Ложь и Бог

В предыдущей статье я коснулся темы, о которой наука нам ничего поведать не может. Современные философы даже не знают, судя по публикациям в печати массовой информации, с какого бока к ней подступиться, да и не пытаются. Если мы что-то и знаем о Боге, то исключительно из религиозных источников.
Так, что же такое Бог?

Прежде всего необходимо отметить, что нельзя поставить вопрос: «Кто такой Бог?». С вопросительным словом «кто» мы обращаемся к живым одушевленным предметам, т.е. к биологическим системам. Понятно, что Бог не может быть биологической системой. Даже если Бог и живой, он не может быть одушевленным. Поскольку, например, христианство утверждает, что Бог существует (определим это утверждение в качестве постулата), то можно сделать вывод, что в природе могут существовать системы живые, но неодушевленные, не биологические. И так как, мы не можем оказать какое-либо действие на ту сущность, которая для нас является Богом, следовательно, мы можем воспринимать Бога исключительно, как явление природы, независящее от воли человека.
Итак, Бог – это явление природы. Следовательно, при обращении к Богу на русском языке нужно бы применить местоимение «Оно», но поскольку в Библии при переводе применено местоимение «Он», то, наверное, есть смысл оставить все, как есть. К тому же, при обращении к Богу с местоимением «Он», мы как бы сразу выделяем из всей массы явлений природы божественную сущность.

Обычно мысли о Боге приходят к человеку, когда он стоит, как говорится, одной ногой в могиле. Почему, когда человек полон сил, пышет здоровьем и счастлив, он ведет себя так, словно познал тайну бессмертия? Вот и очень известный философ Лев Аннинский в одной из статей, опубликованной в «ЛГ», призывает:

«Смертно всё. Нет бессмертия.
Но жить надо так, как будто оно есть».

Хорошо жить так, как призывает уважаемый философ, повторимся, когда ты здоров и полон сил. А что делать немощным и больным? Или г.Аннинский предлагает их не замечать, а то и просто их… Нет, нет, конечно, у меня и мысли такой нет.

Думается, каждый по себе или на примере ближайших родственников знает, что стоит только где-то чему-то серьезно кольнуть, как моментально приходят мысли о смерти. Почему в сознании человека мысли о Боге и смерти ходят рука об руку? Поразительно то, что человек, проживший всю свою жизнь во лжи, у края черты вдруг становится предельно искренним. Страх, непонятно откуда взявшийся, охватывает и буквально выворачивает человека наизнанку, точно из него, помимо его воли, начинает изливаться гниль, скопившаяся за всю его безбожную жизнь. Невольно приходит ощущение, что все дерьмо,
которое человек аккуратно складывал в закрома своей души в течение всей жизни, должно остаться в нашем мире, ощущение, что присутствуешь при акте самоочищения души при переходе ее на тот свет. Напршивается вывод, что лживые люди своими поганными мыслями и действиями засоряют наш мир. В этом плане очень показательна статья не теоретика, практика: врача «Скорой помощи» Георгия Егорова, опубликованная в «Литературной Газете» за № 11 от 18-24 марта 2009г.

Г. Егоров рассказывает о том, что практически все, умершие у него на руках люди, проявляли «истерику последней минуты», испытывая жуткий страх. В истерике бьются как атеисты, так и те, стены которых увешаны иконами. Это говорит лишь о том, что мало сказать себе: «Я верую». Что-то нужно еще для того, чтобы человек действительно стал верующим.
И только один случай не может забыть Г. Егоров, когда он присутствовал при кончине пожилого священника.

«Объективные данные говорили о кардиогенном шоке. Давление крайне низкое. Больной был бледен, с холодным липким потом, сильнейшими болями. При этом внешне не только спокоен, а АБСОЛЮТНО спокоен и невозмутим».

