пространством. Так ли это в действительности? Может ли человечество, по крайней мере, сохранить свой интеллектуальный потенциал, не говоря уже о его зарождении, не будучи как-то связанным с ближайшим космосом?

Противоречия.: 3 комментария

  1. @ Алекс Сергеев:
    Безусловно, сможет и сохраняет, но только ли сохранение идет исключительно по линии книгопечатания и современный интернет?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)