Конец света

Он поднимался на гору. Хотя он знал, что подъём на гору не имеет никакого смысла, потому что, кроме горы, ничего не было. Не было ничего уже давно. И за подъёмом неизбежно следовал спуск.

            Ночь и день в последнее время менялись хаотически. Почему в последнее время? Да и было ли время в том, что осталось от мира? Не осталось, наверное, ничего, кроме горы и него.

            Попытки выйти за пределы горы приводили лишь к натыканию на невидимую грань мира, которой раньше не было. Хотя, возможно, она была всегда и лишь с недавнего времени стала настолько реальна, чтобы быть доступной для его восприятия.

            Он знал, что случилось и почему всё вокруг так изменилось. А случилось то, что многие предрекали и что неминуемо должно было случиться. Было второе пришествие, и спасся, похоже, лишь он один. Когда ревел вихрь и божественные силы разметали мир, он в ужасе закрыл глаза, а когда очнулся, увидел, что ничего уже не было.

            Этот мир, несправедливый и неправедный, был уничтожен Всевышним, и, похоже, лишь его одного Господь посчитал достаточно чистым, чтобы жить в новом мире.

            Но нового мира ещё не было, и он не был создан. А старый был разрушен. И поэтому сейчас он существовал нигде. Всевышний создавал в отдельных участках крохотного мира пищу, чтобы он мог прокормиться. С неба светили лучи, и ему было тепло.

            Но что делать, когда ты один и нет ничего, кроме тебя? За что именно он был избран для жизни в новом мире? И долго ли ждать создания нового мира?

            Всё-таки чем же он был лучше других? Но он не хотел уже об этом думать. Стоило ли думать, когда других уже не было.

            То есть вообще, конечно, думать стоило. Потому что ничего больше не оставалось.

            На вершине горы он нашёл пищу и равнодушно съел её, после чего лёг и заснул.

            Когда он проснулся, было уже темно. Была ночь – или, точнее, то, что в прежнем мире называлось ночью, а как его следовало называть в этом, невозможно было узнать. То есть можно было бы, конечно, пользоваться словами «ночь» и «день», но ночь и день следовали строго друг за другом и длились всегда определённое количество времени, тут же «ночь» сменялась «днём», когда ей вздумается, а иногда было и вообще что-то непонятное, какое – то промежуточное состояние. Да и вообще ночь и день были словами того мира, а здесь Всевышний даст происходящим явлениям и процессам другие названия, если на то будет Его воля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)