Ложь и Бог: 2 комментария

  1. vasklav — весьма философский труд. Учитывая, что я слегка знакома с учениями в области концессий, пыталась найти изъян или ошибку, ясное дело, не грамматическую. И не нашла.
    Но тем ни менее у меня на этот счет имеется свое сугубо личное мнение.
    …-И люди светские, и те, что считали себя верующими, в минуту смерти, когда уже не могли лгать ни себе, ни окружающим, вели себя одинаково: единственное чувство, которое полностью овладевало ими, был животный страх. Это может свидетельствовать лишь о том, что источник истинной веры, нисходящей на человека, находится вне психики человека и не зависит от его воли…
    В данном случае, не считаете ли Вы, что этот самый — животный страх, порождение самой веры еще со времен Адама и Евы? Страх изначально закладывался в психику человеческого разума. Страх. «Не вкуси». Иначе кара Господняя постигнет тебя. Вкусили — и были изгнаны из Рая. Падение Вавилонской Башни и распад общества на разные языковые группы, и разные религиозные концессии. Библия, несла в себе сведения о том, что тот, кто будет грешен – «гореть ему в гиене огненной». Возможно, это утверждение веками проповедуемое церковью и стало генетическим фактором страха при переходе человека в иной мир. Так же в библии в притче о Магдалене говорится. «Кто из вас безгрешен – бросьте в неё камень первым». Отсюда и второй вывод, что изначально так же закладывалось утверждение о том, что безгрешных людей не существует. Значит уходящих в мир иной ждет ни, что иное , как Гиена огненная
    Философских учений множество, и направлений научных в изучении данного вопроса множество — но Кто прав? Этого не знает пока никто.
    С уважением Надежда.

  2. Уважаемая Надежда, животный страх не может быть порождением веры. Страх первобытного человека перед силами природы выдумали атеисты, дабы как-то обосновать свое «научное» видение окружающей нас действительности. Вера, наоборот дает человеку силы противостоять несчастьям, вдруг свалившимся на его голову. Вера не обязательно связана с верой в Бога, но непременно возникает в результате воздействия на человека определенного вида энергии, которую Гумилев назвал пассионарностью. Пассионарность как характеристика поведения в определении Гумилева представляется следующим образом.
    «Пассионарность – это характеристическая доминанта, необратимое внутреннее стремление (осознанное или, чаще, неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели (часто иллюзорной). Заметим, что цель эта представляется пассионарной особи иногда ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни и счастья современников и соплеменников».
    В подтверждение этой характеристики пассионария хочется привести один эпизод из книги Гумилева.
    «Случилось, например, в Галлии восстание багаудов (так называли повстанцев, боровшихся против римских латифундиалов), и надо было послать хорошие войска на подавление этого восстания. Восстание было не христианским по существу, но какая-то часть этих багаудов или их вождей были христиане. А может быть, и не были, а про них только слух прошел, что они христиане, которые убивают своих помещиков-язычников, что они действительно и делали. В 268 г. против них направили для подавления один из самых лучших и дисциплинированных легионов империи – десятый фиванский легион. Те приехали в Галлию и вдруг узнают, что их посылают против единоверцев. Они отказались.
    Восстания в римской армии в то время были постоянно, легионы восставали запросто, а в легионе 40 тысяч человек вместе с обслугой. Но эти не восстали! Просто 40 тысяч человек отказались подчиниться начальству, и они знали, что за это полагается казнь через десятого – децимация. Они положили копья, мечи и сказали: «Воевать не будем!» Ну что ж? Через десятого – выйди, выйди, выйди… и отрубают голову. «Пойдете воевать?» – «Не пойдем!» Еще раз через десятого… и еще раз! Весь легион без сопротивления дал себя перебить. Они сохранили воинскую присягу, они дали слово не изменять и сдержали слово, но не пошли против своей совести. Совесть для них была выше долга. Есть такой церковный праздник «Сорок тысяч мучеников» – это в память о десятом фиванском легионе». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 103).
    С уважением, Александр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)