Идеология и культура (продолжение).

Вспомним, что позднеантичное искусство далеко отошло от своих классических греческих основ. Оно впитало элементы искусства Египта, Сирии, Ирана и представляло собой сложный сплав. Оно испытало воздействие восточных культов и мистических учений. И, тем не менее, византиец обращался к этому искусству, как к своему собственному. Если для эллина, пропитанного идеями Александра Македонского, подобное было немыслимо, то для византийца восприятие этого сплава идей эллинизма с иноземными формами стало нормой. Эллинизм, будучи для эллина идеологией, для византийца выродился в культуру. С падением пассионарности в этносе усмиряется буйная страсть идеологии, вырождаясь в спокойную привязанность культуры. И если учесть, что идеология является неотъемлемой частью религии, то напрашивается вывод, что идеология характеризует религию данного этноса в период ее становления, характеризует период молодости этноса, а культура – период зрелости. Религия, со временем утрачивая воздействие на людей в форме идеологии (веры), еще долго продолжает объединять их в форме культуры (ностальгии по героическому прошлому).

Т.о. не религия в форме духовной составляющей общества входит в культуру, как это принято считать, а культура есть неотъемлемая часть религии. Собственно культура и есть религия, характеризующая тот период, когда идеология уже выгорела в героических деяниях этноса. Культура вырастает из религии, но никак не наоборот. Европейская культура, где практически каждый штрих указывает на родство с католицизмом, — яркий тому пример.

В связи с этим может возникнуть вопрос: «А как же относиться к советской культуре? Ведь в советское время религиозная тематика была под строжайшим запретом».

Во-первых, как это не покажется странным, но советской культуры никогда не существовало. Лишь сейчас начинают вырисовываться ее контуры. Все, что было создано при советской власти, является не чем иным, как идеологией. Искусство и литература, политика и мораль — все было направлено на возвеличивание советского образа жизни, на создание советской идеологии.

Во-вторых, на религию нужно взглянуть несколько шире. К сожалению, мы до сих пор не можем дать определение понятию «религия». В предыдущей статье мы пришли к логическому умозаключению, что в нашем мире имеет место субстанция, которую принято определять, как божественная сущность. Далее мы предположили, что проявление божественной сущности происходит посредством воздействия особого вида энергии (пассионарности) на психику человека. Как показала теория Гумилева, всегда в человеке просыпается стремление познать божественную сущность в результате взрыва этногенеза, когда на нарождающийся этнос в изобилии проливается пассионарность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)