Запретная зона.

— Ты не должна этого делать, понимаешь, не должна! Это не приведёт ни к чему хорошему, наоборот, все твои бесплодные усилия и твои горячечные действия, могут обернуться плачевным результатом. Ты что, остаток своих дней хочешь провести в психушке? Мало за всю свою жизнь тебе перепало страданий? А с ним ты мало намучалась? Ведь он что хотел, то и делал! На все твои слова ему было глубоко наплевать! Ты сама не однажды говорила, что устала от него. И я тебя отлично понимаю. Ты пахала всю жизнь от зари до заката, лезла вон из кожи, чтобы твоему мальчику хорошо жилось, и чтобы он ни в чём не нуждался. А чем он тебя благодарил? Тем, что повышал на тебя голос? Или может быть тем, что уходил на ночь глядя, а возвращался под утро? А ты не один раз просыпалась среди ночи, чтобы позвонить ему на сотовый, и узнать, как он там. А утром, не выспавшись, бежала на работу, чтобы до позднего вечера ворочать отсчёты. Ты делала ошибки в отсчётах, и снова начинались переживания. И этому не было конца. И уходя на свои всенощные гулянки он постоянно просил денег, да не малых, а половину твоего дневного заработка.

Тамара стояла у открытого окна, а за окном были сумерки. И в этих сумерках по  ночному городу хлестал холодный весенний дождь. Ранняя весна в этих местах не радовала красками. Земля была покрыта снежной наледью, которую постепенно смоют частые проливные дожди. А зелень начнёт пробиваться только к середине мая. А сейчас был дождь, и была тоска, такая же холодная, пронизывающая насквозь и леденящая сердце. Тамара смотрела в окно на дождь. Это было намного легче, чем видеть подругу, клубочком свернувшуюся на диване. Надежда за последние полгода постарела лет на десять. Её волосы стали полностью седыми.  И страшно было смотреть в её глаза, полные безысходности и страдания, глаза, которые казалось, выплакали все свои слёзы, и от этого поблекли, стали тусклыми.

— Это я во всём виновата, только я одна. – Надежда села на диване, поджав ноги. Смотрела не на Тамару, а куда то в угол комнаты, но на самом деле взгляд был устремлён в прошлое, в воспоминания. – Ты была права, не надо было привозить его в этот город. Я сделала большую ошибку. Помнишь, какой он был, когда я его привезла. Тихий, стеснительный и совсем домашний. А через два года его словно подменили. Он стал чужим, грубым, постоянно срывался на крик. Появились друзья, а затем новые друзья и он стал пропадать ночами.  А мне было некогда, надо было работать. И я ничего не успела ему привить, потому что когда я приходила с работы, он уходил на всю ночь.

Запретная зона.: 2 комментария

  1. Не дочитал, извините, спать пойду, но — понравилось)Приду звавтра.С уважением.Ворс. Собеседница.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)